Сумцы-молодцы. Битва в Прибалтике

Новость опубликована: 13.05.2019

А затем раскатались бои в Прибалтике — мобильные, шедшие с переменным успехом и стоившие противникам больших потерь. Очевидец вспоминает эпизод, когда в июле 1915 г. сумские гусары в конном построению атаковали противника. Напор ощетинившейся пиками массы в 1600 человек был столь грозен, что германская пехота побежала – под заслоном артиллерийского огня. Гусары решили участь боя – выручив сибирских стрелков и спешенных улан.

Сумцы-молодцы. Битва в Прибалтике
1-й гусарский полк. Общее фото 1-го эскадрона, 1910 г. В середине – комэск Н. Е. Марков. Горохов Ж. Русская императорская кавалерия. 2008.

А вот такой интересный эпизод произошел 26-го июля: «Высланные вперед разъезды корнета Соколова и Головина Петра, присоединив к себе разъезд 1-го Донского Казачьего полка, с сражением прошли лесное дефиле, отогнав заставу немецких самокатчиков и захватив 6 мотоциклеток. За ними прошел бывший в голове 6-й эскадрон ротмистра Слепцова. Минув версты четыре, Слепцов, встреченный ружейным огнем противника из фольварка Поравице, принужден был спешить эскадрон. Эскадрон продвигался медлительно и по донесениям командира эскадрона сил его было недостаточно, чтобы выбить немцев. Командир полка приказал 1-му эскадрону штабс-ротмистра Петражкевича и двум орудиям поручика Рождественского поддержать 6-й эскадрон, возложив общее руководство боем командиру 1-го эскадрона. Орудия заняли позицию и немедленно открыли огонь. Видя удачные попадания артиллерии, Петражкевич раскатал эскадрон в лаву и с дистанции двух верст двинулся на ф. Поравице. Несмотря на артиллерийский и ружейный огонь 6-го эскадрона, немцы повстречали атаку Петражкевича метким огнем. Эскадрон постепенно увеличивал аллюр. Приближаясь к цели, Петражкевич заметил, что впереди фольварка течёт ручей с крутыми берегами, шириною около двух саженей. Препятствие могло погубить эскадрон. Останавливаться было поздно, и Петражкевич устремил атаку на мост. Немцы усилили огонь. Пуля пробила луку седла и ранила командира эскадрона в руку. Несколько гусар и коней упало. Петражкевич с эскадроном быстро приближались к мосту. Рождественский уже прекратил стрельбу из-за боязни попадать по своим. Надвигался решительный момент — либо не выдержат гусары, либо немцы. Не выдержали немцы.

Пользуясь заминкой эскадрона на овраге, конница противника ускакала на северо-запад. Удаче атаки несомненно содействовал разъезд штабс-ротмистра Елизарова, высланный в начале боя в обход правого фланга противника. Елизаров переправился сквозь ручей южнее Поравице и вышел немцам в тыл. После атаки по вспаханному полю эскадрон не был в состоянии преследовать противника. Разъезды, высланные 6-м эскадроном, неприятеля до тьмы не обнаружили.

В 1-м эскадроне убито двое гусар, ранено пять. Убито и ранено несколько лошадей. Среди раненых гусар, тяжко ранен в живот первый вскочивший на мост доброволец гусар Левицкий. Несмотря на польскую фамилию, Левицкий был японец. В Японскую брань 1904-1905 г.г. генерал Левицкий подобрал сироту японца, усыновил и воспитал его, все же Левицкий с трудом говорил по-русски» (Сумские гусары. С. 227.).

Свидетель, воспроизводя эпизод, произошедший позднее, нарисовал следующую картину: растянувшаяся в колонну кавалерийская дивизия двигалась по лесу с казаками в авангарде. На выходе из леса конники были остановлены огнем из траншей – противодействовал кавалерийский эскадрон германцев при поддержке 2-х полевых орудий. Русские спешились и атаковали противника. В это пора с оглушительном криком «ура» под треск германских пулеметов пошли в атаку казаки. Еще один из гусарских эскадронов должен был спешиться и поддержать казакам, тогда как другой эскадрон — мчаться к кромке леса. И когда казаки вновь атаковали — гусарский эскадрон поддержал штурм. Пешие казаки и конные гусары прорвались через вражеские траншеи и ворвались в деревню. В итоге, германским артиллеристам удалось сбежать, а германские кирасиры, крепкие рослые парни, были убиты или взяты в плен (Литтауэр В. Указ. Соч. С. 190.).

