Как остарбайтеры сберегали трудовые рейхсмарки

Как остарбайтеры сберегали трудовые рейхсмарки

Вот это неполиткорректная тема. Для исторической пропаганды она все равновелико, что кирпич в витрину.

Малочисленная литература по немецкой политике на оккупированных территориях СССР непременно содержит тему про «угон в германское рабство». Немецкие же документы сообщают о том, что остарбайтерам в Германии платили зарплату, они даже мастерили сбережения, которым в переписке нескольких ведомств оказалось посвящено неожиданно немало внимания. Вопрос о сбережениях остарбайтеров в Германии, где их хранить и как переводить, возник осенью 1942 года, а заключительный документ, какой удалось отыскать, относится к январю 1945 года.

Впрочем, подобные темы, иногда обнаруженные в немецких документах, увлекательны тем, что они приоткрывают пружины и подоплеку нацистской политики, планы и намерения, из каких они исходили в своих действиях.

Так вот, планы насчет остарбайтеров бывальщины намного более далеко идущими, чем просто «эксплуатация рабского труда». Судя по всему, из них пытались сделать одну из опор немецкой воли на оккупированных территориях.

Откуда у остарбайтеров денежки?

Рейсхмарки у остарбайтеров были из заработной платы. Чтобы избежать долгой и ненужной дискуссии, надо изложить вкратце систему найма и оплаты труда остарбайтеров.

Как остарбайтеры сберегали трудовые рейхсмарки

Отправка остарбайтеров из Киева в 1942 году

Комплект работников на Украине завязался в конце 1941 года, первые поезда были отправлены в Германию в феврале 1942 года.

По прибытии в Германию остарбайтеры кое-какое пора жили в сортировочном лагере, откуда их разбирали различные фирмы и организации. Работники могли оказаться на самых различных пролетариев местах: от крупного военного завода до мелкой мастерской или коммунального предприятия. Это влияло на их дальнейшую жизнь и работу, поскольку, к образчику, работники крупного военного завода, как правило, жили в барачном лагере, принадлежащем заводу, но регулярно получали плату, тогда как работники ювелирных предприятий чаще всего жили на частных квартирах, но могли получать мало и с задержками.

В среднем в 1942 году немецкий пролетарий получал от 21,3 до 22,4 рейхсмарок в неделю.

Остарбайтер получал 15,4 рейхсмарок в неделю, но при этом у него из зарплаты вычитали 1,5 рейхсмарки за проживание и стол в день или 10,5 рейхсмарок в неделю. На длани выдавалось 4,9 рейхсмарок. В месячном расчете немецкий рабочий получал от 217, до 225 рейхсмарок, остарайбайтер – 100,5 рейхсмарок, удерживалось 45 рейхсмарок и на длани выступало 55,5 рейхсмарок.

100 рейхсмарок – это немало.

По официальному курсу (1 рейхсмарка = 10 рублям) это 1000 рублей. Посредственная зарплата пролетариев на наших военных заводах в 1942 году составляла 600–700 рублей, а квалифицированный рабочий авиазавода получал возле 800 рублей. Даже после вычета на дланях остарбайтера оставалась сумма около 550 рублей, что больше, чем могли получить за месяц работники непромышленных областей хозяйства.

Вся дальнейшая история закрутилась как раз кругом вот этих, выдаваемых остарбайтерам наличностью рейхсмарок.

Нужда в сбережении

Набор работников на Украине носил отпечатки экспромта, потребованного как переводом немецкого хозяйства в режим тотальной мобилизации, состоявшимся весной 1942 года, так и массовым лозунгом немецких работников в армию. Собственно, иноземные рабочие должны были заместить это мобилизационное выбытие.

Судя по всему, первоначально о финансовых проблемах, связанных с остарбайтерами, не размышляли. Однако показались они быстро.

Первая проблема – остарбайтеры привезли с собой некоторое количество рублей, а на Украине с 6 июля 1942 года завязался мена рублей крупных номиналов (10 рублей и выше) на валюту Рейхскомиссариата Украина – карбованцы. 25 июля 1942 года рейсхкомиссар Украины Эрих Кох написал руководству Центрального экономического банка Украины (Zentralwirtschaftsbank Ukraine, ZWB U), чтобы они до покрышки сентября 1942 года поменяли рубли остарбайтеров (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 68, л. 125).

Окончания этой истории мне отыскать не удалось, но, видимо, поменяли рубли на рейхсмарки по официальному курсу.

Проблема о накоплениях остарбайтеров возник сразу же.

Во-первых, получая на длани рейхсмарки, работники почти не могли их тратить, поскольку в станах остарбайтеров торговля была развита слабо, а в немецкие лавки у них доступа не было, да и немецкая розничная торговля была зарегулирована карточной системой.

