Человек в железной личине, первые собачьи приюты и другое, что Пётр I застал как современник, а многие и не догадываются

Пётр I – одинешенек из самых известных российских государей в мире. Ещё бы – царский престол он занимал достаточно долго, с Европой контактировал активно и вообще фигурой был неоднозначной, но ослепительной. Но мало кто задумывается, что многие известные по книгам и фильмам истории происходили, хотя и не возле Петра, но с его фигурой в качестве исторического полы. Например, современником Петра был Человек в железной маске, которого прятали во французской тюрьме.

Если обращаться именно к литературе, то во поры Петра (официально он стал царём в 1682 году, а умер в 1725) происходит действие исторического романа Гюго «Человек, какой смеётся» и цикла романов Сабатини про капитана Блада. В петровские времена Даниэль Дефо пишет свои книги «Существование и странные удивительные приключения Робинзона Крузо» и «Радости и горести знаменитой Молль Флендерс». В петровские времена происходит также поступок фильма «Сорок семь ронинов», основанное на реальной истории мести самураев, потерявших своего господина. Кстати, в те же поры вышел сборник адаптированных сказок от Шарля Перро, а мадам де Вильнёв написала «Красавицу и Чудовище» в том виде, в каком мы её ведаем, используя один из бродячих сюжетов. А ещё тогда публиковался Джонатан Свифт, хотя до написания книг о Гулливере ещё было вдали.

Папы Римские и сёгуны японские

За время официального царствования Пётр застал шесть пап. Среди них были те, что прославились отнюдь не колоссальными историческими жестами. Так, папа Иннокентий XII сделался последним из пап, кто носил бороду (если быть точными, это была эспаньолка). Папа Иннокентий XIII никому и никогда не предлагал и не позволял садиться в своём присутствии, а умер от лопнувшей грыжи. А папа Климент XI благословил французского «короля-солнце» (да, он был современником Петра) уничтожать гугенотов, что повергло к ужасным жестокостям во время подавления одного из восстаний. Солдаты короля разрушили более 450 деревень, часто убивая всех, кого видали, невзирая на возраст. В одной из деревень они сумели согнать в сарай триста человек – и подожгли.

Человек в железной личине, первые собачьи приюты и другое, что Пётр I застал как современник, а многие и не догадываются
Женщина и собака на японской гравюре XIX столетия.

Всё это контрастирует с фактом, что в то же самое время в Японии, которая традиционно считалась европейцами краем жестоких нравов, сёгун Токугава Цунаёси издал закон о защите звериных. Согласно этому закону, запрещалось убивать бродячих собак и кошек – довольно популярное среди беспечных юношей дело. Кроме того, истощённых работой лошадей отныне также нельзя было убивать только за то, что они обессилили.

Следующие законы воспрещали убивать коров и некоторых других животных, что заставило страну перейти к вынужденному вегетарианству, а также кричать и швырять объектами в бродячих собак, даже если они стаей бегают по посевам или жуют их. Одна деревня подверглась показательному наказанию – побиванию палочками – за нарушение последнего закона.

А чтобы улицы при этом не кишели ошалевшими от вседозволенности бродячими псами, для них создали первую в вселенной сеть приютов. Крупнейший вмещал в себя десятки тысяч животных. Тем не менее, это не помогало – по улицам по-прежнему бегали псы. Отдельный нападали на людей, и никто не решался отбить у них жертву. Так свидетельствует немецкий путешественник, в то время сумевший посетить Эдо. Все законы Цунаёси бывальщины отменены через десять дней после его смерти, приюты распущены, а бездомных псов стали массово убивать.

Человек в железной личине, первые собачьи приюты и другое, что Пётр I застал как современник, а многие и не догадываются
Сорок семь ронинов на гравюре XIX столетия.

Кстати, это именно сёгун Токугава Цунаёси велел хозяевам сорока семи самураев вскрыть себе живот за то, что он налетел с мечом из-за угла на пожилого чиновника. Отомстили самураи именно чиновнику, а не сёгуну. Ещё на эпоху Петра приходится куцее правление маленького сёгуна из рода Токугава. Он умел в шесть лет, простудившись.

