О банях московитов или их обыкновениях мыться я тоже хочу вкратце вспомнить

Новость опубликована: 27.06.2017

«…А Кушать У НИХ ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ВЕНИК

«…А ЕСТЬ У НИХ ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ВЕНИК ИМ ОНИ ХЛЕЩУТ ИЛИ БЬЮТ СЕБЯ ПО ВСЕМУ ТЕЛУ » (Немец о русских банях, XVII в.)

О банях московитов или их обыкновениях мыться я тоже хочу вкратце вспомнить, потому что у нас это неизвестно.
Те, которые располагают в Москве достатком и имеют благоустроенный по своим обыкновениям дом, особенно стараются соорудить при нем баню, каковые, как и их дома, все деревянные. Они строятся 4-угольными, окна располагаются вверху, а не по сторонам, желая и делаются с хорошими стеклянными оконницами, а в середине небольшое отверстие, которое они могут открывать и закрывать по своему желанию — сквозь него выпускается пар, когда они льют воду на раскаленные камни. Они внутри не пользуются печами, а имеют либо искусно выложенные камни, какие извне могут быть обогреваемы огнем, либо вносят на железном противне раскаленные камни, на них льют теплую воду, и это дает неплохой жар; а которые знатны, то применяют для такой поливки замечательно приготовленные, перегнанные на всяких хороших травах воды, которые выпускают прекрасное благоухание, по их отзыву, очень целебное. Далее у них имеются, как и у нас, несколько возвышенные лавки для потения, притом так устроенные, что на них ложатся, как на ложе, ибо они подкладывают длинные мягкие травы, вложенные в мешок из тонкого полотна — чтобы ничего не рассыпалось, а в головах устроено из приподнятой дощечки достоверно хорошее изголовье; на этот сенник они еще кладут белую простыню из чистого полотна.

После того, как в бане от потения и мытья утомишься и уже неплохо обмылся, то ложишься на эту приготовленную постель или сенник и остаешься на ней по своему желанию сколько захочешь; тут еще можно иметь удовольствие симпатично и легко потеть, заставляя лить воду на камни, а через верхнее отверстие бани можно так регулировать жару, как желают, и всякий может к своему удобству пользоваться этим, как часто ему захочется. Но они не пользуются, как мы, скребком для счистки нечистоты с тела, а кушать у них так называемый веник (они из прутьев березы, которые высушивают, и их летом, пока они еще зелены, на бесчисленных телегах привозят в города на торговлю; каждый хозяин закупает их во множестве и развешивает для просушки так, что ему хватает их на целую зиму; они так связаны, что они толсты и с короткой рукоятью), ими они хлещут или колотят себя по всему телу или ложатся на лавку и дают себя хорошенько хлестать другим. Этот веник они предварительно размачивают в теплой воде, какая (у знатных людей) бывает благоухающей и проваренной с хорошими травами; и когда они себя хорошо отхлестали, то берут этот веник и заставляют усердно утюжить и растирать им себя по телу вверх и вниз, тогда вся пакость отстает от кожи, после чего они поливают себя по всему телу и хорошенько моют с себя руками.

Это они делают столько раз, пока не увидят, что совсем чисты; притом московиты имеют в бане особо крепкое обыкновение — именно, когда они сверху донизу обмылись теплой водой и совсем чисты, то прежде чем выйти из бани (это прикасается знатных), они дают себя несколько раз обдать ледяной водой с головы до пят, и после этого они готовы. А простые люди, какие сообща строят свои бани на проточной воде (как это видно в городе Москве на протяжении около трех миль), лишь лишь они сильнее всего разогрелись, выходят, как их бог создал, в холодную текучую воду и усаживаются в нее на долгое время, безразлично, будь то летом или зимой. Летом они спускают в воду подобие лесенки из двух долгих бревен, между ними они поочередно повисают в воде; а зимой они пробивают во льду большие отверстия и накладывают поперек концентрированные брусья, за которые они держатся, и также бросаются в ледяную воду. Они считают это очень здоровым.

Удивительно смотреть, насколько эти люд природно закалены. Когда они выходят из бани, то они часто по всему телу красны, как раки, да еще усаживаются на изрядное время в снег. И так же они приучают к купанью своих совершенно маленьких детей. Так как у нас этот обычай мытья неизвестен, а я часто участвовал в таковом, что мне очень нравилось, то я захотел рассказать об этом несколько пространно. При этом надо еще отметить, что в родовитых московитских банях, кроме вышеописанных обычаев, я еще наблюдал, что они свою баню поверху и по стенам всю затягивают прекрасным белым полотном, что весьма приятно видеть; так они постоянно устраивали для моего покойного господина графа. А на пол они постилают порубленные еловые ветки; как я уже рассказывал, это мастерят и в Финляндии, что при разогревании дает очень приятный запах.

В общем, ни в одной почти стране не найдешь, чтобы так ценили мытье, как в этой Москве. Дамы находят в этом высшее свое удовольствие; при этом я вспоминаю обычай москвитян, что ни одна женщина или девушка не может прийти пред лицо его царского величества, если накануне она не очистилась в бане; иначе ее лишают жизни. Еще надо отметить, что они в бане не применяют фартуков и о них даже не знают, а для прикрытия срама пользуются веником.

Записки Айрманна о Прибалтике и Московии 1666-1670 гг. // Исторические писульки, Том 17.


Ответить