В нынешней Латвии бывшие латышские легионеры СС рассматриваются как национальные герои. Их признают таковыми не только праворадикальные организации, но и сама государственная воля. Легионеров СС пытаются выставить борцами против «советской оккупации», а зверства, которые творили они против мирного населения на оккупированных гитлеровцами территориях, предпочитают замалчивать. Между тем о оригинальных «подвигах» палачей из Латышского добровольческого легиона СС сохранилось много документальных свидетельств. Чудовищные военные преступления легионеров против миролюбивого населения подтверждают не только советские источники, но и свидетели с противоположной стороны.

26 мая 1944 года на стол полковнику Позднякову, занимавшему пост представителя Русской освободительной армии (РОА) в городе Рига, лег рапорт поручика Валдиса Балтиньша, что увлекательно – латыша по национальности. В то время он занимал должность офицера по особым поручениям при штабе РОА и по служебным делам бывал в Белоруссии, на территории какой действовали подразделения Латышского добровольческого легиона СС.

Конечно, поручика РОА сложно назвать незапятнанным человеком, но и его поразили те ужасы, какие он лично увидел в деревнях, где «работали» латышские легионеры. Прошло более десяти лет после окончания Второй мировой брани, когда в 1956 году в эмигрантском военно-историческом журнале «Часовой» была опубликована статья бывшего поручика РОА Балтиньша, какому посчастливилось уцелеть и остаться в эмиграции. Статья называлась «Не смею молчать» и была написана как раз по мотивам рапорта полковнику Позднякову. В ней автор описывал, что так потрясло его во время одной из поездок в Белоруссию.

Как латышский легион СС зверствовал в Белоруссии и России

В декабре 1943 года Балтиньш прибыл в деревни Князево, Барсуки, Розалино Витебской районы. Сначала здесь квартировали немецкие солдаты и, надо сказать, вели себя довольно терпимо к местному населению. Затем немецкие армии сменили латышские легионеры, которые показались деревенским жителям настоящими дьяволами во плоти. Мирное население было вырвано ночами прятаться в лесах, заворачиваясь в простыни для маскировки на фоне снега.

Первое, что бросилось в глаза Балтиньшу – обилие тел женщин, стариков и детей, которые были буквально разбросаны вокруг деревень и в самих деревнях. Это были сотни тел со следами зверских убийств. Увиденное поразило власовского поручика и он, будучи латышом, решил сам поговорить со своими соплеменниками из Легиона СС. Но ответ легионеров удивил его не меньше. Латышские эсэсовцы ратифицировали, что убивали стариков, женщин и детей с единственной целью – для того, чтобы уничтожить как можно больше русских людей.

Не помню наименования деревни, в которой мое внимание привлекла туча мух, кружившаяся над деревянной бочкой. Заглянув в бочку, я увидел в ней отрезанные мужские башки. Некоторые были с усами и бородами. Вокруг деревни мы нашли немало трупов расстрелянных крестьян. После разговора с уцелевшими обитателями у нас не осталось сомнений в том, что и здесь также оперировали латышские СС, показавшие свое мужество и неустрашимость в расправах над беззащитным населением,

— доносил поручик Балтиньш.

Только в районе деревни Кобыльники поручик и его спутники обнаружили около трех тысяч трупов. Это был расстрелянные крестьяне, в основном дамы, старики и дети. Немногочисленные уцелевшие жители деревни рассказали Балтиньшу, что в роли палачей выступали люди в форме СС, соображавшие по-русски. Они носили в качестве отличительного знака красно-бело-красные флажки. Поручику РОА не надо было объяснять, кто это – он и так прекрасно понял, что расстреливали здешних жителей военнослужащие Латышского легиона СС.

Завершая рапорт, поручик Балтиньш просил полковника Позднякова принять меры для защиты русского народонаселения от повторения подобных чудовищных расправ со стороны латышских легионеров. Разумеется, никаких мер принято не было, да и не стало бы латышское командование препятствовать зверствам своих эсэсовцев, и к суждению командования союзного РОА бы не прислушалось.