Во-вторых, остарбайтеры не имели права применять немецкими банками.

В-третьих, вывоз наличных денег за границу рейха был запрещен; можно было иметь с собой не немало 10 рейхсмарок в тонкой монете.

Получалось, что остарбайтеры накапливали выданные им деньги, но ничего сделать с ними не могли.

Уже 5 августа 1942 года берлинское бюро Центрального экономического банка Украины привнесло предложение создать накопительную систему для остарбайтеров. В Германии в то пора использовались «накопительные марки» (Sparmarke), стоимостью в 1, 3, 5 или 10 рейхсмарок, какие наклеивались на специальные накопительные карточки, подмахнутые именем владельца. Карточку, полностью заполненную марками, можно было отдать в банк и получить сумму наличностью или же зачислить на сберегательный счет. У карточки было 135 пустотелее и минимально можно было накопить 135 рейсхмарок. Банк предложил, чтобы карточка пересылалась к ним, если на ней накоплено 90 рейхсмарок или немало (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 68, л. 138–142).

Как остарбайтеры сберегали трудовые рейхсмарки

Накопительная марка крупным планом

Как остарбайтеры сберегали трудовые рейхсмарки

Так выглядела накопительная карточка

Как остарбайтеры сберегали трудовые рейхсмарки

Виток накопительной карточки с наклеенными и маркированными марками. Обладатель этой карточки накопил с октября 1942 по март 1944 года 403 рейхсмарки

Пока проблема обсуждался в рослых инстанциях, некоторые фирмы сами заводили собственную систему сбережения для остарбайтеров.

К примеру, фирма Adam Opel AG в Руссельсхайме по мольбе трудившихся там остарбайтеров завела в рабочем лагере кассу, куда работники могли отдавать на хранение наличные деньги, во избежание их кражи. Фирма отворила в здешнем банке счет и кредит для обслуживания кассовых операций (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 48).

Сам Центральный экономический банк Украины также принимал сбережения остарбайтеров. По балансу банка за 1942 год (банк был отворён 20 апреля 1942 года), в нем было 32,3 млн карбованцев сберегательных лепт, которые, как следует из пометки, были составлены почти целиком лептами остарбайтеров (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 65).

То кушать до конца 1942 года в банк остарбайтеры внесли 3,2 млн рейхсмарок.

Накопить и переместить

В 1943 году система сбережения трудовых рейхсмарок остарбайтерами оформилась в вытекающем виде.

Она неплохо изложена в инструкциях, выпущенных как для заведующих предприятиями, каким поручили прием денег от работников, так и для самих остарбайтеров.

Руководства эти выдержали пять изданий.

Остарбайтер мог завести накопительную карточку, покупать сберегательные марки, какие наклеивались на карточку. На независимом поле марки чернилами или штемпелем проставлялся месяц и год наклейки. Например, за январь 1943 года – 1/43. Это было необходимо потому, что на сумму сбережений начислялись проценты – 2,5 % в год.

Желая карточка была подмахнута именем владельца, утраченные карточки не восстанавливались, потому рекомендовалось отдавать их на хранение заведующему предприятием.

В течение 6 месяцев после наклейки первой марки и при сумме от 90 рейхсмарок, карточку можно было переслать в Центральный экономический банк Украины, что мастерил заведующий предприятием. Карточка могла быть перемещена на сберегательную книжку целиком, а также можно было переслать в банк для перечисления родственникам. На карточке указывался адрес перевода, банк половину суммы выдавал родственникам наличными в карбованцах, а другую половину зачислял на сберегательную книжку (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 25). Если остарбайтер вносил за раз сумму 50 рейхсмарок и немало, то она могла быть разом перечислена в Центральный экономический банк Украины на его сберегательный счет.

В случае смерти остарбайтера, его карточка пересылалась родственникам и выплачивалась наличными карбованцами целиком, но не немало чем на 300 рейхсмарок (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 11).

Также остарбайтер, возвращаясь на Украину, мог забрать с собой свою сберегательную карточку. Ее разрешалось провозить сквозь рубеж, и на месте ее можно было в банке обменять на наличные деньги или перечислить на сберегательную книжку.

Разные точки зрения

Центральный экономический банк Украины, а буквальнее – его берлинское бюро, выстроил целую систему перечисления накоплений остарбайтеров с Украины, которая неплохо работала, судя по отчетности, какая будет рассмотрена ниже.

Банк поддерживали Рейхскомиссариат Украина и Рейхсминистерство восточных оккупированных территорий, то кушать Эрих Кох и Альфред Розенберг.

