Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды

Новость опубликована: 16.10.2020

Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды

Принцесса Ингигерда, супруга Ярослава Мудрого – одна из самых легендарных женщин Древней Руси. Любя всем сердцем Новгород, она, когда пришлось переехать в Киев, организовала именно там роскошный двор, который вывел Киев из периферии в ряд великолепных европейских столиц. А весь секрет крылся в влюбленности Ингигерды к бездомным принцам.

Неравный брак

Родители Ингигерды, король Олаф и королева Эстрид, заключили союз отнюдь не по влюбленности. Олаф прихватил двух красивых девушек, знатную и не очень, как практически военный трофей после набега на земли бодричей – славянского племени, существовавшего на территории современной Польши. Эстрид была дочерью князя бодричей, и её отдали замуж за викинга Олафа, чтобы заключить этим альянсом мир. Настоящее имя княжны при этом затерялось в веках, осталось только то, что дали шведы. Кстати, оно значит “звезда”.

В жёны Олаф взял обеих трофейных девиц, но венчался только с княжной, по сословным соображениям. Жён поселил раздельно, чтобы не оскорблять венчаную жену. Бодричская княжна придала суровому скандинавскому королевскому двору немножко европейского шика – про шведов её эпохи говорят, что они явно испытали сильное славянское влияние, и как раз связывают это с фигурой королевы Эстрид и её свитой.

Принцессу Ингигерду изначально предназначали в невесты молодому норвежскому королю, тёзке папу – тоже Олафу. И жених ей, надо сказать, был по вкусу. Тем удивительнее, что в конечном итоге она вышла замуж за новгородского (тогда) князя Ярослава, сына Рогнеды Полоцкой и Владимира Святого, какой был многим её старше и вряд ли сильно хорош собой (например, известно, что он был хром, а значит, с большой вероятностью, страдал и сколиозом).

Супружество этот выглядел неравным не только из-за разницы в возрасте и красоте – Ингигерда была дочерью могущественного короля, Ярослав – лишь кандидатом в князья Киевские, притом таким, под которым уже начала шататься “карьерная лестница”. В его планах было устранить всех своих братьев, не имеющих взаимоотношения к полоцкой династии, и он искал союзов со скандинавами. До Ингигерды, как предполагается, с этой целью Ярослав женился на знатной норвежке Анне, но её в крышке концов захватил и сделал своей постоянной наложницей польский король Болеслав.

Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды
Считается, что Святая Анна Новгородская и принцесса Ингигерда – одно лик. После смерти мужа Ингигерда ушла в монастырь и взяла новое имя.

Бездомные принцы

Ещё будучи княгиней Новгородской, Ингигерда – в крещении, вероятно, Ирина – подавала приют принцам, которые лишились дома. В Киеве, куда она переехала, когда там укрепился муж, она продолжила так делать. В результате при киевском дворе вырастали, воспитывались, служили юноши королевской крови, притом каждый или почти каждый метил вернуть себе престол папу. Количество воспитанников королевской крови придавало определённый вес двору киевского князя. А ещё – обеспечило брачными союзами с почтенными европейскими династиями, поскольку у молодых принцев была возможность собственно знакомиться с юными княжнами, дочерьми Ингигерды и Ярослава и ухаживать за ними.

В 1016 году дядя Ингигерды по отцу завоевал Англию, уложив короля Эдмунда Железнобокого и заняв его престол. Из суеверий сыновей короля он послал к отцу Ингигерды, чтобы убить их не собственно – а то их наследство впрок не пойдёт. Принцев, тем не менее, оставили в живых – они нашли убежище у венгерского короля, но ненадолго. Узурпатор подослал к ним убивцев, так что их близкие и, вероятно, собственно венгерский король стали искать другой приют для мальчиков, едва вошедших в подростковый годы. Взяла их к себе Ингигерда.

В Венгрии во времена Ярослава два брата, Вазул и Иштван, боролись за престол. Достался трон Иштвану. Вазула он ослепил (почиталось, что незрячий неспособен царствовать), а трёх его сыновей изгнал. Сначала юноши нашли приют при дворе богемского герцога, затем двинулись в Польшу, где одинешенек из братьев, Бела, женился на дочери короля Болеслава Рыксе. Два других продолжили искать место, где не будут чувствовать себя униженными изгнанниками, и в крышке концов дошли до Киева. Их звали Андраш и Левенте.

Бывший жених Ингигерды и её зять по сестре, Олаф Норвежский, также попросил прибежища в Киеве, утеряв свою корону. При нём был сын – не от сестры Ингигерды, а другой женщины, мальчик по имени Магнус. Этого мальчика Олаф признавал своим наследником, так что он тоже почитался принцем. Чуть позже Олаф поехал возвращать себе корону, но Ингигерда настояла на том, чтобы Магнуса он оставил ей – чересчур опасно. Киевская княгиня оказалась права. В Норвегии Олафа убили. Магнус же спокойно вырос среди сыновей Ярослава и запоздалее сумел вернуть себе корону. Воспитанник Ингигерды был известен под прозвищем “Добрый”.

