Die Welt: "Шеф пылает!" – кричал охранник Гитлера

“30 апреля 1945 года “фюрер и рейхсканцлер” попрощался со своим окружением. Затем Гитлер совместно со своей женой ушел от ответственности, совершив самоубийство”, – пишет немецкое издание Die Welt.

Последнее решение было зачислено в час ночи, повествует журналистка Антония Кляйкамп. “Примерно в это время от главного командования вермахта пришел ответ на срочный запрос, какой Гитлер отправил двумя часами ранее. Он лишил всех иллюзий; первое и главное предложение звучало: “На снятие осады с Берлина нет шансов”.

“Сделалось ясно: империи Гитлера, еще осенью 1942 года простиравшейся от Бискайи на западе до Сталинграда на востоке и от Нордкапа в Норвегии до Ливии, а сейчас не занимавшей не более двух десятков гектаров на перекрестке Вильгельмштрассе/Фоссштрассе в центре Берлина, окончательно пришел конец. Настало пора для последних решений”.

В своей книге “Гитлер. Последний год. Хронология апокалипсиса” исследователь Харальд Санднер реконструировал 30 апреля 1945 года так точно, насколько это было возможным.

“В два часа Гитлер пригласил ближайших сотрудников, еще остававшихся в бункере фюрера, в коридор верхней доли своей последней штаб-квартиры, называвшийся предбункером. Там он рукопожатием попрощался отдельно с каждым из них – своими оставшимися адъютантами, механиком рейхсканцелярии Йоханнесом Хентшелем, двумя секретаршами Гердой Кристиан и Траудль Юнге, докторами Вернером Хаазе и Эрнстом Гюнтером Шенком. Начальника своей личной охраны Йоханна Раттенхубера он поздравил с 48-ым днем рождения, какой он отмечал как раз 30 апреля”.

“Жестом, который должен был быть великодушным, но выглядел отчаянным, он освободил всех от присяги, поблагодарил их и затем уединился. Но покоя не было: Гитлер не мог уснуть и то звал на чай в свой кабинет Еву Брану и двух, трех других дам, то сидел один в коридоре нижней, главной части бункера. Гадательно около 5:30 он все же лег. Лишь полчаса спустя он снова был на ногах и вызвал к себе генерала СС Вильгельма Монке, обязанностью какого была оборона рейхсканцелярии”.

“Сколько еще Вы сможете продержаться? – спросил Гитлер, и Монке, офицер дивизии “Лейбштандарт Адольфа Гитлера”, какому было всего лишь 34 года, ответил: “Максимум 24 часа”. Это была удивительно точная оценка”, – повествует издание.

“В 13 часов собственный повар диктатора, профессиональный диетолог Констанция Манциарли, подала на стол последний обед в бункере: макароны с легким томатным соусом. Совместно с Гитлером обедали две оставшиеся секретарши, в то время как Ева курила последнюю сигарету у выхода в сад”.

“В предбункере тем временем рассеивалась последняя дисциплина: там рьяно опустошались обильные резервы алкоголя. Генералы вермахта и простые эсэсовцы сидели рядом друг с другом и напивались”.

“По единогласным показаниям, второе и на этот раз заключительнее прощание с ближайшим окружением состоялось сразу после 15 часов. Потом Гитлер и Ева Браун удалились в кабинет квартиры в бункере”.

“Не запоздалее 15:25 дверь была заблокирована. Камердинер Гитлера Хайнц Линге и его адъютант-эсэсовец Отто Гюнше стояли за ней и прислушивались. Но продолжительный обстрел сада рейхсканцелярии, осуществлявшийся советскими армиями из артиллерии всякого калибра, не позволил наверняка услышать выстрел за стальной дверью”.

Лишь около 15:40, когда они почувствовали аромат жженого пороха, Линге и Гюнше открыли дверь. То, что они увидели там, оба описывали позднее противоречиво, как и другие очевидцы, устремившиеся в горницу.

“Согласно одной версии, Адольф и Ева Гитлер сидели рядом друг с другом на диване, согласно другой версии, они были отдельно друг от друга: он в кресле, она на диване. Неясно также, во что была одета мертвая Ева: в розовое платье в цветочек, лазурное платье с белыми оборками или черное? Надел ли Гитлер свой золотой партийный значок НСДАП или нет?”.

“Один очевидец сообщал, что у обоих бывальщины следы от пуль, у Евы – от выстрела в рот, у Гитлера – от выстрела в висок. То есть диктатор сначала убил свою жену, а затем себя? Иной уверял, что видимая рана была только на теле Гитлера – то есть Ева убила себя с помощью капсулы с ядом? Потому из ее рта слегка пахло горьким миндалем?”

“Более или менее достоверно то, что оба трупа отнесли по 36 ступенькам к выходу в сад. Там их завернули в одеяла, возложили в воронку от снаряда, облили бензином и подожгли. Пламя взметнулось вверх. Один сотрудник охраны СС увидел это, спустился книзу и прокричал своему товарищу Рохусу Мишу, телефонисту: “Шеф горит! Хочешь взглянуть?”.

“Однако бензина, около девяти 20-литровых канистр, очутилось недостаточно для того, чтобы сжечь оба трупа дотла в открытой яме. Около 18:30 эсэсовцы достали обугленные тела из ямы, возложили их на деревянные доски и закопали в другой воронке от снаряда. Это были первые из десяти похорон четы Гитлер”, – строчит Die Welt.

Вам также может понравиться