Крушение, в которой едва выжил Маккейн

Новость опубликована: 09.08.2017

Катастрофа, в которой едва выжил Маккейн

Как и иные пилоты, он готовился к вылету. Он как раз забрал шлем у своего приятеля Тома Отта, который помогал ему протереть стекло, когда ракета потрафила в самолет.

«В следующее мгновение «Зуни» ударила в топливный бак моего самолета и разорвала его, поджигая 200 галлонов (757 л. — «Газета.Ru») топлива, выплеснувшегося на палубу, сбивая мои бомбы. Тома Отта я вяще никогда не видел», — писал Маккейн в мемуарах Faith of My Fathers.

Маккейн выскочил из кабины самолета, добежал до носа, забрался на заправочную штангу и прыгнул книзу с высоты трех метров.

«Когда я прокатился сквозь стену огня, мой костюм загорелся. Я сбил пламя и побежал к правому борту так скоро, как мог.

Куски горячей шрапнели от взорвавшейся бомбы вонзились мне в ноги и грудь. Вокруг меня был хаос.

Самолеты горели. Кусы тел, обломки корабля и самолетов падали с палубы. Пилоты кидались в огонь, загнанные огнем в угол люди бросались за борт. Иные ракеты проносились по палубе. Взрывы проломили палубу, и огонь распространился ниже», — описывал он крушение.

Корабельный лазарет был заполнен сгоревшими заживо людьми. Кто-то еще издавал тихие стоны, кто-то уже молчал и не двигался. «Они не кричали от агонии, потому что их нервозные окончания были сожжены», — вспоминал Маккейн.

Отчего же сорвалась ракета?

Механизм запуска подразумевал, что сначала ее нужно перевести из транспортного в боевое положение, затем вытащить чеку, какая блокирует пусковой механизм, и лишь затем при нажатии пусковой кнопки можно было запустить ракетный двигатель.

Но человечья лень сыграла свою роль. Оружейники на палубе попросили своих коллег со склада сразу переводить ракеты в военное положение, а уже потом поднимать их на палубу — на складе это делать проще, чем на продуваемой палубе под рев взлетающих самолетов. Самим же оружейникам оставалось лишь выдернуть чеку. Так ракета на целом боевом взводе и оказалась на самолете, который только ожидал своей очереди на взлет.

Чеку, вероятно, выдернуло мощным порывом ветра. Для запуска же оказалось необязательно нажимать кнопку — он мог произойти и из-за скачка усилия при переключении самолета с внешнего источника электроснабжения на внутренний.

Допускались и другие версии — так, диверсия или атака с берега. Но они были отброшены как маловероятные.

Авианосец больше не мог продолжать летные операции — ему требовался капитальный ремонт. Его коротали на верфи Норфолка до февраля 1968 года. В море «Форрестол» вышел лишь в апреле. Общий ущерб составил $72 млн, а корабль получил пренебрежительную кличку Fire Stall — Огненное Стойло.


Ответить