100 лет назад покинувшая Россию белоснежная армия черного барона нашла пристанищеПоздней осенью 1920 года 150 тысяч наших со­отечественников покинули русскую землю на кораблях, кораблях и просто на всем, что было способно держаться на плаву. Они бежали от Красной армии из Крыма в составе армии Врангеля.

100 лет назад белоснежная армия покинула Россию и нашла новое пристанище

100 лет назад белоснежная армия покинула Россию и нашла новое пристанище

История обожает погримасничать: барон Врангель (на фото в середине) уходил из Крыма на крейсере “Генерал Корнилов”. В 1905 году этот корабль назывался “Очаков” и именно на нем взбунтовавшихся матросов возглавил лейтенант Петр Шмидт – герой двух опер, поэмы, увековечен в романе Ильфа и Петрова “Золотой телок”. Фото: Дом русского зарубежья им. Солженицына

Ровно 100 лет назад эти люди достигли чужих берегов. Что их там ждало?

Не на тех налетели

Покровительство над русской эскадрой и армией барона Врангеля взяла Франция. Гражданским предложили самостоятельно выживать в эмиграции, а военных разместили в станах на землях распавшейся Османской империи, на греческом Лемносе и в тунисской Бизерте.

Франция была для наших доброй феей и злобным демоном одновременно. С одной стороны, французы реквизировали три русских парохода с углем, забрали 58 тысяч пар обуви, 300 тысяч пудов семени и 20 тысяч пудов сахара, 45 тысяч винтовок, 130 кораблей и судов. Но при этом годами кормили десятки тысяч эвакуированных.

Армия Врангеля – это армия без края! Это всех пугало. Французы попытались их разоружить – ничего не вышло. Тогда стали шантажировать сокращением пайка. Сначала рацион наших был терпимым (в день – 500 граммов хлеба, 250 граммов консервов, крупа, немного картофеля, соль, сахар, чай), потом “покровители” остро стали сокращать бюджет на продукты.

Последние солдаты Российской империи голодали. На греческом Лемносе кубанские казаки зимовали в палатках, замерзали, не хватало снадобий, врачей и даже пресной воды…

Но… Не на тех напали!

Русские держались. Хоронили товарищей и… возводили воинские святилища, открывали школы и кадетские классы (из Крыма вывезли десятки тысяч гражданских), театры. В гарнизонах поддерживался порядок. Офицерам разрешили единоборства. Обидчика можно было вызвать на дуэль. А чтобы пули дуэлянтов не беспокоили местных, огнестрел запретили. Биться дозволялось, как в древность: на саблях или на винтовках с примкнутым штыком.

Согласитесь, непривычный оборот. Это ведь не та армия, которую нам показывают в кино. В кино исход из Крыма – это паника, свалки за место на кораблях. Между тем 100 лет назад Врангель (как бы к нему ни относиться) провел эталонную эвакуацию. Уходили организованно, прочертив на пристанях строевые смотры.

Кто куда

От идеи разоружить русских наши союзники по Антанте отказались. Опасались, что разъяренные русские захватят Константинополь. Проблему разрешили так: создавали невыносимые условия жизни и заслали в лагеря своих агентов-искусителей. В Галлиполи прислали пароходы, и всех желающих перевезли в Сербию и в Болгарию. Тысячи наших боец и офицеров записались во французский Иностранный легион, из-за чего русских там стало аж 12%.

Кто-то подписал контракт на кофейные плантации Бразилии, иные уехали на латиноамериканские войны. Некоторые вернулись в СССР.

Кто-то спросит: а как же Париж? Стереотип: белогвардейский офицер глушит водку, тоскуя по утраченной Отечеству в парижском ресторане.

Были и такие, но не очень много. Париж дорогой город, дешевле было поселиться в Берлине, что отдельный и сделали. Но у большинства на это не было денег. Уходили они из Крыма с пустыми карманами.

Золотой запас империи волей судеб очутился у Колчака. Но это уже совсем другая история.

Честь имеют

После исхода белой армии по Крыму прокатилось кровавое колесо: пытки и казни. Победители лютовали. А белогвардейцы в Галлиполи, на Лемносе и в Бизерте годами ожидали приказа: выступить в поход против большевиков, победить или умереть. Еще хотели пойти против турок на стороне православных греков.

Но распоряжения не было.

Иллюзии окончательно развеялись после того, как Франция признала Советский Союз.

В упомянутой Бизерте всем офицерам, бойцам и матросам предложили принять французское гражданство. Это был акт великодушия, поскольку без французского паспорта во французских колониях занимать руководящие места было нельзя. Между тем многие офицеры уже работали инженерами, строили дороги.

Нижние чины взяли гражданство без излишних пререканий. Часть офицеров заявили: наша Родина – Россия, и другой не будет. Из инженеров перешли в рабочие. Их жены, нередко – дворянки, пошли швеями и прачками. И никто не роптал на судьбу.

Как есть последние солдаты империи.

Общество История

Вам также может понравиться