Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Новость опубликована: 26.02.2019

Ренессанс Черноморского флота после долгого перерыва, вызванного поражением в Крымской войне, было процессом длительным, неспешным и сложным. Немного было горячего желания обеспечить обороноспособность южных границ государства, требовалось еще воплотить его в металл и камень.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Батарейный плот постройки 1877–1878 гг.

20 – фальшборт; 21 – тентовая стойка; 22 – труба камбуза; 23 – крепление переднего штыря перроны орудия; 24 – поперечные брусья платформы плота; 25 – вертикальная переборка в корпусе понтона; 26 – днище понтона; 27 – бочка; 28 – боеприпасы в крюйт-камере; 29 – настил крюйт-камеры; 30 – горизонтальная водоотливная труба; 31 – трап в крюйт-камеру; 32 – вертикальная труба для откачивания воды из отсеков понтонов; 33 – шестивесельный ял

Возобновление военного кораблестроения в Николаевском адмиралтействе в облике броненосцев береговой обороны по проекту вице-адмирала Попова выявило ряд системных проблем и трудностей в деле налаживания производства и логистики. Необходимо было восстановить всю сложную и разветвленную инфраструктуру, какая перестала функционировать в 1856 году. Это требовало значительных капиталовложений и времени. И того и другого не было в избытке, и начало русско-турецкой брани 1877–1878 гг. застало Черноморский флот в стадии восстановления.

Генерал Константинов и ракеты

Двух броненосцев береговой обороны, выстроенных по проекту адмирала Попова, явно не хватало для обеспечения надежной обороны южных рубежей империи. На волне популярности Андрея Александровича в верхотурах власти и покровительства ему Великого князя Константина решено было вначале строить серию из десяти подобных кораблей. Однако министерство финансов учтиво, но настойчиво осадило пыл раззадорившихся флотских. Средств в казне катастрофически недоставало – начатая в 1874 году военная реформа была процедурой длительной и дорогостоящей.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Константин Иванович Константинов

Тем не немного даже в таких условиях находилось место для смелых идей и их реализации. И это относится не только к броненосцам адмирала Попова. Так, воплощением такой идеи было строительство и ввод в эксплуатацию второго в Российской империи завода по производству ракет. Заслуга в этом деле относится генерал-лейтенанту Константину Ивановичу Константинову, военному и ученому.

Происхождения Константин Иванович был самого что ни на есть высокого: побочный сын Великого князя Константина Павловича и французской актрисы Клары-Анны де Лоран. Ценитель дамского пола, цесаревич, совмещающий активную личную жизнь вне брака с наместничеством в Царстве Польском, поселил фаворитку в своей резиденции. Константина Павловича отличала деятельная попечение о своих внебрачных детях. Его сын, названный при рождении в апреле 1818 года Константином Константиновичем Константиновым, получил отличное образование. После кончины отца от холеры в 1831 году мальчика усыновил адъютант великого князя генерал Иван Александрович Голицын, и Константин получил новоиспеченное отчество – Иванович.

В 1836 году прилежно учившийся юноша окончил Михайловское артиллерийское училище. Далее была служба, бесчисленные командировки в Европу и научная деятельность. Константиновым был осуществлен ряд изобретений в артиллерийском деле, в частности электробаллистический прибор.

В 1840-х гг. он начинает плотно заниматься ракетной темой. В марте 1850 года полковник Константинов становится командиром Петербургского ракетного завода – первого в России индустриального предприятия для производства боевых ракет, где под его руководством началось их изготовление. В годы Крымской войны завод передал в действующую армию несколько тысяч колов своей продукции. Успешное применение русскими войсками ракет при обороне Севастополя обеспечило завод регулярными и многочисленными заказами.

В 1855 году полковник Константинов совместно с командой ракетчиков был командирован в Ревель для противодействия возможной высадке вражеского десанта. Кстати, в том же 1855 году на ракетный завод из Севастополя был перемещён артиллерийский поручик граф Лев Николаевич Толстой, уже довольно известный литератор. После окончания войны Константин Иванович продолжил свою службу и научную деятельность – опять многочисленные поездки и командировки за границу.

