Заря капитализма: рыцари уступают поле боя ландскнехтам

Новость опубликована: 14.02.2019

Зачислено считать, что упадку рыцарства способствовало огнестрельное оружие. Это большое преувеличение, ведь ещё в XIX веке тяжелая кирасирская конница вполне выдерживала ружейный пламя в упор, да и кирасу не всякая картечь пробивала. С другой стороны, стрелы и арбалетные болты на протяжении веков поражали рыцарскую конницу, что никак не отменяло её высокой боеспособности и решающего значения в бою.

Заря капитализма: рыцари уступают поле боя ландскнехтам

Экономика войны

Рыцарь стоил очень дорого. В XI веке его экипировка была эквивалентна стоимости 45 ланок, а ведь это были всего лишь кольчуга, шлем, щит, копьё, меч и седло. Позже вооружение и доспехи рыцаря стали сложнее и дорогостоящей. Да ещё стоимость боевого коня, включая его содержание и обслуживание. Воспитывать конного воина приходилось с детства. А вот на службу рыцари являлись не весьма исправно, могли проигнорировать призыв сеньора от трети до двух третей его вассалов без каких-либо последствий для себя. Являются по первому призыву короля тысячи конников только в сказке «Властелин колец» Джона Руэла Толкина. Кроме того, в реальности служба у сеньора могла продолжаться не немало 40 дней, после чего рыцарь мог беспрепятственно вернуться домой. Приходилось дополнительно покупать его верность.

В итоге воинские контингенты заключались из десятков, реже – сотен рыцарей. Войны были локальными, даже с учётом, что с каждым рыцарем являлось 3-5 человек военных холопов.

Убил рыцарство зарождающийся капитализм. В полном соответствии с теорией марксизма, надстройка соответствует базису, являющемуся определяющим фактором. Рыцарская конница – плод феодальных касательств, когда рыцарь-дворянин служил в обмен на наделение его землёй и крестьянами, обеспечивающими его жизнедеятельность. Феодализм практически равен натуральному хозяйству с небольшой монетизированностью экономики и производством практически всего, что требуется, в рамках одного хозяйства.

Развитие торговли и рост производства прибавочного продукта в XII – XIV столетиях привели к росту монетной массы, сырьё для которой добывалось в возрастающем количестве серебряных рудников. Медиевист Жак ле Гофф строчит о взрывном росте количества монетных мастерских в Италии, Франции, Германии в это время.

Появляются первые руководства по торговле и монетам. Одно написано венецианским торговцем Дзибальдоне да Каналь около 1320 года. Второе – «Практика торговли» — вышло из-под пера флорентийца Франческо Пеголотти возле 1340 года.

Торговля инициировала рост количества и могущества городов, где казна пополнялась не барщиной и оброком, а звонкой монетой в связи со сбором налогов. Собственно города стали застрельщиками перемен в военном деле. Первыми от рыцарства к наёмничеству перешли торговые республики Италии. Они брали кондотьеров – контрактников, набиравших войско за деньги. Но расцвет наёмничества связывают с германскими землями и ландскнехтами. Известна ещё наёмная швейцарская пехота, её не стоит путать с ландскнехтами, но о швейцарцах – после.

Наёмная пехота – царица полей

Заря капитализма: рыцари уступают поле боя ландскнехтам

Стало проще и дешевле купить столько войск, сколько нужно и на то время, когда они потребуются, вместо того, чтобы кормить круглогодично малочисленную и дорогую рыцарскую конницу.

Термин «ландскнехт» ввёл в оборот в 1487 году Питер ван Хагенбах, хронист Карла Храброго Бургундского. В ландскнехты мог пойти кто угодно. В сословной пирамиде наёмники располагались на промежуточном уровне между рыцарем и крестьянином.

Основу пехотного построения составляли пикинеры, их прикрывали аркебузиры. Место в передних рядах пикинеров занимали самые рослые и умелые бойцы с двуручниками. Эти бойцы выполняли самую опасную и тяжёлую работу, взламывая оборону неприятеля в атаке или же срубая древки вражеских пик, стоя в обороне. Такие пехотинцы именовались «боец на двойном жалованье», потому что им платили вдвое от содержания обычного ландскнехта. Но и потери среди таких солдат были повышенные.

Строились германские наёмники прямоугольниками, с будет существенной глубиной шеренг.

Поштучно солдат на службу, как правило, не нанимали. Они приходили уже сформированными ротами, нанятыми капитаном. Капитана, в свою очередность, нанимал полковник, у которого был патент от заказчика. Полковник обращался за набором войска к десятку-другому капитанов. Каждый капитан набирал до четырёх сотен собственного состава, составлявших роту. Подчинялись роты регименту, то есть власти, полковника. Командовали в роте десяток офицеров и кое-какое количество фельдфебелей.

Солдату полагалось четыре гульдена ежемесячно, капитан получал – в 10, а полковник – в 100 раз больше. Казна оплачивала содержание драбантов (телохранителей) для полковников и капитанов.

До капитана в состоянии был возвыситься любой. Одним из первых и самых любимых лидеров ландскнехтов стал нюрнбергский сапожник Мартин Шварц, получивший впоследствии рыцарское совершенство.

