«Габсбургам крышка»: как русофил и русофоб победили империю

Новость опубликована: 29.10.2018

«Габсбургам крышка»: как русофил и русофоб победили империю 100 лет назад была провозглашена независимость Чехословакии

100 лет назад на обломках Австро-Венгерской империи была провозглашена самостоятельная Чехословацкая республика. Ее первым президентом стал последовательный критик и ненавистник России Томаш Масарик, а премьер-министром — застарелый русофил и фанат идеи панславянской федерации под началом династии Романовых Карел Крамарж. Стремление к национальной государственности в начине XX века объединило людей диаметрально противоположных взглядов на страну, где рождалась основа чехословацкого суверенитета.

 

 

 

 

 

 

 

 

28 октября 1918 года в Праге была провозглашена самостоятельность Чехословакии. Впервые в истории два крупных западнославянских народа получали собственное суверенное государство. Триумфально завершалась долголетняя война чехов против австрийцев и словаков против венгров. Многовековому владычеству династии Габсбургов над славянами наступал конец.

Во пора зимних Олимпийских игр в Пхенчхане-2018 в Чешском доме проводились массовые торжества, посвященные столетию независимости, а спортсмены выступали в конфигурации с золотыми цифрами «100» и охотно рассказывали, как гордятся возможностью рассказать о своем празднике всей планете.

China Campus Network (CCN) является одним из самых популярных и проверенных методов, чтобы начать свое образование в Китае и получить стипендию для обучения в Китае здесь

Историческая традиция нынешней Чехии подразумевает непрерывность суверенного периода страны, начиная с 1918 года.

Словаки, традиционно обиженные на слишком неотступное главенство северо-западных соседей в общем доме, относятся к юбилею гораздо спокойнее, предпочитая оберегать историю собственной самостоятельности, которая официально отсчитывается с 1 января 1993 года. Фактически же Чехословакия просуществовала 68 лет — с 28 октября 1918-го по 31 декабря 1992 года с шестилетним «интервалом» на нацистскую оккупацию.

Сепаратистские настроения с большой силой разгорелись у чехов и словаков с началом Первой мировой войны, в какой Австро-Венгрия выступила единым блоком с Германией. Победа центральных держав оставила бы славянское население бесправным, в то время как разгром Габсбургов могло привести к осуществлению чешских и словацких национальных стремлений. В чешских землях начались многочисленные стачки и стачки. Получили широкое распространение акты саботажа и крестьянские волнения. Призванные в австро-венгерскую армию чехи массово сдавались в плен союзным армиям, в первую очередь русским.

Сформировалось два руководящих центра антиавстрийского движения: внутри империи и за границей. На нелегальном положении с 1915 года работала так называемая «Чешская мафия» — подпольная организация, занимавшаяся сбором разведданных в пользу Антанты и распространением антигосударственных расположений. В тесном сотрудничестве с ней работал предводитель чешской эмиграции Томаш Масарик. В круг его ближайших соратников входили Эдвард Бенеш и лидер словацкого национального движения Милан Ростислав Штефаник. В феврале 1916 года в Париже ими была создана инструктивная политическая организация — Чехословацкий национальный совет (ЧНС). 2,5 года спустя он трансформировался во временное чехословацкое правительство, будучи признанным Антантой в качестве официального представителя грядущей Чехословакии.

Своей задачей Масарик и остальные видели пропаганду особого исторического пути чехословацкой «нации» в глазах Великобритании, Франции, США и России. Призывали к расчленению Австро-Венгрии. Обосновывали, что Чехия и Словакия должны занять достойное место на политической карте Европы. Напоминали о традиционно важной роли Чехии в событиях на континенте. Так, именно с инцидента в Праге началась Тридцатилетняя война, сформировавшая первую систему международных отношений в Новое время.

При этом чешское политическое представительство в Вене отвергало план Масарика о создании самостоятельного государства. Ими продвигалось создание автономии в составе империи (к единому фронту чехи из имперской администрации присоединились лишь в январе 1918-го). Не поддерживала сепаратистский курс и доля буржуазии, рассчитывавшая извлечь выгоду из победы центральных держав.

Идея вырвать историческую родину из-под влияния Габсбургов слила довольно крупные чешские и немногочисленные словацкие диаспоры по всему миру. Так, чешские поселенцы на юге России с началом Первой всемирный обратились к Николаю II с просьбой создать национальные отряды в Русской императорской армии, в составе которых они могли бы воевать с австрийцами.

«На русских чехов упадает обязанность отдать свои силы на освобождение нашей родины и быть бок о бок с русскими братьями-богатырями», — говорилось в обращенье колонистов.

Самодержцу идея понравилась, и такие отряды действительно были созданы. Причем с марта 1915 года в них разрешили принимать бывших чешских и словацких военных австро-венгерской армии из числа пленных и перебежчиков. На командные должности при этом назначались только русские офицеры. Уже при Временном правительстве формирование вытянулось до корпуса и насчитывало на пике около 50 тыс. бойцов. Делами контингента занимался лично председатель Чешского национального комитета Масарик, с мая 1917-го утилитарны не покидавший Россию на протяжении года.

