Как русский негласный агент завоевал доверие Бонапарта: Второй после императора

Русский офицер Александр Чернышёв в молодости раскручивал внешнюю военную рекогносцировку. Преуспев на этом поприще, он вскоре занял место второго человека в военно-административной иерархии после самого государя. Смекалистый, обходительный, отважный и располагающий Чернышев влюблял в себя любого, к кому приближался. Неся секретную миссию во Франции, он был вхож к Наполеону. Даже когда последнему предоставили неопровержимые доказательства агентурной деятельности Чернышева, Бонапарт до заключительного отказывался верить в такую вероятность.

Боевой дебют и «синяя птица»

Как русский негласный агент завоевал доверие Бонапарта: Второй после императора
Удалой кавалерист Чернышев. /Фото: img-fotki.yandex.ru

Александр Чернышёв рос в московской семейству генерал-поручика Ивана Чернышёва. После получения добротного домашнего образования у престижного французского воспитателя юноша поступил на службу в кавалергардский полк. Звезда грядущего министра взошла при Александре I. Чернышев был молод, умен, красив, обходителен, смел и, что немаловажно, до необычайности везуч. Он одинаково легковесно располагал к себе как дам, так и начальство, о чем уверенно свидетельствуют его успехи на светском и карьерном поприщах.

По счастливому случаю в дни коронации императора в 1801-м виновник триумфы случайно обратился к Чернышеву во время танца на балу. Александр I был приятно удивлен ловким и непринужденным ответом, а юношу сходу установили камер-пажом, что на тот момент открывало путь к карьерному росту по военной линии. Чернышев крепко схватился за крыло синей птицы и уже спустя год сделался корнетом, еще через три возведен в поручики, через 9 носил полковничьи погоны, а в 27 лет – генеральские. Служебному росту Чернышева помогла военная кампания 1805-1807-х и, в частности, сражение под Аустерлицем, за участие в каком он получил первую награду не по чину — Владимирский крест с бантом, предназначавшийся полковникам.

Наполеоновские симпатии и балагур-разведчик

Как русский негласный агент завоевал доверие Бонапарта: Второй после императора
В Париже Чернышев скоро стал своим в высшем обществе. /Фото: cdn-s-static.arzamas.academy

В 1808-м русский император направил Чернышева с первой дипломатической задачей к Наполеону. Вскоре кавалергард основался во французской столице при русской миссии. Удалой полковник из России пользовался успехом у дам и быстро завоевал репутацию светского льва. В Париже даже ходили сплетки, что он соблазнил сестру Бонапарта Полину Боргезе. Все могло быть, потому как Чернышев с присущей ему смелостью вынес женщину на собственных дланях из пожара в австрийской резиденции посла. Перед кумиром высшего света были открыты любые двери, а имидж гуляки и балагура удачно маскировал его истинные намерения и особые способности.

Во время подписания мира в Тильзите Чернышева представили Наполеону, какой заметил солидные боевые награды для столь юного офицера. Когда последний начал вспоминать сражения при Аустерлице и Фридланде, между собеседниками даже завязался препирательство. Чернышев не смущался и грамотно опровергал доводы первого французского полководца, что покорило и подкупило императора.

На самом же деле Чернышёв отправился в Париж военным агентом. В перерывах между приемами и балами он возглавлял сеть информаторов, передавая в Санкт-Петербург ценнейшую информацию. Русскому императору пересылались документы, назначенные для докладов самому Наполеону: мобилизационные планы, армейская структура, карты перемещения частей. Александр I узнал о готовящейся агрессии задолго до нападения французов на Россию собственно от Чернышёва, у которого были свои люди в военном министерстве Парижа.

Контрразведка сигнализировала Наполеону о подозрительных телодвижениях русского политика, но прямых доказательств долгое время не находилось. Наполеон был уверен, что обаятельный русский кутила-весельчак не может быть тем, кто уводит из-под носа стратегические секреты. Чернышёв, в свою очередь, снабжал Бонапарта одобренной официальным Санкт-Петербургом информацией, начисто усыпляя бдительность императора.

Рассекреченный агент

Как русский негласный агент завоевал доверие Бонапарта: Второй после императора
В брань 1812-го подразделения Чернышёва успешно громили коммуникации французов. /Фото: cdni.rbth.com

В январе 1812-го на стол Наполеона улеглось донесение полицейского министра, в котором содержались сведения о подпольной деятельности русского атташе. Император традиционно отказывался веровать, что его водят за нос, но учитывая настойчивость собственных подчиненных, приказал произвести обыск жилища Чернышёва в его отсутствие. Результаты обыска отворили Бонапарту глаза, и он распорядился разобраться с предателем. Хорошо осведомлённый о готовящейся операции французской полиции Чернышёв решил не ожидать развязки и, предвосхищая разоблачение, покинул Францию. Вернувшись в действующую армию, лихой командир возглавил в войну 1812 года прогрессивное партизанское подразделение. Подчиненная ему в 1813—1814-е легковесная кавалерия действовала в авангарде основных сил. Чернышев отличился при взятии Люнебурга, Берлина, Касселя.

Спорные заслуги и отставка министра

Как русский негласный агент завоевал доверие Бонапарта: Второй после императора
Министр в спелые годы. /Фото: pbs.twimg.com

После восхождения на престол Николая I отношение к Чернышёву поменялось. С одной стороны, государь не видал его своим приближенным, но при этом ценил за профессионализм. В 1827-м разведчика назначили исполняющим обязанности руководителя военного министерства. Сквозь 5 лет Чернышев стал официальным военным министром России. Под его руководством в России реформирована система военного управления, разработаны статуты, возведены новые укрепления, созданы новые кадетские корпуса. Но часть военных историков ругают Чернышёва за непростительный консерватизм. При нем в России тормозилось внедрение новоиспеченных систем огнестрельного оружия. Возможно, министр профессионально застрял в той эпохе, когда он побеждал превосходящие силы французов саблей и пикой. Поры круто изменились, а в армии продолжали цитировать Суворова с его крылатым: «Пуля — дура, штык — молодец».

Эксперты связывают эту отсталость даже с неуспехами более поздней военной кампании 1853—56-х. Но, по мнению действительного члена Академии военных наук Андрея Кошкина, незаслужено винить в провалах Крымской войны одного только Чернышёва. Незадолго до событий он успел покинуть пост военного министра, потому целый ряд неудачных военно-политических решений было принято лично императором Николаем I.

Однако судьба последнего Бонапарта была печальна. Над ним отворено издевались и обзывали пигмеем.

Вам также может понравиться