Сумцы-молодцы. Битва в Прибалтике
1-й гусарский полк. Корнет С. В. Вакар с товарищами по оружию. Рижский фронт.

Осень 1915 г. полк повстречал в траншеях – занимая позиции в районе Двинска. Очевидцы отмечали мощь долговременных укрепленных позиций, на которых кавалеристы периодически сменяли пехоту. Мы как-то написали статью, посвященную поездам-баням русской армии – и желаем упомянуть интересное замечание очевидца на этом этапе войны, превратившейся в позиционное противостояние. Гусар вспоминал, что поблизости от позиций стал поезд-баня. Гусары мылись поэскадронно. Заходя в первый вагон, эскадрон раздевался. Потом переходил во второй вагон — и парился. В третьем вагоне гусары мылись, в четвертом вагоне — обсыхали, а в пятом вагоне (в каком находилась уже обработанная паром форма) — одевались. В последнем вагоне пили чай с булочками. Такие поезда-бани курсировали по фронту всегда (Там же. С. 210.).

Весной 1916 г. гусары проводили разведывательные действия. Так, в марте 1916 г. 2-й эскадрон попал в засаду. Дозоры прошли поляну беспрепятственно (немцы их не тронули, ожидая приближения итого эскадрона). Видя, что эскадрон вперед не двигается, немцы не выдержали и открыли по нему огонь. Эскадрон рассыпался в цепь и сделался отвечать. А на другой день с той же задачей был послан 3-й эскадрон под командой поручика Дмитриева. Эскадрон попал в засаду. После ожесточенной рукопашной схватки Дмитриев, оглушенный и сшибленный с ног прикладами, был взят немцами в плен. Прапорщику Таланову с большей частью эскадрона удалось прорваться — и через лес вернуться в благосклонность. Последний раз провести разведку было приказано 2-му эскадрону, которому были приданы полроты пехоты – на этот раз обошлось без случаев.

В июне полк оказался на левом берегу Западной Двины – напротив мест. Иллукст, а в июле – севернее Двинска. В этот этап отличился ротмистр Лопухин – переправившийся через Двину и ворвавшийся в немецкий окоп. Захвативший пленных и благополучно вернувшийся к своим ротмистр становится кавалером Георгиевского оружия.

К этому поре полк потерял убитыми 6 и ранеными 28 офицеров. Состав полка сильно изменился — полк омолодился. К концу брани, кроме «старого» князя Трубецкого, самыми старшими по годам были Ю. Б. Алферов — 33 года и Б. Н. Говоров – 31 год. Вахмистры, вышедшие с полком на брань, сдали офицерские экзамены и, произведенные в прапорщики, ушли в другие полки. Сильно изменился и состав нижних чинов. За брань в полк прибыло из 7-го Запасного кавалерийского полка 5 маршевых эскадронов — численностью в 100 — 150 человек каждый.

В конце января 1917 г. было приказано раскатать стрелковые дивизионы в стрелковые полки, спешив в каждом кавполку два эскадрона, а полкам перейти на 4-эскадронный состав. Потянули жребий — вывалилось спешиваться 2-му и 5-му эскадронам. И существовавший стрелковый дивизион развернулся в Стрелковый полк 1-й кавалерийской дивизии. Он состоял из трех дивизионов: драгунского, уланского и гусарского. Одновременно с образованием стрелкового полка была раскассирована дивизионная 8-пулеметная конно-пулеметная команда. В каждом полку сформировалась своя полковая конно-пулеметная команда, вооруженная 4 пулеметами Максима.

В эти дни свершил славный подвиг корнет Н. Петров 2-й – он переправился с острова Царьград через Двину, уничтожил немецкую заставу и захватил двух пленных. За этот подвиг корнет был награжден Георгиевским Оружием.

Сумцы-молодцы. Битва в Прибалтике
1-й гусарский полк. Вольноопределяющийся Желтухин с невестой. На бюсты – университетский значок. Москва, 1910 г.

Революционные события застали полк все на том же двинском фронте.

1-й гусарский полк решал самый размашистый круг боевых задач, действовал в конном и пешем строю, сражался в траншеях. О нескольких конных атаках мы упомянули рослее. Исследователь конных атак русской кавалерии в Первую мировую войну И. Рубец особо выделяет 4 результативных конных штурмы сумцев.

