«Почки свежих тел в состоянии оживать»

Новость опубликована: 11.04.2018

«Почки свежих трупов в состоянии оживать»

85 лет назад в Харькове была прочерчена первая операция по пересадке почки от человека к человеку. Как прошла операция и что случилось с пациенткой, рассказывает «Газета.Ru».

«Почки свежих трупов в состоянии оживать»

Санкции против России

Декламируйте также

  • Возвратить нельзя оставить

  • «Роскосмос» против частников: куда улетели 300 миллионов

  • Вкалывают роботы, а не человек

  • Базар лома оздоровился

  • Москва: будут нам сугробы и потопы

Идея о пересадке органов стала обсуждаться еще в середине XIX века. Первая попытка была предпринята в 1902 году — венгерский хирург Эммерих Ульман пересадил почку собаки на ее шею. Аналогичные эксперименты коротал и французский хирург Алексис Каррель. В результате именно он разработал основные принципы консервации донорского органа.

Реклама

За свои труды по трансплантации органов Каррель был награжден Нобелевской премией в 1912 году. Также он разработал и технику сосудистого шва, позволявшую успешно сшивать сосуды. Первую попытку трансплантации органа от звериного человеку предпринял еще один хирург из Франции, Матье Жабулей. Он пересадил пациенту с нефротическим синдромом почку свиньи, но операция, к сожалению, повергла к гибели пациента.

Юрий Вороной, еще будучи студентом медицинского факультета Киевского университетета, участвовал в экспериментальных исследованиях по пересадке органов и материалов. Работая ассистентом в клинике факультетской хирургии Киевского медицинского института, он принимал участие в экспериментальных операциях по пересадке почки в паховую район животных.

Первую свою успешную экспериментальную пересадку почки Вороной осуществил в клинике профессора Владимира Шамова в Харькове. В 1930 году на III Всесоюзном съезде физиологов он продемонстрировал собаку с пересаженной почкой на правой сторонке шеи.

Продолжая эксперименты по пересадке почки, Вороной тщательно изучал иммунологические факторы. Так, в частности, он установил, что «причиной неприживления трансплантатов является здешняя мезенхимная и общая иммунобиологическая реакция в виде образования специфичных антител, что обусловливает отторжение трансплантата».

После бесчисленных экспериментов на животных Вороной был готов попробовать провести операцию по пересадке почки человеку. Однако выбор донора сделался проблемой. Пересадка органов от животных давала настолько плохие результаты, что применять ее не было смысла. Брать орган у живого человека Вороной тоже отрекался, считая, что

«нельзя наносить заведомую инвалидность здоровому человеку, вырезая у него необходимый для пересадки орган во имя проблематичного спасения нездорового».

Для операции было решено использовать почку, взятую от трупа. В пользу этого решения говорили и многочисленные наблюдения ученых, в том числе и самого Вороного. Он помечал, что «органы трупа в течение определенного времени сохраняют жизнеспособность, а также остаются стерильными».

Новости smi2.ru

31 марта 1933 года в больницу в Харькове устроилась 26-летняя женщина, попытавшаяся покончить жизнь самоубийством, приняв хлорид ртути. Она была в полубессознательном состоянии, которое прерывалось конвульсиями и схваткообразными болями в животе и пояснице, пульс был замедлен. У женщины не выделялась моча, получить ее не удалось даже после установки катетера. На протяжении нескольких дней пациентка получала капельницы с раствором глюкозы и сифонные клистиры, но ее состояние не улучшалось. Моча по-прежнему не отходила.

Тогда Вороной и решился на трансплантацию почки. Операция состоялась 3 апреля.

В качестве донора был избран труп мужчины 60 лет. Мужчина поступил в больницу с переломом основания черепа и скончался незадолго до операции. Хотя группы крови донора и реципиента не сходились, операцию все же было решено провести.

Вороной пересадил почку трупа на среднюю треть правого бедра женщины. Под здешней анестезией он выделил артерию и вену бедра, сопоставив их с артерией и веной почки. Мочеточник был выведен в щель кожи ляжки.

«Почки свежих трупов в состоянии оживать»

Как только были наложены сосудистые швы, кровообращение возобновилось — об этом свидетельствовало капиллярное кровотечение из наружной поверхности мочеточника, капсулы почки и кой-каких других мест, поврежденных во время экстрипации почки у трупа. Уже на операционном столе были отмечены небольшая перистальтика мочеточника и выделение негустых капель мочи.

Впрочем, как отмечал Вороной, «явления эти к концу операции угасли несмотря на совершенно ясную пульсацию почечных сосудов, но эти обстоятельства нас не разогорчили». Ранее он уже наблюдал схожие явления у собак во время экспериментов — у тех нормальное отделение мочи наблюдалось лишь сквозь период от нескольких часов до суток.

Ночью состояние женщины улучшилось. Судороги исчезли, прекратилась рвота. На следующее утро в районы раны не было отека, из мочеточника выделялись капли прозрачной мочи. Концентрация ртути в крови резко снизилась. После переливания крови перистальтика мочеточника приметно улучшилась, но моча стала кровянистой. Затем снова появились рвота и судороги.

На вторые сутки у пациентки пропал сон, конвульсии и рвота стали частыми, женщина начала впадать в бессознательное состояние, возникли тяжелые нарушения сердечной деятельности.

Из мочеточника выделялась кровавая урина, в ней определялись пласты эпителия почек и лоханок.

К вечеру выделение мочи из трансплантированной почки прекратилось. Спустя примерно час пациентка скончалась.

Вскрытие показало дегенеративные изменения как в пересаженной почке, так и в собственных органах дамы.

«Чем объяснить резкие дегенеративные изменения трансплантата? Прежде всего отравляющим влиянием ртути, — писал Вороной. — Кроме того надо размышлять, что на трансплантат токсически повлияло также массивное переливание крови. Ведь у реципиента с высоким содержанием ртути в крови реакция на переливание должна протекать своеобразно… Возможно также, что более резкие явления в трансплантате зависели от частичной несовместимости группы перелитой крови и группы трансплантата. Кроме того, не выключена возможность появления дегенеративных изменений в трансплантате вообще, ввиду неодинаковых групп у больной и трупа, от которого взят орган».

Несмотря на крах пациентки, Вороной продемонстрировал, что, как он писал, «почки свежих трупов в состоянии оживать и функционировать при пересадке новому хозяину».

Дальнейшие эксперименты в этой районы позволили во второй половине ХХ века проводить успешные операции по пересадке почки. Сейчас это одна из наиболее распространенных операций по пересадке органов — каждогодне проводится до 70 тыс. операций.