План «Барбаросса»: отчего Гитлер перенёс дату нападения на СССР

Новость опубликована: 25.06.2018

План «Барбаросса»: почему Гитлер перенёс дату нападения на СССР

ТАСС/Валерий Христофоров и Борис КавашкинПлан «Барбаросса»: отчего Гитлер перенёс дату нападения на СССР

В конце 1940 года Гитлер подписан зловещий документ – Директива 21, какой стал известен как план «Барбаросса». Нападение на СССР изначально планировалось на 15 мая: немецкое командование планировало покончить с Алой армией до наступления осени. Однако начатая Германией Балканская операция по захвату Югославии и Греции отодвинула дату нападения на 22 июня.

Желаешь мира – готовься к войне

Появление плана «Барбаросса» на первый взгляд может показаться странным. Лишь год назад был подмахнут договор о ненападении между Германией и Советским Союзом – так называемый Риббентропа-Молотова, предусматривавший передел сфер влияния в Восточной Европе. Что же изменилось в касательствах между недавними «союзниками»? Во-первых, в июне 1940 года перед немецкими войсками капитулировала Франция – самый положительный континентальный противник Гитлера. Во-вторых, недавняя зимняя война СССР против Финляндии показала, что советская боевая машина очутилась не такой уж и мощной, особенно на фоне немецких успехов. И, в-третьих, все-таки Гитлер опасался приступать к военной операции против Англии, имея в тылу советские дивизии. Потому сразу после подписания французами капитуляции немецкое командование приступило к разработке плана военной кампании против СССР.

Вящую роль в реализации плана «Барбаросса» должны были сыграть Финляндия и Румыния. Совсем недавно Советский Союз захватил у финнов – Карельский перешеек с Выборгом, у румын – Бессарабию, т.е. земли, входившие ранее в состав Российской империи. Руководство этих краёв жаждало реванша. Согласно плану «Барбаросса», финские войска должны были сковывать советские войска своим наступлением на норде, а румынские – на юге. В то время как германские части нанесут сокрушительный удар в центре.

Во время Второй мировой войны Швеция официально заявила о своем нейтралитете. Однако в плане Барбаросса роль Швеции четко прописана – шведы должны бывальщины предоставить свои железные дороги для переброски 2-3 немецких дивизий на помощь  Финляндии. Все пошло по плану – в первые же дни войны сквозь территорию Швеции была пропущена германская дивизия для действий в Северной Финляндии. Правда, премьер-министр Швеции вскоре пообещал напуганному шведскому народу, что сквозь территорию Швеции больше не будет пропущена ни одна немецкая дивизия и что страна не вступит в войну против СССР. Однако на практике сквозь Швецию развернулся транзит немецких военных материалов в Финляндию; немецкие транспортные суда перевозили туда войска, укрываясь в территориальных водах Швеции, причем до зимы 1942/43 г. их сопровождал конвой шведских военно-морских сил. Гитлеровцы добились поставок шведских товаров в кредит и транспортирования их в основном на шведских судах.

В 30-х годах на западных границах СССР была построена мощная система оборонительных сооружений, какая состояла из укрепрайонов от Карельского перешейка до Черного моря, на Западе ее прозвали линией Сталина. Укрепрайон включал в себя казематы, позиции для полевой артиллерии, бункеры для противотанковых орудий. После разоблачила Польши и возвращения Западной Украины и Прибалтики граница отодвинулась и линия Сталина оказалась в тылу, часть вооружения была переброшена на новые границы, однако Жуков настоял, чтобы на разоружаемых участках сохранили часть артиллерийского вооружения. План «Барбаросса» предусматривал прорыв пограничных укреплений танковыми армиями, но линию Сталина немецкое командование, по всей видимости, в расчет не брало. Впоследствии некоторые укрепрайоны сыграли свою роль в брани, их штурм позволил задержать продвижение гитлеровцев и сорвать блицкриг.

Ожесточенное сопротивление советских войск, большая растянутость армий, партизанская война в тылу привели к тому, что Гитлер решил поискать счастья на юге. 21 августа 1941 года Гитлер издал новоиспеченную директиву, в которой говорилось, что важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных зон на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа. План «Барбаросса», предусматривавший марш на Москву, затрещал по швам. Доля войск группы армий «Центр» была переброшена на помощь группе армий «Юг», чтобы добиться стратегического перевеса на Украине. В итоге наступление на Москву началось только в конце сентября – время было упущено и впереди замаячила русская зима.

Разработанный немецким генералитетом план совершенно не учитывал сопротивление мирного населения. С наступлением осени продвижение немцев значительно замедлилось, война затягивалась, а мирное народонаселение встречало победителей вовсе не как покорные европейцы и при первой возможности – наносило захватчикам ответный удар. Итальянский наблюдатель Курцио Малапарте отметил: «Когда немцы начинают страшиться, когда таинственный немецкий страх вползает в их сердца, начинаешь особенно бояться за них и испытывать к ним жалость. Они выглядят жалко, их бессердечность печальна, храбрость — молчалива и безнадежна. Вот тут немцы начинают звереть… Они принимаются убивать пленных, которые натерли ноги и не могут вяще идти. Они начинают жечь села, которые не сумели предоставить установленного в соответствии с требованиями количества зерна и муки, ячменя и овса, башок скота и лошадей. Когда почти не остается евреев, они вешают крестьян». На зверства фашистов народ отвечал уходом в партизаны, дубина общенародной войны, не разбирая ничего, стала гвоздить немцев в тылу.

План блицкрига так увлек Гитлера, что при его разработке факт заволокшейся войны даже не рассматривался. Нападение изначально планировалось на 15 мая, чтобы покончить с Советами до наступления осени, но в действительности начатая Гитлером Балканская операция по захвату Югославии и Греции отодвинула дату нападения на 22 июня – требовалось пора для переброски войск. В итоге на стороне русских выступил генерал «Зима», как его прозвали немцы. К зиме гитлеровская армия была совсем не готова, захваченные в плен немцы порой оказывались одетыми в рабочую одежду, натянутую поверх форменных брюк и курток и проложенную ненужной бумагой, вводя и листовки с призывами к капитуляции, которые с самолетов разбрасывались за линией фронта над расположениями русских. Руки без варежек примерзали к металлическим долям оружия, и обморожения стали ничуть не менее грозным врагом немцев, чем напиравшие советские части.