Скромный редакционный художник подарил знаменитому ваятелю сюжет для Брестского мемориалаВ брестской областной газете “Заря” мы его величали по-домашнему дядей Сашей. Он, уже пенсионер, заглядывал к нам по престарелой памяти, поскольку много лет проработал в редакции художником. Ходил с палочкой, прихрамывая – сказывались последствия фронтовых ранений. Был немногословен. Раз принес стопку тонких школьных тетрадей, положил мне, заведующему отделом культуры, на стол: “Глянь, Коляша, мои рассказики. Если негожие, ты их – в мусорку…”

Как редакционный художник подарил знаменитому ваятелю сюжет для Брестского мемориала

А. Кожин. Автопортрет.

Рассказики очутились гожие – короткие, емкие, с живым описанием окопных будней солдата. Один назывался "Сашка" – его мы первым опубликовали. Так, осколками прозы, сходила из дяди Саши война. И для меня была не удивительна скупая графика его фронтовых описаний, ведь Александр Иванович Кожин еще до июня сорок первого окончил художественное училище…

Сожалею, что не порасспросил подробнее дядю Сашу о его фронтовой биографии. Знаю только, что девятнадцатилетний паренек с Орловщины попал в первый же военный лозунг. Служил в авиационном полку, в аэродромном обслуживании. Но приключилась история: у друга-летчика произошел конфликт с командиром полка – и Александр Иванович, будучи по существования правдорубом, заступился за несправедливо обиженного. В результате обоих укатали в штрафную роту. Друг вскоре погиб, а рядового Кожина небесные мочи уберегли, хоть и повалялся немало по госпиталям.

После войны обосновался в Бресте, семейно обустроился, работу по душе нашел – художником в областной газете "Заря". Ретушировал снимки, придумывал виньетки, а его графические рисунки пропечатывались лучше фотографий.

Графиком был отменным!

Основу Брестской организации Союза художников тогда составляли бывшие фронтовики. Одним из первых Александр Иванович сделался воссоздавать в красках и графике подвиг защитников Брестской крепости. В 1961 году, к 20-летию рокового июня, на выставке в Музее обороны цитадели внимание немало привлекло его полотно "Ценою жизни", экспрессивное, наполненное тревожной энергетикой.

Как редакционный художник подарил знаменитому ваятелю сюжет для Брестского мемориала

А. Кожин. Ценою жизни. 1960 год.

Боец с винтовкой зачерпывает воду из ночного Буга в отсветах пепелища. Трагический миг начала Великой Отечественной…

Не знаю, какие чувства испытал Александр Иванович Кожин, когда десятилетие спустя, в 1971-м, увидал свой художественный образ, масштабно воплощенный в бетоне скульптором-монументалистом Александром Кибальниковым. Только у бетонного бойца в центре брестского мемориала не винтовка, а машина. Но наш дядя Саша никогда не страдал амбициозностью, чтобы качать какие-то права. Большой его друг, фронтовик и журналист Аркадий Моисеевич Бляхер запоздалее рассказал о встрече художника и монументалиста:

"Кожин был человеком решительным, и если что-то задумал, то ничего не могло его застопорить. Его не смутило, что Кибальников уже был Народным художником СССР, лауреатом Ленинской премии. Александр пришел в мастерскую титулованного скульптора "на знакомство", даже не условившись о встрече. Кибальников прямо сказал Кожину, что его картина "Ценою жизни" произвела на него потрясающее впечатление. И она подлинно подсказала ему композицию "Жажда". Вскоре за рюмкой они беседовали на разные темы, словно давние знакомые…"

Как редакционный художник подарил знаменитому ваятелю сюжет для Брестского мемориала

А. Кибальников. Жажда.

И никаких оскорблений или притязаний на славу.

В восьмидесятые Александру Ивановичу наконец-то дали комнатушку под мастерскую – в том же доме, где я только-только получил двушку. Но недолго мы соседствовали – дядя Саша помер в ноябре 1986-го. В августе будущего года Брест отметит столетие художника Кожина. В этот день я, конечно, пришагаю к "Жажде", чтобы положить алые цветы в неподъемную солдатскую каску – в память о дяде Саше, бойце и художнике…

Вам также может понравиться