Первая состоялась 8-го августа 1914 г., когда идущий в головной заставе взвод под командованием штабс-ротмистра Никольского в конном построению атаковал немцев, занимавших дер. Грабовен — и выбил их из деревни (Рубец И. Ф. Конные атаки Российской Императорской Кавалерии в Первую всемирную войну // Военная Быль. 1964. № 68. С. 15.; а также — Сумские гусары. С. 179.).

26-го июля 1915 г. 1-й эскадрон под командованием штабс-ротмистра Петражкевича атаковал фольв. Поравицы, взятый германскими 2-м эскадроном Саксонского карабинерного полка и ротой самокатчиков. Фольварк был взят, 2 гусар убито и 5 ранено (Рубец И. Ф. Конные штурмы Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну // Военная Быль. 1965. № 76. С. 46. Об атаке мы писали рослее).

А 30-го июля 1915 г. 4-й эскадрон под командованием ротмистра Панкова атаковал хутор у дер. Кубим. Немцы оставили хутор, унося своих уложенных (там же.). В этом бою конная атака сочеталась с действиями спешенных эскадронов.

Наконец, 20-го августа 1915 г. 6-й эскадрон под командованием ротмистра Слепцова в зоне станции Даудзевас атаковал эскадрон саксонского Гвардейского конного полка. Командир германского эскадрона был заколот пикой, а 2 офицера и останки эскадрона пленены (Рубец И. Ф. Там же. С. 47.). Подробности атаки были следующими: «20 августа в 6 утра, люди уже пообедали, коней насытили и полк вытянулся в походную колонну, направляясь по назначению. Отдыхали всего три-четыре часа. Утомление дошло до того, что люд засыпали днем, пользуясь каждой остановкой, кто спал, прислонясь спиной к дереву, кто в придорожной канаве, один заснул даже на муравейнике. Наступление стрелков было успешно. Роты, сбивая спешенные доли германской кавалерии (23-я кавалерийская бригада), быстро продвигались вперед. Батальон шел по полотну железной дороги, западнее станции Даудзевас. Дивизия, имея в авангарде, казаков, продвигалась сквозь лес, параллельно движению пехоты. Пройдя половину леса, казаки были задержаны сопротивлением немцев, окопавшихся впереди деревни, размещённой на большой поляне. Орудие противника било по выходу из леса. Спешенные, сотни не могли продвинуться. Дивизия, растянутая кишкой по узкой лесной пути, оказалась в затруднительном положении. Артиллерия беспомощно стояла в лесу в колонне. На поддержку казакам были высланы 3-й и 6-й эскадроны. 3-й эскадрон корнета Соколова, спешившись, пошел по лесу в обход деревни. 6-й, прикрытый лесом, в конном построению стоял за цепями казаков. Казаки поднялись и с криком “ура” бросились на немцев. Видя это, командир эскадрона ротмистр Слепцов, раскатав на ходу эскадрон в лаву, бросился в атаку. Гусары, опережая казаков, настигли начинавших бежать немцев. Часть была изрублена, доля взята в плен. Командир германского эскадрона был заколот пикой, два младших офицера сдались. Орудие, находившееся далеко за деревней, поспело уйти. Взятые пленные были Гвардейского Саксонского Конного полка» (Сумские гусары. С. 233.).

