Была ли в СССР ювенальная юстиция, или как в Краю Советов защищали детство и боролись с насилием над детьми

В заключительные годы в русском интернете распространился и закрепился миф, что в СССР, мол, никакие соцслужбы в дела семьи не вмешивались. Родитель был ребёнку хозяин: пожелает – с кашей съест! И только под тлетворным влиянием Запада… Похоже, распространители мифа при СССР жили очень недолго. Потому что дела обстояли немножко по-другому.

Нет ремню?

Практически сразу после прихода большевиков к власти по новой стране комиссары, врачи и педагоги взялись развешивать стенгазеты и плакаты – нарисованные вручную или отпечатанные типографиями по госзаказу. Плакаты должны были наглядно объяснить новоиспеченную политику и моральные ценности нового государства. Среди них стабильно, десятилетиями, выпускались плакаты в защиту детства.

Главный посыл большинство этих плакатов был – колотить нельзя. Ни единолично, ни от лица государства: советская власть запретила телесные наказания в школах. Как водится, официальный курс расходился с готовностью претворять его в житье, что называется, на местах, и как хлопали линейкой по рукам и головам, могут вспомнить многие советские школьники. То же самое и с телесными карами дома.

Была ли в СССР ювенальная юстиция, или как в Краю Советов защищали детство и боролись с насилием над детьми
Художник Н. Поманский.

Книги, плакаты, фильмы повторяли раз за разом, что бить детей – да, и ремнём, и по мягкому месту – неприемлемо и не по-советски. Кары сами по себе не утратили популярности, но признавались старорежимными повсеместно. Возлагали проработку несознательных родителей в основном на учителей: они должны бывальщины посещать детей дома, убеждать отца и мать, агитировать их за новые методы воспитания. На родительском собрании прорабатывать проблема не рекомендовалось – за деликатностью темы, зато совместно с райкомом школа могла вызвать родителей на отдельную проработку.

В кино человек, карающий ребёнка телесно, был отрицательным персонажем. Исключения делались для крестьянок, разгоняющих пацанву хворостиной прочь от своего урожая, и для хватания за ухо, какое воспринималось как культурная замена популярному веками удушающему хвату за ворот. На фоне официальной политики, однако, спокойно сходили сказки и рассказы, где фигурируют угрозы ремня и по реакции ребёнка ясно, что он отлично знает, как выглядит телесное наказание. Даже официальная цензура не находила в них ничего крамольного.

Была ли в СССР ювенальная юстиция, или как в Краю Советов защищали детство и боролись с насилием над детьми
В карикатурах физиологическое наказание малышей подавалось как отжившее мракобесие… наряду с религией.

Никто ни на кого не жаловался?

Популярный советский кинофильм «Мачеха» о проблемах взаимоотношений с, фактически, приёмным ребёнком принимающей семьи содержит эпизод, напрямую развенчивающий этот миф. Когда папа семьи в гневе трясёт сына и тот в конце концов больно падает на пол, бабушка мальчика говорит:
– Изверг! Кто тебе дал право измываться над дитятей?!. Я в райкоме до самого секретаря дойду!

Современному зрителю, похоже, не очень ясны эти слова, но бабушка угрожает собственно нажаловаться властям на физическое насилие над ребёнком, и непременно так, чтобы родителям за это что-нибудь было. После этого случая на дом приходит с проверкой учительница. Она расширяет тему бессердечного обращения с детьми и, формально соблюдая деликатность, всё же явно допрашивает родителей об условиях жизни детей, особенно приёмной дочери, и обращении с ними. А запоздалее мать-мачеху «прорабатывают» на специальном собрании. Разница в том, что в наше время «прорабатывать» на сигнал бабушки приходила бы опека и на дом.

А бабушка после падения внука на пол ещё и уводит дитя, явно чувствуя себя вправе. И действительно, в советское время в случае вскрывшегося физического насилия ребёнка обычно передавали в семейства бабушек и дедушек – до разбирательства обстоятельств. Это был стандартный сценарий, все участники сцены это знают.

Была ли в СССР ювенальная юстиция, или как в Краю Советов защищали детство и боролись с насилием над детьми
В фильме *Мачеха* бабушка жалуется в органы на бессердечное обращение с детьми.