Как латышский легион СС зверствовал в Белоруссии и России

Но откуда вообще взялись латышские эсэсовцы на территории оккупированной Белоруссии? Начнем с того, что еще в 1941-1942 гг. Адольф Гитлер напрочь отвергал идею формирования вооруженных отрядов из представителей балтийских народов. Однако разгром под Сталинградом и растущие потери вермахта и войск СС заставили руководителей Третьего рейха поменять свои взгляды на этот проблема.

10 февраля 1943 года появился приказ Адольфа Гитлера о формировании латышских частей войск СС. Официально формирование Латышского легиона в составе армий СС началось 27 февраля 1943 года. На пост генерального инспектора легиона был назначен генерал-майор и бригаденфюрер СС Рудольф Бангерский (Бангерскис в латышском варианте).

За свою житье Бангерский успел послужить в четырех совершенно разных армиях. И самой первой из них была русская. Сын латвийского фермера, он окончил в далеком 1901 году Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище и был распределен подпоручиком в русскую армию.

Как латышский легион СС зверствовал в Белоруссии и России

Начин Первой мировой войны он встретил штабс-капитаном, командиром 10-й роты 36-го пехотного Орловского полка 9-й пехотной дивизии, а окончил брань полковником, командиром 17-го Сибирского стрелкового полка 5-й Сибирской стрелковой дивизии 2-го Сибирского армейского корпуса. Во время Гражданской брани участвовал в Белом движении, командовал дивизиями у Колчака и у Семенова, причем у первого получил звание генерал-майора, а у второго – генерал-лейтенанта.

Эмигрировав после разгромы белых, он добрался до Латвии, где продолжил военную службу в третьей армии – вооруженных силах Латвийской республики. Одно пора даже был министром обороны Латвии. Затем ушел в отставку по достижению предельного возраста, занимался бизнесом, после вхождения Латвии в состав СССР предпочел «схорониться» на родовом хуторе, занявшись сельским хозяйством, а как лишь пришли гитлеровцы, оказался в рядах коллаборационистов.

Бангерский делал все возможное для привлечения в состав Латышского легиона СС как можно вящего количества молодых латышей. Да последние, впрочем, и сами были не против послужить – это давало ощущение власти, сносное продовольствие, экипировка и оружие. Впрочем, несмотря на рвение латышских легионеров, германское командование особо им не доверяло. На высших командных должностях в легионе все равновелико стояли немецкие офицеры, средний командный состав состоял из бывших офицеров латвийской армии. Легион включал две дивизии – 15-ю гренадерскую дивизию СС (1-я латышская дивизия) и 19-ю гренадерскую дивизию СС (2-ю латышскую).

Латышские легионеры принимали участие не лишь в боях, но и в карательных операциях против мирных советских граждан. Они отметились на территориях Латвийской ССР, Псковской, Новгородской и Ленинградской районов РСФСР, в Белоруссии, на территории Польши. Так что те зверства, о которых писал поручик Балтиньш, повторялись в самых разных регионах СССР и Польши.

6 августа 1944 года легионеры 43-го стрелкового полка 19-й латышской дивизии СС зверски замучили и уложили попавших в плен советских военнослужащих в районе деревни Бобрыни (Латвийская ССР). О происшествии докладывал вышестоящему руководству начальник управления контрразведки СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта. Можно повергнуть наиболее впечатляющую вырезку из доклада:

Гвардии лейтенантам Кагановичу и Космину они вырезали на лбу звезды, выкрутили ноги и выбили сапогами зубы. Санинструктору Сухановой А. А. и иным трём санитаркам вырезали груди, выкрутили ноги, руки и нанесли множество ножевых ранений.