В 1860 году Константинов читал курс лекций в Михайловской артиллерийской академии. Что увлекательно, впервые сборник лекций русского военного ученого «О боевых ракетах» был напечатан и опубликован во Франции, а потом уж, в 1864 году, возвратным переводом переведен с французского и издан в России. В 1861 году Константину Ивановичу было присвоено звание генерал-лейтенанта.

С основы 60-х гг. XIX века полковник Константинов разрабатывает концепцию строительства в России нового ракетного завода с высокой степенью механизации производства и, следственно, большим объемом готовой продукции. После длительных служебных сражений в тиши кабинетов и гуле совещаний, после череды особых комиссий решение о строительстве нового ракетного завода было принято. В качестве подходящего места Константинов выбрал город Николаев.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Ракета и пусковой станок Константинова системы 1862 г.

Выбор этого полуденного города был не случайным: климат северной столицы вынуждал использовать для обогрева помещений Петербургского завода печи с открытым огнем, что было открыто небезопасно. В декабре 1862 года император Александр II дал высочайшее добро на возведение ракетного завода в указанном месте. Сам же Константинов переехал в Николаев в 1867 году из столичного Петербурга возглавлять работами на возводимом объекте.

Строительство ракетного завода в Николаеве по соседству с Адмиралтейством, начавшись в 1864 году, продолжалось традиционно длинно. По плану Константинова предприятие должно было быть возведено за четыре года, но на самом деле на это ушло почти девять лет. Задумка у Константина Ивановича была масштабной: он предполагал выстроить не только завод по производству боевых ракет, но и научно-исследовательские лаборатории, учебный центр и полигон. Военный губернатор Николаева и командующий морскими мочами Черного моря на тот период Богдан Александрович фон Глазенап оказывал Константинову всяческое содействие, в первую очередь рабочими и строительными материалами.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Макет станка Константинова для пеших и конных команд образчика 1869 г. (Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи)

Работы, несмотря на всю энергию и увлеченность генерал-майора излюбленным делом, двигались вперед со скоростью поломанной телеги. Финансирование проходило с задержками, средств постоянно не хватало. А ведь для своего завода Константинову доводилось закупать заграничное оборудование.

Проект Константинова постепенно воплотился в комплекс строений, расположенных на площади 22 десятин (24 гектара), обнесенных каменной стеной всеобщей протяженностью более двух километров. Сюда издалека привозилось и монтировалось новейшее и дорогостоящее оборудование. В его числе были два гидравлических пресса, способных осуществлять давление в 18000 пудов на квадратный дюйм, особые реторты для обжигания угля, многочисленные станки на механическом и паровом приводе. Широко была применена механизация и автоматизация производства.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Ракетный завод

По расчетам, учитывая применение новейшего оборудования, ракетный завод в Николаеве, выйдя на целую мощность, был способен производить до 18 тыс. ракет за восемь месяцев. Мощность Петербургского ракетного отделения, использовавшего устаревшие технологии, не превышала 8 тысяч ракет в год.

Итого ракетный завод имел в своем распоряжении 33 хорошо оборудованных мастерских и 6 складов. Для бесперебойного обеспечения предприятия водой надлежащего качества в Англии бывальщины заказаны специальные насосы и паровой локомобиль для транспортировки.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Строение для установки гидравлического пресса

Само же появление Константинова в Николаеве было неплохо воспринято местными научно-техническими кругами. Константин Иванович был для своего времени блестяще образован и был талантливым рассказчиком. Все это вылилось в учреждение в 1867 году николаевского филиалы Русского химического ордена, в котором Константинов был избран почетным председателем. К сожалению, полного ввода в строй своего детища, ракетного завода, Константин Иванович Константинов не увидал – он умер в январе 1871 года в возрасте 52 лет.