А вот пример боя в пешем строю, август 1915 г.: ««Мне было приказано — вспоминает командир 2-го эскадрона ротмистр Говоров — 18 августа взять эскадроном позицию у деревни южнее мызы Даудзевас. С утра начали рыть небольшие окопы. Около 10-ти утра прискакал казак и прикрикнул, что наступают немцы. Мы заняли окопы и действительно из леса показались цепи немецкой пехоты силою в батальон. Подпустив их примерно на 1200 шагов, мы открыли частую стрельбу из винтовок и одного пулемета. По-видимому, наш огонь произвел впечатление, ибо немцы залегли и сейчас же отворила огонь их батарея. В течение часа мы держались. Скоро стали появляться раненые, осколком снаряда ранен корнет Иванов, контужен корнет Димитрий Головин, ранено несколько гуcap. Патроны начали подходить к крышке. Попаданием снаряда выбросило из окопа наш пулемет. Я приказал поодиночке отходить и унести пулемет. За себя я не очень беспокоился, ибо в каменном сарае стояла моя “Нора” (вестового я ранее отправил с донесением, больше конных не было). Когда я вошел в сарай, в стене было два отверстия от гранаты и “Нора” с оборванным предлогом металась по сараю. Я поймал ее, связал повод и сел верхом. Когда я выезжал из сарая и прижался к стене, огонь был еще довольно мощный. Люди уже ушли и пулемет унесли. Выждав разрыва очереди шрапнели, я пустился догонять эскадрон. Почти сейчас же меня достало двумя пулями по левой руке и левому боку. Я усидел и благополучно доехал до перевязочного пункта». Контуженный корнет Головин довел эскадрон до леса и взял позицию на правом фланге полка, отбивая атаки немцев, не дал им возможности распространиться в обход фланга. Головин оставался в построению до прибытия нового командира эскадрона. Эскадрон принял корнет граф Борх, а потом штабс-ротмистр Елизаров. Брат его, меньший Елизаров, во время всего боя продолжал оставаться в доме лесника, на хуторе Бушгоф. Дорога к полку была уже занята противником и он содержал связь с полком по телефону, присоединенному к правительственному телеграфу. Лишь после приказания уходить, прапорщик Елизаров с большим трудом примкнул к полку. В этих боях был ранен вольноопределяющийся Виленкин, награжденный к этому времени Георгиевской медалью и двумя Георгиевскими крестами»» (Сумские гусары. С. 232.).

Угаснув в начине 1918 г., полк был возрожден в Добровольческой армии в декабре 1918 г. и прошел через серию жестоких боев и сражений.

В годы Первой всемирный войны 8 офицеров полка стали кавалерами Георгиевского оружия.

Командир 2-й бригады 1-й кавалерийской дивизии генерал-майор И. Нилов – за бой 18. 09. 1914 г. у дер. Курьянки. Командир полка флигель-адъютант полковник Гротен – за 21. 01 1915 г. (бои у дер. Нейгоф-Лассденен, и дер. Юкнашен). Штабс-ротмистр Ф. Петражкевич « за то, что 26 июля 1915 года, командуя дивизионом и получив приказание взять мощно укрепленный фольварк Поравице, он, выделив большие разъезды, во главе оставшихся у него трех взводов атаковал лавой наименованный фольварк и, несмотря на губительный огонь противника и полученную рану, продолжал идти впереди эскадрона, личным примером ободряя людей, храбростью и распорядительностью своими принудил противника скороспело очистить фольварк Поравице, не давши ему возможности уничтожить приготовленный к поджогу мост и тем чрезвычайно содействовал наступлению дивизии на местечко Биржа». Штабс-ротмистр В. Крейтер — за рекогносцировку д. Тракенен 24 октября 1914 года. Корнет В. Соколов — за бой у Д. Бладзен 13 января 1915 года. Штабс-ротмистр М. Лопухин — за рекогносцировку с переправой через реку Западную Двину и с захватом пленных, июль 1916 года. Корнет В. Дмитриев — за взятие пленных в Августовском лесу, март 1915 года. Корнет Н. Петров — за взятие пленных у острова Царьград, март 1917 года.

Сумцы-молодцы. Битва в Прибалтике
Поручик Петражкевич, корнеты Соколовы и поручик Слепцов на довоенном групповом фото. Петербуржцы — офицеры 1-го уланского Санкт-Петербургского полка. Сумские гусары. 1951.

А агент поручик В. Иванов стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени «за то, что, будучи послан с разъездом для наблюдения за шоссе Краснополь — Сейны, 11-го сентября 1914 года заметил движение большой колонны противника и продолжал наблюдение с 7 утра до 5 вечера, несмотря на то, что в его тылу показалась еще колонна противника и отхватила ему путь отхода, причем, окончив наблюдение, прорвался сквозь немецкое охранение, попутно обнаружив неприятельский бивак, и привез ценные сведения о противнике, имевшие важное значение для успешного результата боя». В 1-й статье цикла мы особо заострили внимание читателя на подвиге агента — результат которого имел важное оперативное значение.

8 офицеров полка пало в годы Первой мировой войны (в том числе поручик Старынкевич погиб на Кавказском фронте – будучи распят курдами), и 19 погибло в годы Штатской войны (из них 10 человек, включая отличившегося в Первом сражении у Мазурских озер князя Меньшикова, было расстреляно и 1 кончил собой). История же 1-го Сумского гусарского полка стала летописью 270-летнего служения верой и правдой своей Отечеству – России.

Источник


Сумцы-молодцы. Битва в Прибалтике