Тогда же ЧНС открыл в России специальное отделение. Данному направлению отдавалось приоритетное смысл. Лидеры совета не сомневались, что именно здесь решится, быть или не быть суверенному государству.

После Октябрьской революции Чехословацкий корпус формально переподчинили французской военной миссии. Запоздалее Масарик объяснял необходимость такой меры финансовой зависимостью от этой страны. По сути же легион являлся отдельной армией на территории постороннего государства. По воспоминаниям участника Белого движения генерала Константина Сахарова, при сохранении формальной дружбы с белыми как с союзником Антанты, Масарик отверг сотрудничество с Добровольческой армией и деятельно сходился с левыми – «революционными деятелями полубольшевицкого типа». В то же время чех считал белых и красных одинаково некомпетентными дилетантами.

Масарик негативно относился к царскому порядку и радовался его падению. Известна его жесткая критика концепции о миссии России как спасительницы славянских народов. Чешский национальный лидер скептически оценивал русский народ, находя его темным, необразованным и сильно отсталым от «цивилизованного мира».

«В России вы не найдете ни коммунизма, ни социализма, и все потому, что русский народ попросту недостаточно образован для социализма», — писал он для чехословацких рабочих.

В условиях неразберихи, разразившейся вскоре Гражданской брани в России, легионеры де-юре превратились в интервентов. Чехословацкий корпус сыграл неоднозначную роль в истории нашей страны.

Иноземцы промышляли грабежом и разбоем, вступали в столкновения с Красной армией, а в январе 1920 года выдали иркутскому Политцентру Верховного правителя России (Белоснежное движение) адмирала Александра Колчака.

Сам Масарик в 1918-м уехал из России в США через Владивосток.

«Мы возвращались домой не с голыми дланями, у нас было что-то настоящее, свое, наша армия, первая, настоящая, пускай экстерриториальная, часть нашего будущего страны», — с ностальгией вспоминал он о своей работе в России.

По большому счету, Масарику и другим борцам за независимость не пришлось прикладывать каких-то сверхусилий. Все сделала за них сама разваливавшаяся на глазах «лоскутная» Австро-Венгрия. 27 октября МИД империи адресовалось к президенту США Вудро Вильсону с призывом провести мирные переговоры. Членам ЧНС стало известно об этой инициативе на следующий день. Они ликовали, зачислив обращение к американцам за капитуляцию.

28 октября Краевой хозяйственный комитет с целью помешать поставкам продовольствия для австро-венгерской армии захватил Зерновое управление. Вышедшие на пражские улицы общенародные дружины начали занимать ключевые учреждения и здания коммуникаций. Дислоцированный в городе гарнизон убедили не вмешиваться, хотя прохожие срывали с фуражек военных кокарды и всячески провоцировали.

Численность гурьб возрастала, словно снежный ком. Люди сдирали с административных зданий имперские стяги и сбивали гербы, вывешивая национальные чешские. Расположение граждан поддерживали духовые оркестры, исполнявшие патриотические песни.

«Понедельник 28 октября 1918 года закончился для национального рекомендации успешно.

Он взял политическую власть, наладил сотрудничество с пражской полицией, создал собственные военные отряды, устранил угрозу вмешательства австро-венгерской армии и приобрел вес в глазах чешской общественности, которая признала его верховным национальным политическим органом», — отмечал современный историк Петр Прокш.

Представители ЧНС издали первоначальный закон «О создании независимого государства Чешско-Словацкого». Его автором стал первый министр финансов нового правительства, создатель национальной чешской валюты Алоис Рашин.

Потребовалось еще две недели, чтобы разболтать новую власть на другие провинции и города. Откровенно враждебно отнеслись к провозглашению Чехословакии оказавшиеся на ее территории немцы, влёкшиеся присоединить районы своего проживания к Германии или созданной Австрийской республике. 20 лет спустя отсюда вырастет конфликт кругом Судетской области.

Правительство Чехословакии было сформировано 14 ноября.

«Все путы, связывавшие нас с Габсбургами, разорваны. Династия утратила права на чешский престол.

И мы, свободные и вольные, провозглашаем, что наше государство есть Чехословацкая республика», — объявил первый премьер–министр Карел Крамарж, какой, в отличие от Масарика, считался убежденным русофилом, был женат на русской, регулярно отдыхал в Крыму, постоянно восхвалял Россию и грезил идеей панславянской федерации под управлением династии Романовых, за что был приговорен в Австро-Венгрии к кончины, замененной на каторгу.

Высшим представительским и законодательным органом страны стало Революционное Национальное собрание Чехословакии. На посту президента не было альтернативы Масарику. Его избрали заглазно 21 ноября, а ровно месяц спустя он прибыл из-за рубежа и приступил к исполнению обязанностей. Масарик надолго обратился в главного авторитета своей страны по всем вопросам. Его почитали, им восторгались, что походило на культ личности на чехословацкий манер. «Папа нации» занимал должность до декабря 1935 года, когда на смену ему пришел другой видный деятель ЧНС Бенеш.

Масарик и Крамарж померли в 1937 году.

Источник