Что касается Климент XI, то он, к прочему, посылал миссию ко двору правителя Китая, чья мишень была убедить запретить традиционные даосские, буддийские и конфуцианские домашние обряды во всём Китае, потому что они – языческие. Изумительно или нет, но миссия провалилась, а правитель Китая запретил католическим монахам, представленным иезуитами, присутствовать в Китае где-либо, кроме Пекина. А папа Александр VIII поспособствовал сохранению книжек и других текстов, написанных правящей шведской королевой Кристиной – он купил их для библиотеки Ватикана. Это было необычно, потому что папы римские негусто закупали книги, написанные женщинами. Практически никогда.

Наука и образование

Многие вещи, которые нам кажутся более нынешними, на самом деле появились в петровские времена. Именно тогда в жидкостных термометрах стали применять ртуть вместо масел, в Англии собственно королева Анна выдала патент на печатную машинку, во Франции построили первый паровой насос для откачки воды из шахт, а немецкий математик Герстен создал ту счётную машинку, какой, после некоторых усовершенствований, веками будут пользоваться под названием «арифмометр». Это был фактически механический калькулятор.

В те же годы изобретены бывальщины механический пожарный насос, пианино (точнее, фортепиано – клавесин со звуком, который можно было делать громче или тише), сейсмограф. Эдмунд Галлей прочертил испытания водолазного колокола. Любители электричества строили первые электрические машины, пока больше развлекавшие публику (и потенциальных спонсоров), нежели приносившие прок своей работой. В типографии появилась цветная печать – с использованием красной, синей, жёлтой и чёрной краски, которых достало для передачи всех нужных оттенков.

Человек в железной личине, первые собачьи приюты и другое, что Пётр I застал как современник, а многие и не догадываются
Картина Джонатана Ричардсона.

В Европе распространяет прививки от оспы леди Мэри Уортли Монтегю – его она разузнала от европейцев, проживавших в Турции, где метод вариоляции существовал уже давно. Во Франции мадам де Ментенон, сначала фаворитка, потом скрытая жена короля, организовала первую светскую школу-пансион для девочек – с её устройством приезжал знакомиться и Пётр I.

В математике тем временем придумали значки для числа «пи» и для интеграла, какие мы теперь изучаем в школе. Надо сказать, среди современников Петра было много выдающихся учёных, таких, как Ньютон, Лейбниц, Левенгук и Галлей. В эту же эпоху впервые опубликовали трактат о пестиках и тычинках. Буквально.

А ещё увидал свет обширный богословский труд, доказывающий, почему не надо охотиться на ведьм. Вероятно, именно с этим связан тот факт, что заключительную ведьму в Англии сожгли в ту эпоху.

Альденская затворница

Жесток со своими женщинами был не только царь Пётр. Европа длинно вспоминала беспрецедентный случай жестокого обращения мужа со знатной дамой. Речь идёт об истории узницы замка Альден. Грядущий король Англии Георг I изначально был курфюрстом (князем) Ганноверским. Он женился на двоюродной сестре Софии Доротее, но был с ней небрежен и неучтив, а его мама откровенно третировала невестку.

В результате София Доротея завела роман с другом детства, ровесником, герцогом Кёнигсбергским. Тот попытался выкрасть её из дома супруга ночью – и исчез без вести. Не подвергается сомнению, что его просто убили. Но разыскивала его в результате половина Европы – исчезновение молодого герцога наделало немало шума. На все вопросы Георг Людвиг отвечал в том духе, что он не обязан следить за какими-то там герцогами.

Человек в железной личине, первые собачьи приюты и другое, что Пётр I застал как современник, а многие и не догадываются
Портрет Софии Доротеи с детьми.

В то же пора он открыто назвал свою жену неверной, отнял у неё всю собственность, дал ей развод и заточил в замке Альден. Общаться с родственниками, вводя детей, он ей запретил. После долгих лет печальной жизни (запрещены были даже прогулки!) София Доротея умерла от камней в жёлчном пузыре. На этом история не закончилась. Тело долго не предавали земле, просто сложив в подвале. Кроме того, будучи уже королём английским, бывший её муж высказал возмущение их всеобщей дочери, королеве Прусской, за то, что та посмела объявить по своей матери траур.