Однако к накоплениям остарбайтеров очутилось привлечено внимание других ведомств, как по политическим, так и по экономическим обстоятельствам, поскольку перечисления и платежи на Украину подлежали валютному контролю. Центральному экономическому банку Украины это разрешили мастерить, поскольку это был фактически немецкий банк, коротавший операции с карбованцами. Рейхсминистерство финансов было в целом не против таких переводов, но ограничило их определенной суммой. В частности, филиалы банка в Борисове и в Пскове могли осуществлять расчет по накопительным карточкам остарбайтеров, но на сумму не немало чем 20 000 рейхсмарок (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 13).

Все вроде бы шло недурно, но в сентябре 1943 года в дело вдруг вмешалась рослая инстанция – Партийная канцелярия НСДАП.

Судя по письму от 14 сентября 1943 года, партканцелярия не весьма хорошо была информирована о позе с накоплениями остарбайтеров и потребовала принять меры к ограничению накоплений остарбайтеров, чтобы у них не скапливались вящие суммы. Причина заявки – опасения в том, что накопления остарбайтеров будут использованы в спекуляциях на черном рынке или в азартных играх (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 22).

В переписку с партканцелярией бывальщины втянуты многие ведомства и на вторичное письмо из партканцелярии по поводу накоплений остарбайтеров от 22 сентября 1943 года, Рейхсминистерство экономики дало 12 октября 1943 года будет флегматичный, но весьма интересный ответ.

Отзыв министерства сводился к тому, что введение накопительных карточек для остарбайтеров преследовало две мишени: первая – чтобы заработки остарбайтеров не поступали на немецкий базар; вторая – чтобы накопления впоследствии использовались для экономического развития тех зон, откуда остарбайтеры приехали. Даже, более того, сама по себе вербовка работников на труд в Германию, как написало Рейсхминистерство экономики в своем ответе Партийной канцелярии НСДАП, велась в мишенях развития у населения Рейхскомиссариата Украина жажды накоплять.

Правда, министерство признало, что вербовка на этой основе была в цельном неудачной (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 30).

Этот сногсшибательный тезис находит подтверждение и в иных документах.

В письме Центрального экономического банка Украины в Рейхсминистерство оккупированных восточных территорий от 31 мая 1944 года указывается, что вербовка на труд с предложением накопить денежек встретила среди населения оккупированных территорий СССР повсеместную и сильную сдержанность.

Руководство банка разъяснило это негативным экспериментом населения в прошлом и предложило попробовать агитировать более конкретными целями накопления, которые можно добиться быстро (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 138).

Также, в руководства для остарбайтеров (на трех языках: немецком, украинском и русском), выпущенной в сентябре 1943 года, говорилось:

«Эти сбережения дадут Вам возможность по возвращении на отечество обзавестись ремесленные инструменты, орудия для крестьянского хозяйства и т.п.»

(РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 26).

По сути, это было предложение поработать в Германии, чтобы на сбережения отворить свое дело или хозяйство на Украине.

Итак, позиция Рейхсминистерства экономики, а также Рейхсминистерства вооружений заключалась в том, что они в целом бывальщины заинтересованы в притоке рабочей силы из оккупированных восточных территорий, поскольку мобилизации с каждым месяцем выгребали все новоиспеченные и новоиспеченные контингенты немецких рабочих. Им требовалась замена, и они готовы были платить.

Рейхсминистерство оккупированных восточных территорий и подчиненный ему Рейхскомиссариат Украины видали в остарбайтерах, во-первых, ключ средств для экономической активности на Украине, поскольку вряд ли могли ожидать крупных финансовых вливаний из Германии; во-вторых, как можно полагать, они рассчитывали в грядущем обратить остарбайтеров, трудившихся в Германии, в опору немецкого режима на оккупированных территориях, наряду с фольксдойче и немецкими колонистами.

Любопытно, что даже в мае 1944 года, когда от Рейхскомиссариата Украина уже ничего не осталось, они от своих идей не отказались.

В момент вмешательства партканцелярии Рейхсминистерство экономики уже весьма скептически оценивало планы Розенберга и его подчиненных и потому в своем ответе написало, что стоило бы разрешить остарбайтерам потребление в вящем объеме (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 30).

Советское наступление на Украине в крышке 1943 – начале 1944 года привнесло положительные изменения.

18 февраля 1944 года Центральный экономический банк Украины адресовался в Рейхсминистерство экономики с вновь возникшей проблемой. Большенное количество родственников остарбайтеров в Германии эвакуировались с Украины либо в Генерал-губернаторство (доля Польши и Западная Украина), либо в Рейхскомиссариат Остланд. На эти районы система пересылки накоплений остарбайтеров с Украины не распространялась, но сами работники выражали жажда переводить свои средства родственникам по их новоиспеченному месту пребывания. Платежи должны были делаться через Центробанк Лемберга (Львова) и Общинный банк Остланда в Риге (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 20).

