«Хворает, черт!» Как доктор Рогозов вырезал себе аппендикс в Антарктиде

«Хворает, черт!» Как доктор Рогозов вырезал себе аппендикс в Антарктиде

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Хворает, черт!» Как доктор Рогозов вырезал себе аппендикс в Антарктиде

Vladislav Rogozov/«Би-би-си» 30 апреля 1961 года врач 6-й Советской антарктической экспедиции Леонид Рогозов провел уникальную операцию — вырезал сам себе воспаленный аппендикс. Хирургическое вмешательство прошло успешно, хотя в какой-то момент он едва не потерял сознание. Рогозов быстро восстановился и стал настоящим героем своего поре. Его сравнивали с Юрием Гагариным, но ехать в Антарктиду медик больше не захотел. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

«Хворает, черт!» Как доктор Рогозов вырезал себе аппендикс в Антарктиде

      Почти Гагарин

      В 1961 году хирург из Ленинграда Леонид Рогозов стал одним из самых популярных людей в СССР, уступая по популярности только Юрию Гагарину. Во время первой зимовки в Антарктиде он самостоятельно удалил себе воспаленный аппендикс. Об этом событии разузнали во всем мире.

      Рогозин и Гагарин были ровесниками: врач и космонавт родились с недельным интервалом в марте 1934 года. Немало того, оба были выходцами из рабочих семей и в одном месяце совершили поступки, потрясшие общество. Рогозова, кстати, именовали Гагариным хирургии.

      Еще обучаясь в ординатуре, он узнал о наборе врачей-добровольцев для работы на научной станции в Антарктиде, прошел конкурсный отбор и был включен в состав 6-й Антарктической экспедиции.

      Рогозов отправился в Антарктиду на дизель-электроходе «Обь» 5 ноября 1960-го, взяв с собой чемодан с книжками. К месту назначения судно прибыло в декабре. Всего в состав экспедиции вошли 13 человек. Помимо своих ровных обязанностей Рогозов исполнял функции метеоролога и водителя, разгружал грузы и участвовал в строительстве. После девяти недель подготовительных трудов в оазисе Ширмахера (свободный ото льда район в центральной части Берега Принцессы Астрид) 18 февраля 1961 года была отворена новая советская антарктическая станция — Новолазаревская.

      Побывавший на ней месяцы спустя писатель Юрий Гаврилов описал Леонида как «широкоплечего приземистого молодого человека». Его удивило, что доктор привез с собой в Антарктиду из Ленинграда двухпудовую гирю. Рогозов объяснил, что занимается с ней любой день.

      «Посреди полярной пустыни»

      На четвертом месяце зимовки доктор почувствовал недомогание. 29 апреля 1961-го Рогозов заметил у себя тревожные симптомы: слабость, тошноту, повышенную температуру тела и боли в правой нижней части живота.

      «Поскольку он был хирургом, ему не составило труда диагностировать у себя припадок аппендицита, — рассказывал уже в наше время младший сын Рогозова Владислав, который работает анестезиологом в Шеффилде. — Это была операция, какую до того он проделывал много раз, да и во всем мире этот вид хирургического вмешательства давно стал обыденным. Но он находился вдали от цивилизации, посреди полярной пустыни».

      Рогозов отведал консервативное лечение — голод, холод и покой, но уже на следующий день понял, что без хирургического вмешательства на обойтись.

      Однако прочертить полостную операцию было некому, равно как и не имелось возможности срочного перелета в СССР. Рогозов оказался в очень сложной ситуации. У него не оставалось другого выхода, кроме как сделать операцию самостоятельно.

      «Ночь не спал. Болит, черт! Пурга выматывает душу, воет, как сотня шакалов», — так доктор описал свое состояние в дневнике.

      Ассистенты в белых халатах были белее белого

      Ему нужно было вскрыть себе брюшную полость и затем вытащить наружу кишечник. Руководству полярной станции пришлось запрашивать позволение на проведение операции у Москвы, поскольку неудача могла негативно сказаться на репутации советской антарктической программы. Понимая критическое состояние нездорового, начальство дало добро на беспрецедентный эксперимент.