Восток (и юг) – дело тонкое

Знаменитый отряд Дагомейских амазонок – армия из одних лишь женщин-воительниц – был создан первым королём африканской Дагомеи собственно после создания Дагомеи как страны. Поскольку по африканским поверьям содержать оружие из женщин имели право только женщины королевских семей, в отряд принимали через свадьбу: каждая амазонка почиталась женой короля. С некоторыми он даже действительно вступал в интимную связь. Народная молва предпочитала утверждать, что со всеми, но на самом деле королю, вылито, было не до кутежа с толпой дам. Не все соседи были готовы принять появление нового самостоятельного государства.

Именно при Петре в Японии разрешили перевод кое-каких европейских книг – но только посвящённых точным и естественным наукам. В художественнной литературе тоже произошёл прорыв: писатели Асаи Рёи и Ихара Сайкаку изобрели новоиспеченные направления в прозе. Асаи при этом фактически изобрёл роман таким, каким мы понимаем этот жанр. Более того, это был роман социальный, отданный несправедливости общественных установок (по крайней мере, некоторых из них). Сайкаку же начал писать повести, полностью посвящённые чувство бренности итого сущего. Такой жанр стал классическим для японской литературы.

В Индии Гобинд Сингх основал сикхизм, удивительно прогрессивную по своим порам религию. Сикхизм запрещал принуждение вдов к самоубийству, дозволял женщинам учиться владеть оружием и ввёл среди своих последователей моду на нательнее бельё. Увы, ещё на памяти Петра Сингха убили – сикхи восстали против власти Великих моголов, мусульманской династии тюркского генезисы, и восстание было жестоко подавлено.

Человек в железной личине, первые собачьи приюты и другое, что Пётр I застал как современник, а многие и не догадываются
Индийская картина эпохи Великих Моголов.

В Османской империи на престоле сменилось несколько султанов. Два из них бывальщины особенно примечательны. Сулейман II до того, как стать султаном, неполных сорок лет провёл в специальной благоустроенной тюрьме для принцев, где занимался необыкновенно переписью и украшением Корана. Став султаном, он только и делал, что умолял его вернуть обратно в заточение. Впрочем, через четыре года он помер.

Ахмед III, который правил через два султана от Сулеймана, пошёл тем же путём, что и Пётр I, только не впутываясь лично. Он послал в Париж неизменных людей, чьей миссией было изучить местные технологии и институции, чтобы принести их на родину. На турецкий язык целеустремленно переводили научные труды в самых разных областях, а переводы печатали в свежесозданных типографиях. Ещё послы привезли в Стамбул тюльпаны и тюльпаноманию. На длинные годы любовь турков к этим цветам стала чуть ли не горячее, чем у голландцев.

Кстати, на эпоху Петра приходится и Великая турецкая брань, которая началась с того, что казацкий гетман Пётр Дорошенко, желая сохранить самостоятельность от поляков и великороссов, объявил себя вассалом Турции.

Новоиспеченный свет

В американских английских колониях, как и России, и Австрии, начали выпускать газеты. Жительницу одной из колоний Мэри Роулендсон украли индейцы. Одиннадцать недель она находилась в плену, пока её не выкупили. Мэри не растерялась и написала о своём опыте большую книжку под названием «Божья власть и доброта: рассказ о похищении и освобождении госпожи Мэри Роулендсон». Такая способ переработать травматичный эксперимент стал традиционным в Америке, а сама книга оказалась ценным источником сведений для этнографов будущего. Кстати, не только о исконных жителях Америки, но и о нравах колонизаторов-пуритан.

В Бразилии подошёл к концу земного пути главный тролль в истории этой края – поэт Грегориу де Матус Герра. Он постоянно писал стихи, критикующие и высмеивающие буквально все слои общества, равно как и отдельных их представителей. За стихи его даже выслали было в Анголу (в Африку – это в другом полушарии от Бразилии), но он вскоре сумел вернуться обратно. Правда, ему официально запретили заниматься стихотворством. А ещё он к тому времени сильно заболел.

За несколько минут до смерти поэт попросил двух священников встать по обе стороны его ложа, после чего с удовлетворенным лицом сказал, что «умирает между двумя разбойниками, подобно Иисусу Христу во время распятия», и испустил дух, не дав священникам как вытекает высказать своё возмущение подобными шутками.

Не один только Пётр I был царём-эпохой: Что происходило в Европе и Азии, когда на Руси правил Иван Грозный.

Текст: Лилит Мазикина

Вам также может понравиться