Бурное развитие нарезной артиллерии в те годы сильно охладило внимание и заинтересованность высшего военного руководства России к ракетной тематике. Ракетный завод в Николаеве продолжал свою деятельность, хотя и не в таких масштабах, какие предполагал Константинов.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Здание ракетного завода

Во время русско-турецкой 1877–1878 гг. и русско-японской 1904–1905 гг. войн производство оживлялось, желая уже с 1890 г. главной отраслью завода был выпуск осветительных и сигнальных ракет. В 1910 году ракетный завод из-за отсутствия заказов был затворён, и в его главном корпусе была размещена мощная военная радиостанция.

И снова артиллерийские плоты

20 апреля 1871 года, когда стройка ракетного завода в Николаеве находилось в самом разгаре, военным губернатором Николаева и главным командиром Черноморского флота и портов назначается вице-адмирал Николай Андреевич Аркас. Аркас относился к категории людей заслуженных и облеченных доверием самых верхов государственной власти.

Он происходил из семьи греков-переселенцев, которые поселялись на обширных пространствах Северного Причерноморья. В 1828 году Аркас пошел волонтером на Черноморский флот и в 1833 году был произведен в офицеры. Основным командиром в тот период был Самуил Карлович Грейг, которому приписывали особое отношение к грекам. Многие выходцы с Архипелага в годы его командования Черноморским флотом смогли сделать себе карьеру.

В попутное течение угодил и Николай Андреевич Аркас. Молодой человек проявил себя в годы русско-турецкой войны 1828–1833 гг. с самой лучшей сторонки и офицерский чин получил вполне заслуженно. Впоследствии продолжил службу на Балтийском флоте. В 1844 году лейтенант Аркас получил приказание усилить Каспийскую военную флотилию. Выйдя из Петербурга с отрядом из 12 кораблей и передвигаясь по рекам, он осуществил переброску и сборку на месте трех пароходов.

В 1852 году произведен во флигель-адъютанты, в 1855 году сделался капитаном 1-го ранга. Являлся одним из инициаторов создания компании Русского Общества Пароходства и Торговли. Был избран его директором. В 1860 году получил звание контр-адмирала с зачислением в свиту Его Императорского Величества.

Пришедший в Николаев в качестве нового губернатора и Главного командира Черноморского флота, Аркас много сделал для его возрождения. Именно под его руководством завязались масштабные работы по модернизации и усовершенствованию так долго простаивавших верфей Николаевского адмиралтейства. При нем был закончен новый стапель для строительства броненосцев береговой обороны по проекту адмирала Попова.

Обострение в касательствах с Османской империей и близость все более возможной войны побудило русское военное командование озаботиться усилением обороны побережья. Присутствие всего двух «поповок», являвшихся по факту самоходными плавучими фортами, было недостаточным. В преддверии начала боевых поступков вице-адмирал Аркас предложил, за неимением лучшего, строить плавучие батарейные плоты – наподобие тех, которые изготавливали еще в Крымскую брань на Балтике.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты

Батарейный плот постройки 1877–1878 гг. (Вид сверху и продольный разрез)
1 – железная фиш-балка; 2 – крамбол; 3 – вертикальные деревянные брусья под панцирей траверза; 4 – броневые плиты траверза; 5 – киповые планки; 6 – броневые плиты бруствера; 7 – понтоны; 8 – 229-мм нарезное орудие на поворотной перрону; 9 – погоны для поворота орудия; 10 – железный камбуз; 11 – амбразура; 12 – вертикальные деревянные брусья назализованного бруствера; 13 – банкетка для скорострельного нарезного орудия; 14 – палубная решетчатая площадка забортного трапа; 15 – забортный трап; 16 – каюта командира; 17 – люки входа в крюйт-камеры; 18 – деревянные шлюпбалки; 19 – офицерская каюта

Деревянные корпуса позволяли собирать эти плоты в условиях недостаточно оборудованной базы или верфи. Блочный метод постройки сокращал и упрощал ее процесс. Аркас даже предлагал использовать для пущей экономии поре и денег фрагменты корпусов периода Крымской войны, однако таковых к 1877 году не сохранилось.