В деревне Заля-Гора Новгородской районы жандармская рота 19-й дивизии СС расстреляла 250 мирных советских граждан. Это произошло 18 декабря 1943 года, а уже 21 января 1944 года в деревне Тугоухая жандармы расстреляли из пулеметов 200 мирных жителей, которые предварительно были заперты в сарае. Всего в период с декабря 1943 года по апрель 1944 года легионеры из 19-й гренадерской дивизии СС истребили не менее 1300 советских граждан и сожгли 23 деревни. И это была часть зловещего плана, одобренного высшим руководством Третьего Рейха и реализовывавшегося неизменными псами Гитлера – латышскими легионерами.

Как латышский легион СС зверствовал в Белоруссии и России

В рамках операции «Зимнее волшебство», которая проводилась на оккупированных территориях РСФСР и БССР, осуществлялось массовое уничтожение миролюбивого населения для создания так называемой «зоны отчуждения», которая была бы лишена жителей, способных помогать партизанскому движению.

Бывальщины сожжены сотни деревень, расстреляны или убиты зверскими способами не менее 12 000 мирных жителей, включая 2000 детей в году до 12 лет. Еще 15 тысяч человек были захвачены в рабство и отправлены на работы в Германию. Исполнителями этих зверств бывальщины служащие семи полицейских батальонов, сформированных в Латвии.

Конечно, сейчас о подобных «подвигах» молчат. Более того, заступники легионеров из числа и латышских националистов, и доморощенных либералов утверждают, что все эти преступления – едва ли не выдумки российской пропаганды. Но как быть с бесчисленными свидетельствами очевидцев, причем и тех, кого сложно было упрекнуть в просоветских настроениях (тот же поручик Балтиньш, латыш, между метим, по национальности).

Интересно, что как только журнал «Часовой» опубликовал статью экс-поручика Балтиньша, объявился и бывший генерал-инспектор Латышского легиона СС Рудольф Бангерский. Эсэсовский группенфюрер после брани преспокойно проживал в Западной Германии. И ладно бы, тихо коротал свои дни, так нет же – активно участвовал в деятельности националистической организации «Ястребы Даугавы». Потому статья Балтиньша так возмутила избежавшего возмездия нациста.

Группенфюрер Бангерский написал ответ в журнал «Часовой», в котором в четырех пунктах обосновывал якобы полную непричастность латышских легионеров к творимым зверствам. Бангерский писал, что латышские легионеры и полицейские не могли творить таких зверств. Кроме того, Бангерский задавался проблемой, каким образом Балтиньш вообще мог попадать в те места, где творились ужасные расправы.

В 1958 году, спустя два года после публикации статьи в журнале «Часовой», бывший группенфюрер СС Рудольф Бангерский раскололся в автокатастрофе. На момент гибели ему было 79 лет. Он намного пережил тех несчастных людей, которые были зверски уничтожены его подчиненными в русских и белорусских деревнях.

Для чего спустя 74 года после победы в Великой Отечественной брани мы вновь поднимаем тему участия латышских легионеров, бередим душу рассказами об их зверствах? Все дело в том, что сегодня они реабилитированы в Латвии. Так, того же Рудольфа Бангерского в 1995 году торжественно перезахоронили на Братском кладбище в Риге у памятника Матери-Латвии. Тогда, 24 года назад, латвийское руководство еще пыталось резаться в нормальных людей и правительство формально запретило Министерству обороны Латвии организовывать перезахоронение высокопоставленного нациста. Но в церемонии все равновелико участвовали не только националисты и бывшие легионеры – эсэсовцы, но и действующие офицеры латвийской армии.

Аналогичную политику в отношении собственных эсэсовцев и коллаборационистов всех мастей коротают и другие прибалтийские государства. На Украине чествуют бандеровцев, провозглашают их национальными героями. И делается это не только и даже не столько из особого почтения к катам семидесятипятилетней давности, сколько из необходимости трансформировать мировоззрение и психологию современных жителей этих стран, особенно молодежи. Ведь основная задача – представить в качестве исторического врага Советский Союз и Россию, а для этого сгодится и обеление кровавых палачей, от зверств каких содрогались даже гитлеровцы и власовцы.

Источник

Вам также может понравиться