Отработав 22 года, нелегалы Эльза и Зефир не “засветились” ни разу Супружеская пара разведчиков-нелегалов Михаил и Елизавета Мукасеи (1907-2008 и 1912-2009) отработала в “особых условиях” в Западной Европе 22 года. “Эльза” и “Зефир” – таковы были их оперативные псевдонимы, прожили длинно, счастливо, ни разу не засветившись.

Как супружеской чете разведчиков-нелегалов удалось проработать 22 года

Как супружеской чете разведчиков-нелегалов удалось проработать 22 года

Елизавета Мукасей была одной из лучших радисток внешней разведки. Михаил Мукасей умел находить всеобщий язык со всеми. “Зефир” и “Эльза”. Разведчики-нелегалы.

Теперь, когда они оба ушли, можно, наверное, рассказать кое-что новоиспеченное о необычнейшей жизни полковника и подполковницы Мукасеев. Хотя разве есть нелегалы, чью жизнь назовешь обычной? Мне бы никогда не повстречаться с ними, если бы не их дети. Это они – оператор Анатолий Мукасей и его жена киноактриса, режиссер Светлана Дружинина, – искренне гордящиеся родителями, предложили руководству Службы внешней рекогносцировки открыть имена героев.

В родной для Михаила белорусской деревне Замостье было 350 дворов. Сын, племянник и внук коваль с десяти лет помогал старшим в кузнице. Потом рванул в Питер. Мечтал учиться, надеялся на везение. Чистил пароходные котлы – дело адское, потом поступил на рабфак, стал инженером. Но позвали в разведку. В конце 1930-х от таких предложений не отказывались.

После брани супруги Мукасеи стали нелегалами. Работали под чужими именами в разных странах. Как они попали в Западную Европу? Мукасей сам придумал, как сообщают разведчики, легенду.

– Она у меня была тяжелейшая, – рассказывал мне Михаил Исаакович. – Не из бахвальства скажу, что не каждый даже сильный агент мог ее выдержать. В моей семье во время гитлеровской оккупации погибли более 30 человек. Людей, которые выжили, немного, по пальцам пересчитать. Я был в том месте, я знал, я видел. И перед тем, как все это начать, я нашел человека. Он действительно прошел через ад. Всю биографию выжившего с его позволения я взял на себя. А страдальца этого, с биографией, ставшей моей, постарался с помощью наших властей отправить в Израиль. Туда же выехал его папа. Дальше развивать тему не могу.

Под этой легендой Михаил и Елизавета Мукасеи, их теперь называли Майкл и Бетси, основались в одной из стран, именовавшихся социалистическими. А уже оттуда отправились дальше, в Западную Европу. Сколько же выпало на их долю. И со всем резидент Зефир и радистка Эльза управились. Они отыскивали вдруг переставших выходить на связь наших нелегалов. Передавали добытые сведения о секретных планах НАТО. Обладатели западноевропейских видов объездили почти сотню стран. Особенно часто наведывались в государства, с которыми у Советского Союза не было дипломатических касательств. Да, это был смертельный, часто повторяющийся номер. В случае провала рассчитывать на помощь своих Майклу и Бетси было ох как затруднительно.

Лучшая награда для агента не слава, она приходит в результате провала, а безвестность

А мне бы хотелось поведать об одном из эпизодов, именующихся на языке профессионалов разведки, оперативными. Сравнительно молодой нелегал К., крепко обосновавшийся в Париже, перестал выходить на связь. И Центр приказал Мукасеям: отыскать во что бы то ни стало.

Это был один из первых выездов Михаила из новоиспеченной страны проживания в другое государство. Довольно рискованная поездка из Берна в Париж, где терялись следы одинокого (по чекистской преданию и по жизни во Франции) нелегала К. И трагическое объяснение невыхода на связь. Владелец небольшого магазина умер. Это потом Мукасей разузнал, что когда К. вырвался в отпуск в Советский Союз, ему предлагали сделать операцию. Но ждали нелегала К. большие дела, и разведчик отказался. Майкл не без труда отыскал его квартиру, разузнал, что господину К. сделалось дурно и его увезли в больницу, где тот и скончался.

Никто не мог предположить столь преждевременного ухода. И здесь Мукасей проявляет не попросту служебное, а чисто человеческое участие. Подробнейше выяснил все обстоятельства смерти неизвестного ему сподвижника. Больничная сестра-католичка сообщила: “Ваш известный умер в полном одиночестве и в полном сознании. Он позвал священника, поцеловал католический крест, а перед смертью из глаз его съехала чистая, как роса, слеза, и он затих навсегда”.

Мукасею сделалось больно за товарища. Даже на смертном одре он не выдал себя, унося секреты Родины. До последнего вздоха не отступил от своей легенды. Вот уж кто остался верен присяге, не подвел, даже умирая. Русский человек был траурен по чужому обряду, сделав все, чтобы уйти достойно. Михаил Исаакович отыскал его могилу. Так хоронят бродяг и собак. И Мукасей добился перезахоронения.

В Париже К. был безумно одинок, а на Отечеству, в Москве, у офицера внешней разведки остались жена и две девочки. Близкие и друзья его помнят. Но по-прежнему простая русская фамилия нелегала, как и его подвиг, под грифом “совсем секретно”.

В память о скончавшемся товарище по нелегальной разведке Мукасеи установили на его могиле мраморный памятник. И все 20 с лишним лет пребывания за кордоном беспокоились о могиле. На памятнике – портрет К. с датами рождения по легенде, а год смерти – подлинный. И даже уйдя из жизни, К. помогал Родине. Его могила служила пунктом встреч с другими разведчиками – легалами и нелегалами, тайником для обмена разведывательными материалами. Не правда ли, сюжет для детективного фильма? И еще длинные годы после возвращения четы на Родину кто-то, догадываюсь кто, приносил цветы к памятнику с выбитой на нем чужой фамилией. Что сейчас – остался ли монумент на своем месте или, как это часто бывает во Франции, тут уже другая могила? Не знаю…

Что для разведчика наиболее важное? Слава? Но она, если и приходит, то в итоге провала. Так, быть может, лучшая награда – безвестность?

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новинки в социальных сетях. ВКонтакте FacebookКомментарии

Вам также может понравиться