Министерство отозвалось неспешно, лишь 23 марта 1944 года, но благосклонно. Министр Вальтер Функ отписал руководству банка, что согласен с их предложениями и отдал необходимые распоряжения Управлению валютного контроля в Берлине (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 22).

Скорое продвижение фронта заставляло вносить все новоиспеченные и новые изменения.

В инструкции по сбережению для остарбайтеров, выпущенной в июле 1944 года, уже говорится о том, что со сберегательной книжки можно по заданию оплачивать крупные покупки, затраты на врача и лечение, расходы на отпуск, выплаты на поддержку родственников в Германии и другие подобные мишени (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 77).

Старый порядок перевода за границу сохранялся, но уже не так выражено, поскольку Рейхскомиссариата Украина уже фактически не было, да и у немало работников родственники или погибли, или очутились за линией фронта.

В общем, рейхсминистр экономики в оценке ситуации оказался прав.

Итоги накоплений

В сохранившихся документах кушать два отчета о размерах накоплений остарбайтеров.

Первоначальный из них составлен Центральным экономическим банком Украины 22 октября 1943 года, что реализовано накопительных марок на 16,5 млн рейхсмарок, в банк устроилось накопительных карточек на 932 тысячи рейхсмарок, из которых 466 тысяч рейхсмарок было выплачено родственникам на Украине наличностью (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 27).

Иной отчет содержится в письме рейхсминистра оккупированных восточных территорий Альфреда Розенберга от 29 февраля 1944 года.

В нем говорится, что из сберегательных марок на сумму 22,3 млн рейхсмарок возле 20 млн доводится на остарбайтеров. Из них 12,9 млн рейхсмарок были вложены в облигации под 3,5 %, 500 тысяч находились в Почтовых сберегательных кассах. На Украину было выплачено 8,8 млн рейхсмарок, 50 тысяч – в Белоруссию и еще 50 тысяч – в пояса экономических инспекций «Митте» и «Норд».

Розенберг писал, что из 1,8 млн остарбайтеров в накоплении участвовало около 25 %, и средняя сумма накоплений составляла 45 рейхсмарок (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 69, л. 53).

Как-то все это не вяжется с тезисом про «угон в рабство».

25 % от 1,8 млн остарбайтеров – это 450 тысяч человек, сберегавших свои трудовые рейхсмарки. Этих-то достоверно не «угнали в рабство», а они поехали трудиться, потому что встали на сторону Германии, и им нужны были деньги, чтобы получше устроиться при оккупационной воли.

Думается, что порядочная, если не большая, часть остарбайтеров поехала работать вполне добровольно, из антисоветских побуждений и взглядов, отлично понимая, какие это им дает перспективы. Попросту после войны об этом стало очень невыгодно вспоминать.

Родственники этих остарбайтеров их поддерживали.

На это указывает то, что они при наступлении советских армий кинулись бежать с немцами в Польшу или Прибалтику, а также на это указывает и резкий скачок выплат, с 0,9 до 8,8 млн рейхсмарок в этап с октября 1943 года по февраль 1944 года, то кушать всего за пять месяцев.

Причина вполне очевидная: для бегства родственников необходимы деньги. Заслышав о крушении Восточного фронта, эти остарбайтеры взялись осаждать заведующих предприятиями с требованиями переслать их накопления родственникам немедля. Видимо, в это время им разрешили переводить и меньше, чем 90 рейхсмарок.

Крышка этой истории был трагикомический, в духе беспощадного немецкого распорядка.

В самом конце января 1945 года, как раз в те дни, когда случилось крушение фронта, и советские войска ринулись в наступление к рубежам Германии, Центральный экономический банк Украины, сжавшийся до своего берлинского бюро, заключил соглашение с другим банком – Bank der Deutscher Arbeit AG в Берлине и передал ему все счета и накопления остарбайтеров.

29 января 1945 года руководство Центрального экономического банка Украины письменно адресовалось к рейхсминистру оккупированных восточных территорий Альфреду Розенбергу и попросило, чтобы тот написал распоряжение о передаче сбережений в этот новоиспеченный банк, и что их будут выплачивать в рейхсмарках (РГВА, ф. 1458к, оп. 40, д. 179, л. 238).

Фактически несуществующий банк упрашивает, по сути, фиктивное министерство выпустить распоряжение, ибо распорядок и отчет – это святое, даже если уже слышен гул русских пушек.

>