Маленькие хитрости и нюансы

Командиры могли манипулировать количеством подчинённых, завышая в документах их численность. Разница шла в карман капитана или полковника. При смотрах в построение ставили статистов, чтобы уравнять фактическую и табельную численность. Бывало, что этим зарабатывали даже женщины. Разоблачённому полковнику или капитану ничего не угрожало, а вот изловленного статиста лишали носа.

Отсчёт месяца начинался с первого числа до боя. С каждого боестолкновения или штурма города месяц почитался заново. Вся добыча делилась между ландскнехтами. Трофейной артиллерией и боезапасом к ней полностью распоряжался капитан.

Настоящей поживой наёмников сделался грабёж. Причём, никого не останавливало, если они были всё ещё на дружественной территории.

Курфюрст Саксонии Иоганн Фридрих пытался упорядочить эту сторонку жизни наёмников. Так, он распорядился, что на нейтральной, союзной или собственной территории ландскнехтам позволено угонять лошадей, но нельзя было трогать другой крупный скот. Продукты можно реквизировать, без взлома замков на шкафах и сундуках. Вооружение, обмундирование и пропитание наёмник закупал на собственное жалованье. При заболевания или ранении ландскнехт не мог рассчитывать на централизованное лечение.

Часто ландскнехтов сопровождали женщины. Это были близкие родственницы. И, хотя таких дам называли «Hure» — что переводится как «шлюха», они не были проститутками. Эти женщины обеспечивали быт мужчин между боями, ухаживали за ранеными или нездоровыми. Эти женщины участвовали в боях, добивая раненых или грабя убитых. Их нередко использовали на земляных работах или при постройке полевых укреплений.

Заря капитализма: рыцари уступают поле боя ландскнехтам

Эти дамы – не маркитантками, следовавшие за войском, продавая солдатам напитки, включая алкоголь, и еду. Впрочем, случалось, что у маркитанток кто-то из родственников-мужчин был в этом же армии ландскнехтом.

На наёмниках пытались наживаться и наниматели, организовывая полевую торговлю по завышенным ценам. Филипп Гессенский бахвалился, что так возвращал половину сумм, выплаченных наёмникам.

Защитой от солдатских беспокойств была присяга, к которой приводили поодиночке или малыми коллективами, чтобы было видно, что присягу принимает каждый, после отговорки не принимались.

Регимент получал написанный полковником артикул, где перечислялись права и обязанности солдата, который клялся блюсти артикул в точности. Солдаты не могли создавать профсоюз в любом виде, солдат мог подавать жалобы только личного нрава. По команде жалобы передавались через солдат двойного жалованья как наиболее уважаемых профессионалов. Нерегулярная выдача денежного жалованья не была предлогом для отказа от выполнения приказов, включая штурм города или преследование бегущего неприятеля. Попав в плен, ландскнехт рассчитывал, что его выкупят свои. В противном случае по истечении срока контракта он мог невозбранно наняться в армия неприятеля. Наёмники пленных не убивали – можно было либо получить выкуп, либо пополнить свои ряды вчерашними пленниками. Это не относилось к швейцарцам, те в плен не сдавались и не хватали. В случае, если на поле сходились швейцарцы и ландскнехты, начиналось безжалостное истребление сторон.

Гарнизон не мог уклониться от строительных трудов, необходимых в обороне. Солдату запрещалось сопротивляться профосу при аресте другого солдата. В драке наёмник не мог призывать на помощь земляков. Участие бойца в дуэли жёстко регламентировалось местом и временем. Часто ограничивался выбор оружия, огнестрел на солдатской дуэли был запрещён.

С XVII столетия солдат исключался из гражданской юрисдикции и подлежал только военному суду.

Император Максимилиан и ландскнехты

Заря капитализма: рыцари уступают поле боя ландскнехтам

Император Священной Римской империи германской нации Максимилиан (22 марта 1459 — 12 января 1519) был первым государем, кто сделал ландскнехтов ударной силою своего войска. Император не стыдился маршировать с пикой на плече во главе строя ландскнехтов на параде и даже драться в бою в их линиях. Парадоксально, но именно «максимилиановским» называют рыцарский доспех – вершину кузнечного искусства. Такого совершенства не удавалось достичь ни до, ни после. Денежки Максимилиану на военные экспедиции ссужал Якоб Фуггер, немецкий купец и банкир, создатель первой транснациональной корпорации и первоначальный зафиксированный миллионер в истории человечества.

Ландскнехты жили ярко, но недолго. Скрашивала их будни, в том числе, пышная и разноцветная платье.

Как раз Максимилиан разрешил ландскнехтам переступить через сословные ограничения, отмечая, что не хочет лишать их короткую жизнь одного из наслаждений – великолепной нарядной одежды.

Строевой подготовки, как и регулярного обучения воинским ремёслам, не было. Но ландскнехты совершенствовались в том и другом, как для повышения собственной стоимости, так и для повышения выживаемости.

Демобилизованные ландскнехты сбивались в банды или жили подаянием. Курфюрст Бранденбургский Георг Вильгельм издал особый эдикт, определявший объём обязательного подаяния для ландскнехтов – «дембелей».

С исторической подмостки ландскнехты сошли к концу XVII века. Хотя архивы содержат данные, что в Северной войне в русский плен угоди ландскнехты из Швеции. Их отослали в Сибирь, там они и осели.

Источник

Материал полезен?

Заря капитализма: рыцари уступают поле боя ландскнехтам