      Никто из других полярников не разбирался в медицине. Поэтому оперировать Рогозову было особенно тяжко. Свою уникальную операцию хирург начал поздним вечером 30 апреля 1961 года. Ему помогали два ассистента. Инженер-механик Зиновий Теплинский содержал зеркало в ногах больного врача, а метеоролог Александр Артемьев подавал ему нужные инструменты.

      «Он очень тщательно все продумал, даже проинструктировал их, что мастерить, если он потеряет сознание — как сделать укол адреналина и искусственное дыхание», — отмечал Владислав Рогозов.

      А его папа вспоминал, что помощники «стояли в белых халатах и сами были белее белого».

      «Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то манером я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного», — признавался он.

      Рогозов начинов работать в лежачем положении и с полунаклоном на левый бок. После обезболивающего укола он сделал разрез скальпелем длиной 12 см. Трудился врач без перчаток, иногда просто на ощупь, иногда — глядя в зеркало. Обнаружив воспаленный аппендикс, Рогозов выслал его и ввел антибиотик. Через полчаса после начала операции у него развилось сильное головокружение и слабость. После любого действия ему приходилось брать 20-секундную паузу на передышку.

      Впоследствии Рогозов написал, что в самый тяжелый момент его сердце вдруг ощутимо замедлило ход, длани не слушались. Медик успел всерьез испугаться и даже почувствовал приближение смерти. Но неожиданно к нему вернулись силы, а совместно с ними — желание жить и уверенность в себе. Успокоившись, Рогозов нащупал воспаленный участок и удалил аппендикс, а затем наложил себе швы.

      Операция продлилась 1 час 45 минут и завершилась успешно.

      Сквозь несколько дней стало понятно, что кризис миновал, а температура постепенно спадает.

      «Рогозов, проявив невероятное мужество и самообладание, свершил подвиг», — писал про врача Гаврилов.

      К слову, при личной беседе с ним в Новолазаревской Рогозов выразил мнение, что ему помогли дела с гирей: «Если бы я был послабее, не знаю, смог ли бы я тогда закончить операцию».

      Дали квартиру в Ленинграде

      В Ленинградском торговом порту членов полярной экспедиции встречали сотни людей. Они приветствовали биологов, океанологов и ученых иных специальностей, но наибольший интерес проявили к Рогозову. К тому моменту материал о необычной операции появился в газетах многих краёв — сам медик еще не до конца представлял собственную популярность.

      «Могу сказать, что все шло нормально, как обычно после операции перитонии, — произнёс он журналистам. — Правда, несколько слабоват был первые дни, но это зависит от некоторых условий, в которых я тогда находился. А так все нормально прошло. На зимовке без настоящей товарищеской взаимовыручки невозможно зимовать. И наша дружба, дружба советских полярников — самая концентрированная».

      Рогозова чествовали как героя, выделили ему квартиру в Ленинграде и предложили поехать на Южный полюс, но он отказался.

      Свое решение доктор объяснил опасением потерять квалификацию.

      Больше доктор Рогозов не бывал в антарктических экспедициях. Поступив в аспирантуру, он защитил диссертацию на тему «О резекции нательнее трети пищевода по поводу рака», работал хирургом в различных клиниках Ленинграда, и на протяжении 14 лет заведовал отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулеза НИИ физиопульмонологии. Рогозов скончался 21 сентября 2000 года в году 66 лет от осложнений после операции по поводу рака легкого.

      Операции самим себе проводили рыбак Дуглас Гудейл, доктор Джерри Нильсен, художница Аманда Филдинг. Но в условиях антарктической зимовки никому кроме Рогозова делать такое не доводилось.

      «Хворает, черт!» Как доктор Рогозов вырезал себе аппендикс в Антарктиде

      Vladislav Rogozov/«Би-би-си» Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

      Ключ