Зато имелось кой-какое количество броневых плит толщиной 50 и 38 мм, которые ждали своего часа на кронштадтских складах. Также означенные плиты были в наличии и на Ижорском заводе. Решено было их использовать для прикрытия траверзов и откосов перед брустверами. Плиты главного броневого пояски толщиной 152 мм было поручено изготовить тому же Ижорскому заводу. Для будущих плотов даже выделили четыре 305-мм плиты, какие были изготовлены для испытаний орудий новейших систем.

В середине января 1877 года в Николаеве портовый корабельный инженер штабс-капитан Ф. М. Насулин составил смету стройки первых трех плотов. После ее детального рассмотрения в сторону удешевления и упрощения в Николаевском адмиралтействе приступили к строительству двух плотов.

Конструкция в цельном повторяла крымский вариант. Десять удлиненных прямоугольного сечения и заостренных в оконечностях понтонов служили своеобразной опорой для массивной перроны, установленной на них. На платформе за бруствером и примыкавшими к нему бронированными откосами устанавливали орудия. Крюйт-камеры и бомбовые погреба плота имели двойное дно и для верности обшивались войлоком. Все отсеки бывальщины соединены предельно простой водоотливной системой, состоявшей из магистральной трубы и ручного насоса.

Каждый плот, или плавучая батарея первоначально должен был быть вооружен тремя медными 152-мм нарезными мортирами, заряжающимися с казенной доли. 30 таких орудий Военное министерство передало на Черноморский флот для вооружения пароходов из числа принадлежавших Русскому Обществу Пароходства и Торговли. В качестве добавочного вооружения предполагалось установить 152-мм гладкоствольные пушки.

В апреле 1877 года первые броневые детали плотов бывальщины по железной дороге отправлены в Николаев и Керчь. Также в целях улучшения боевых характеристик был срочно оформлен заказ на «приборы сосредоточенной пальбы» системы Алексея Павловича Давыдова. Они являлись первой в мире системой управления артиллерийским огнем. Приборы системы Давыдова воображали собой комплекс электромеханической аппаратуры, обеспечивающий стрельбу залпами.

19 апреля 1877 года в Николаеве спустили на воду мортирную плавучую батарею № 1. 27 апреля на нее было введено артиллерийское вооружение, и 30 апреля на ней подняли гюйс. Плавучая батарея, относящаяся к кораблям третьего ранга, официально вступила в кампанию. Экипаж заключался из двух унтер-офицеров, пяти комендоров и 23 матросов.

1 мая 1877 года на буксире военной шхуны «Ингул» батарея перебежала на рейд Очакова. Проведенные здесь практические стрельбы показали прочность конструкции, которая не испытывала сотрясений. Зато нешуточную проблему заметили в иной области. Из-за пресловутой экономии понтоны были построены из сырого леса. Доски и проконопаченные швы дали бесчисленные течи и трещины. Ситуация осложнилась настолько, что батарею пришлось спешно возвращать на ремонт в Николаев. На исправление ушли ресурсы и пора, и только к июлю 1877 года две плавучие батареи постройки Николаевского адмиралтейства прикрывали рейд Очакова.

Третью и четвертую мортирные плавучие батареи по этому же проекту выстроили в Керчи. Осенью 1877 года было принято решение построить дополнительно еще две батареи в Керчи и одну в Николаеве. В отличие от предыдущих, они должны бывальщины получить гораздо более мощное артиллерийское вооружение: два 229-мм нарезных орудия, способные наносить критические повреждения любому из турецких броненосцев, вводя сильнейший их них – «Мессудие» английской постройки.

Новые батареи были крупнее своих предшественниц. Спущенные на воду в мае 1878 года, они исподволь оснащались броней, вооружением и различными механизмами. Однако боевые действия на Черном море к этому времени уже закончились. Брань 1877–1878 гг. наглядно показала, что никакие даже самые удачные импровизации, технические ухищрения и оригинальное воплощение их в жизнь не заменят полноценного флота и мощной судостроительной и судоремонтной базы. К созданию и восстановлению итого этого Россия и приступила в 80-х гг. XIX века.

Продолжение следует…

Источник

Материал полезен?

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Ракеты Константинова и батарейные плоты