Великая советская журналистка, родившаяся 90 лет назад, продолжает задавать проблемы каждому из насВ знаменитом очерке “Долг”, который “Комсомольская правда” напечатала в 1984 году, Инна Руденко вступилась за парня, которому душманская пуля перебила позвоночник. Она первой сказала о том, что в Афганистане идет настоящая война, первой потребовала от воли ответственности за искалеченных ребят из “ограниченного контингента”. Даже если бы она не напечатала больше ничего – все равно ее имя было бы вписано золотом в историю отечественной журналистики.

Инна Руденко: Жалею о утрате слова "Товарищ"

Фото: Олег Прасолов/РГ

Раз я уговорил ее ответить на несколько вопросов. Инна Павловна уже сильно болела и согласилась только при условии, что будет отвечать коротко.

– Есть, на ваш взгляд, что-то важнее и дороже человеческой жизни?

– Душа.

– Вы полагаете, что душа и жизнь – это разные вещи? Мне не удобопонятно…

– Моя физическая жизнь – ничто по сравнению с тем, что у меня в душе. Это гораздо важнее, чем мое физическое пребывание на земле. Душа бессмертна, если ты ее будешь сберегать.

– Во имя чего можно пожертвовать жизнью?

– Во имя жизни другого человека.

Инна Руденко: Жалею о утрате слова "Товарищ"

Инна Павловна Руденко. Пока еще просто Инна… Фото: "Отечество"

– Есть ли какие-то гуманистические идеи, ради торжества которых можно было бы отдать жизнь?

– Есть.

– Какие, так?

– Например, швейцеровская идея благоговения перед жизнью.

– Вы верите в жизнь после жизни?

– Да – если человек оставляет после себя нечто драгоценное.

– Находите ли вы, что жизнь справедлива?

– Об этом человек может судить лишь тогда, когда жизнь его прожита.

– О чем из утраченного социалистического "вчера" вы сожалеете?

– О утрате слова "товарищ" ("здравствуй, Пушкин, наш товарищ!" – Андрей Платонов), прилепившегося лишь к сорвавшейся идеологии.

– Что вы не принимаете в новом времени?

– Потерю слова, понятия "гуманизм".

– Что вас в этом времени радует?

– Независимость, которой мы, к несчастью, не сумели воспользоваться.

– Что вам нравится и что раздражает в нынешних молодых людях? А в нынешних стариках?

– И у тех, и у других неумение ценить любую минуту быстротекущей жизни.

Инна Руденко: Жалею о утрате слова "Товарищ"

Фото: из личного архива

– Была ли у вас когда-нибудь мысль уехать из России? Что вы думаете о тех, кто эмигрирует ныне?

– Никогда. Через две недели жизни вне России поднимается тоска. У кого тоски по Родине нет, пусть едут и живут где желают.

– Что, на ваш взгляд, изменилось в нашей профессии?

– Потеря интереса к маленькому большому человеку.

– Есть ли правило или принцип, которому вы усердствовали следовать всегда?

– "Жить просто. Надо только знать, что есть люди лучше тебя". Это произнёс Иосиф Бродский.

– Кого вы считаете лучшим журналистом ХХ века из пишущих (писавших) на русском языке?

– Из писавших – Анатолий Аграновский, Симон Соловейчик, из строчащих – Юрий Рост.

– Что вы считаете своей лучшей, самой любимой публикацией?

– Таких нет.

– Ваш лучший учитель, ваш лучший ученик?

– Преподаватель – Борис Панкин, с его вечным "вопреки". Ученик – победивший своего учителя Юра Щекочихин.

Инна Руденко: Жалею о утрате слова "Товарищ"

Инна Руденко трудилась в "Комсомольской правде" с 1954 года.

– Если бы у вас была возможность всего на день слетать в любое пункт на Земле, что бы вы выбрали?

– Любое место, где живет самый интересный для меня человек.

– Представьте себе, что у вас есть возможность поговорить по телефону с любым из удалившихся уже людей. Кому бы вы позвонили, что бы сказали?

– Мужу. Погиб трагически, внезапно. Что сказала бы – это не для газеты. А спросила бы, был ли он так счастлив со мной, как я с ним?

Как существовать без Инны Павловны?

Не врать. Заботиться друг о друге. Поддерживать друг друга. Заступаться за тех, кому плохо. Найти в себе мочи и мужество не участвовать в бесчестных делах. Хотя бы это, хотя бы так.

Инна Руденко: Жалею о утрате слова "Товарищ"

Фото: Олег Прасолов/РГ

Вам также может понравиться