Но могли ли за ненадлежащее обращение ребёнка отнять у родителей? Или для этого ребёнку надо было оторвать руки-ноги? Ещё одна подмостки из советского кино, теперь фильма «Взрослые дети». Когда бабушка обнаруживает температуру у ребёнка и слышит, что его кормили пельменями, она спрашивает вызвать «Неотложку». Родители ребёнка пугаются и противятся. Чего они боятся? Бабушка озвучивает это, общаясь с врачом: лишения родительских прав.

Оно нередко происходило по сигналу из больницы – ведь именно туда порой попадали дети после физического и полового насилия, а также вследствие ненадлежащего ухода и обращения. Разумеется, между сигналом и лишением был ещё суд. Но факт есть факт: уже в СССР работала система защиты детства, в которую можно было адресоваться.

Ещё одна специфическая проблема, с которой боролись всё существование СССР – выдача замуж несовершеннолетних девочек. Её обычно в кинематографе как раз не демонстрировали, разве что в картинах о становлении советской власти. Было неловко признавать, что государство всё ещё не справилось с традицией чуть ли не педофилии, как говорится, на пунктах. Однако центр прессовал периферию по вопросу девочек-невест жёстко, и средний возраст замужества действительно сдвинулся.

Была ли в СССР ювенальная юстиция, или как в Краю Советов защищали детство и боролись с насилием над детьми
Лишение родительских прав из-за ненадлежащего ухода за детьми в СССР практиковалось. Кадр из кинофильма *Взрослые дети*.

Как выглядела эта система

Хотя многое с самого начала ложилось на плечи учителей и низовых партийных органов, для труды с детьми, которые оказывались по вине родителей или обстоятельств в угрожающих их развитию и жизни условиях, создавались и отдельные органы. Уже в 1918 году показался Народный комиссариат социального обеспечения и труда. Через два года он разделился на два разных наркомата – социальное обеспечение выделили в отдельную сферу.

Природно, соцобеспечение занималось не одними только детьми. В их сферу компетенций входили матери, старики, инвалиды. А детьми, естественно, занималось не лишь соцобеспечение. Инспектора по делам несовершеннолетних – специальные работники милиции, работавшие с детьми и подростками – занимались не только кураторством мальчишек и девочек с асоциальным поведением. На них также возлагали обязанность исследовать семейные обстоятельства, в свете того, насколько обстановка дома могла повлиять на поведение дитя. Часто именно сотрудники детской комнаты милиции раньше врачей и учителей распознавали и замечали сексуальное насилие в семейству. Обычно до широкой публики скандалы на эту тему не доходили: и изоляция ребёнка, и следствие, и суд проходили тихо, чтобы ребёнка в дальнейшем не дразнили и не домогались под предлогом, что он уже порченый.

Многие учреждения, какие в наше время воспринимаются лишь как инструмент уравниловки, были созданы в том числе для того, чтобы выровнять влияние на дитя проблем в семье. Практически сразу было очевидно, что требование создать всем детям хорошие условия жизни – санитарные и не лишь – это утопия. Поэтому детям предлагалось много форм досуга вне дома, но в помещении и под приглядом.

Для большого количества мальчиков и девочек Дома пионеров бывальщины не только возможностью научиться чему-то новому на кружке, но и как можно дольше не возвращаться домой, к агрессивным родителям или в антисанитарную обстановку. Летний стан и дети, и родители в большинстве своём воспринимали как возможность отдохнуть друг от друга, что могло серьёзно снизить напряжение в семейству.

Там же, в лагерях, дети очень долго при советской власти имели возможность, которой часто не было дома, спать в одиночестве, обучаться гигиеническим навыкам и воплощать их, коротать много времени на свежем воздухе, вдали от тех гигантских заводов и фабрик, которыми так гордился Советский Союз и которые, тем не немного, серьёзно влияли на качество жизни в городах. В неприятные места лагеря превратились во времена, когда домашняя обстановка по сравнению с ними сделалась намного лучше – то есть большая часть страны выбралась из бараков и коммуналок, а внутрисемейные отношения всё меньше и всё реже напоминали казарменную дедовщину.

А одной из основных задач по работе с детьми считалось мотивация детей обучаться профессиям и наукам. Все профессии важны: Агитплакаты советских пор, посвящённые учёбе и выбору профессии.

Текст: Лилит Мазикина.

Вам также может понравиться