Дочь Николая Рубцова возвращает родственникам пропавших солдат

Дочку выступающего русского стихотворца Николая Рубцова Елену Рубцову легко представить на творческих встречах и очень сложно – в резиновых сапогах с саперной заступом. Дочь автора “Звезды пустотелее” и металлоискатель – как-то не романтично… Однако это факт: Елена Рубцова помогла многим семействам в России и на Украине вернуть родственников, потерявшихся во пора Великой Отечественной.

Дочь Николая Рубцова возвращает родственникам пропавших солдат

Фото: Из личного архива Елены Рубцовой

Мы познакомились с Еленой Николаевной на ее отечеству – в вологодском селе Никольском. Разговорились. Очутилось, что она работает с череповецким поисковым отрядом "Журавли" новгородской экспедиции "Долина" памяти Николая Орлова. Розыск захватил Елену Рубцову десять лет назад, когда она разрешила найти следы своего деда по матери Михаила Меньшикова:

– Вышла на сайт ОБД "Мемориал". Очутилось, дед исчез без вести 20 марта 1942 года рядом с тем местом, где у нашей семьи сейчас дача, – около Любани. 3-я гвардейская стрелковая дивизия, 54 армия, Любанская наступательная операция по прорыву блокады Ленинграда… Когда декламируешь архивные донесения, соображаешь, что здесь очень много людей погибло, особенно моих земляков – и вологжан, и архангелогородцев. А когда берешь в длани металлоискатель и заступ, осознаешь, что большая часть по-прежнему прорастает травой. Тысячи, десятки тысяч бойцов…

"Все очнется в памяти непроизвольно, отзовется в сердце и в крови" – ее излюбленные строчки из знаменитых отцовских "Берез". Поиск стал для дочери стихотворца даже не увлечением – частью жития, как семья, работа: "Рядом с нашей дачей, в Тучковом парке, немцы организовали свое кладбище. Лет десять назад эти останки увезли в Сологубовку, где сейчас захоронение вермахта. Мы туда съездили – я была в шоке! Все идеально, чистоплотно, дорогостоящие надгробия. А наши солдаты валяются вдоль дороги – рядом, тут же, проросшие травой. Разве можно на это смотреть покойно?"

По архивным этим Елена Николаевна определила, что дед похоронен в новгородской деревне Вергежа: "На захоронении значилось: Меньшиков Михаил Васильевич. А мой-то – Иванович! Но Вергежевский список я все равновелико "отработала" – разыскивала в архивах истории бойцов. Особенно капитаном Валерьяном Мошкиным заинтересовалась: полтора года пыталась выйти на отпечаток его родственников. Родом он из Вологодской районы, жил в Архангельске, окончил медицинский институт, воевал во второй стрелковой дивизии, погиб в декабре 43-го".

Елена Николаевна разрешила: может быть, его некто и сегодня ждет? Написала заметку о капитане Мошкине в Шекснинскую газету, надеялась, что откликнутся родственники. Но отозвались единомышленники – поисковики из отряда "Журавли". Сейчас они дружат, ездят вместе в экспедиции в Новгородской области.

Дочь стихотворца иногда ходит одна – "в разведку". Нередко находит окопы и блиндажи – в основном между Смердыней и Зенино, там, где проходила Любанская наступательная операция. Демонстрирует поисковикам из "Журавлей" – они ездят, вместе с ней поднимают бойцов. А дальше все продолжается в архивах: "Кода разыскиваешь долго и упорно и вдруг находится зацепка – так ликующе, до слез! В одном из документов, к примеру, я случайно наткнулась на упоминание пилота – лейтенанта Алексея Красикова из города Никольска Нордового края (сегодня это Вологодская область). Погиб капитан под Сталинградом. Но в книжке памяти вологжан его почему-то не было. Несправедливо! Сделала запрос в архив, разузнала, что Алексей окончил Борисоглебское летное училище. Я послала в училище документы – ребята разместили их на своем сайте. Проходит год – и получаю послание с Украины. Родственники нашлись!"

Очутилось, что живут они теперь в Харькове, в том числе внучатый племянник Алексея Красикова Дмитрий: "Он так обрадовался – отчего-то решил, что я их родственница. "Да нет же, – сообщаю, – я случайно нашла!" У нас теперь с харьковчанами дружба. Дмитрий прислал мне фотографии семейные, послания деда с фронта. Очутилось, такой парень одаренный был, не один раз от смерти оказывался на волосок, но оставался в строю до последнего. Непременно почитайте его письма!"

Дочь Николая Рубцова возвращает родственникам пропавших солдат

Розыск стал для дочери поэта частью жизни, как семья, работа. Фото: Из собственного архива Елены Рубцовой

Уместно, поисковики хоть и нечасто, но, бывает, сталкиваются с полным равнодушием потомков бойцов – это тоже факт. "Учительница музыки из петербургской школы, в какой я сейчас тружусь, как-то нашла в мусорном контейнере чемодан, – оказалось, что он забит письмами солдата, написанными домой с фронта! – повествует Елена Николаевна. – Преподавателя с ребятами их бережно расправили, прочитали, я нашла в архивах автора: и номер дома, и квартиру. Лишь вот 15-я линия Васильевского острова во пора войны сильно пострадала, и дома того сегодня уже не осталось".

А не так давно невзначай увидела на "Авито" объявление: "Продается история бойца. 700 рублей". Я скорей позвонила, попросила никому не отзывть и поехала ее выкупать. В истории было два письма с фронта, снимки. Я не стала уточнять у "продавцов" подробности, как-то неловко было. Просто забрала и уехала. Сейчас учу документы солдата – родом он из Ярославской области, письма отправлял супругу, домой. Расскажу вам подробнее, когда работу с ними закончу.

…Своего деда Елена Рубцова пока не отыскала: "Траурен где-то в деревне Жарок, по донесениям, погиб в Зенино. Односельчанин, воевавший с ним, рассказал родственникам подробности: деда ранили в брюхо, он сел под елку. Земляк желал ему помочь, но дед слабо отмахнулся: "Не надо, иди в атаку". Я увековечивала, как могла, память деда и тех, кто был с ним тогда. Но и ныне чаяния не теряю – каждый раз, когда отправляюсь в поиск, жду и верю, что удастся найти его следы. Кстати, может быть, чересчур немало обо мне? Я ведь все-таки рядовой поисковик – другие гораздо больше меня делают…"

Документ

Дочь Николая Рубцова возвращает родственникам пропавших солдат

Фрагмент из послания Алексея Красикова брату

"Сейчас уже не страшно, страшно было четыре дня назад, то есть 18.4.42 часов в пять вечера, когда я залежал в степи, на влажный весенней земле, от которой так приятно пахло весенней свежестью. Но мне в это время было не до наслаждений, так как на мне в это время залежала черная груда металла весом около 2 тонн. (…) Но я не сдавался, я решил бороться, насколько хватит моих сил. Не обращая внимания на разрезающую боль в горбе, мне с трудом удалось расстегнуть грудную лямку парашюта, оставались еще две лямки на ногах и поясной ремень сиденья (…) Я с трудом возвысил башку, посмотрел в небо и сразу узнал свой истребитель. Он еще раз прошел над самой землей недалеко от меня, я увидел известное лик своего командира, махнул ему рукой, и он, набирая высоту, улетел, как ветер. Я понял, это он увидел меня и сейчас прилетит за мной наша "божья коровка", так мы именуем У2".

Цивилизация Литература Общество История

>