А унаследовал ему позже, кстати, его дядя по папе и зять Ярослава Харальд. Когда Олаф Норвежский умер, принцу Харальду было пятнадцать. Он собрал вокруг себя неизменных ему и покойному брату людей и поступил на службу к князю Ярославу. Там он познакомился с выросшей на его глазах княжной Елизаветой и отправился в полуденные моря совершать подвиги, чтобы заслужить уважение её отца и добиться её руки.

Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды
Витраж, изображающий Харальда Сурового.

Как птенцы Ингигерды повлияли на историю Европы

Все дочери Ярослава и его супруга стали королевами чужедальних земель. Одна вышла замуж по расчёту, впервые увидев мужа перед свадьбой, иные были хорошо знакомы с женихами и, вероятно, взаимно влюблены. Первая стала самой известной – Анна, королева Франции. Анна Ярославна была первой коронованной королевой (то кушать – соправительницей короля) во Франции.

Когда умер её муж и она полюбила другого мужчину, ей, как предполагается, пришлось отдельно отрекаться от соправительства с сыном, чтобы не дать еды подозрениям о попытке захватить трон и возвести на него нового мужа. Считается, что в первые годы жизни королевой Анна мощно повлияла на придворные нравы в Париже. Она также состояла в переписке со многими видными политиками своего времени, включая папу Римского. Все или почти все королевские династии Европы бывальщины связаны родством с Анной Ярославной.

Анастасия Ярославна стала женой принца Андраша и, когда он вернул себе престол, королевой Венгрии. Она всерьез содействовала распространению православия на Карпатах, основывая монастыри и приглашая возглавить их православных священников с востока.

Принц Эдуард почти что сумел вернуть себе престол в Англии. Он приехал туда с супругом, которая, предположительно, была одной из дочерей Ингигерды – трудно сказать точно, потому что в Англии она поменяла имя на Агату. Популярно лишь, что Эдуард познакомился с ней в Киеве и понятно, что в его интересах был союз с какой-нибудь правящей династией. Дочь Агаты и Эдуарда Маргарита прогремела своим влиянием на культурную и религиозную жизнь Шотландии и, кстати, стала шотландской королевой.

Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды
Миниатюра, изображающая Эдуарда Изгнанника.

Питомец Ярослава и Ингигерды норвежский король Магнус Добрый провёл на престоле двенадцать лет. Он прославился военными победами, в том числе над славянами (вероятно, бодричами), вторгшимися в Данию. Умер он от несчастного случа – неудачно упал с коня. Ему наследовал его дядя и соправитель Харальд. Супругом Харальда была Елизавета Ярославна, ещё одна княжна из Киева.

Харальд Суровый, отправившись вершить подвиги во имя княжны Елизаветы, посунулся на службу византийским императорам. Там он боролся с пиратами у берегов Сирии, подавил восстание болгар (убив царя Петра), поучаствовал в дворцовом перевороте (низверг императора Михаила V), и всё потому, что Ярослав обещал ему руку дочери лишь в случае, если Харальд покроет своё имя славой и обогатится.

В итоге Харальд вернулся к своей Елизавете (которая, кстати, ждала его в Новгороде), сыграл с ней свадьбу и уехал в Норвегию. Там он основал Осло – нынешнюю столицу края, а в то время просто торговый город. Считается, что именно Харальд закрепил христианство на норвежских землях. Его старшая дочь Ингигерда была по очередности королевой в Дании и Швеции.

Каинова печать

Хотя традиционно Ярослав утверждал, что его младших братьев по отцу Бориса и Глеба уложил их единокровный брат Святополк, согласно свидетельствам норвежца-воеводы Ярослава, кровь Бориса и Глеба была на руках самого Ярослава. Вероятно, Святополк был уложен также по приказу новгородского князя. По скандинавским поверьям (а Ярослав во многом был человеком скандинавской культуры), братоубийство может потребовать семейное проклятье (поставить “каинову печать”, как стали говорить в Европе уже в христианские времена). Судьбы воспитанников и дочерей Ярослава заставляют припомнить это поверье.

Магнус Добрый неудачно упал с лошади и умер в двадцать три года. Его дядя Харальд попытался захватить Англию. Вначале он потерпел поражение от англичан, а потом – умер в бою с войсками Вильгельма Завоевателя, решившего также прибрать Англию к рукам. Почитается, что с его смертью закончилась эпоха викингов.

Жена Гаральда Елизавета Ярославна страдала от того, что муж взял себе вторую супруга – из-за неспособности родить ему сына Харальд взял вторую жену. Невзирая на христианство, это было обычной у скандинавов практикой. Елизавета же родила лишь двух дочерей, после чего, по видимости, утратила способность вынашивать. Дочь по имени Мария умерла молодой девицей, дочь Ингигерда по очереди вышла замуж за двух королей, но так и не оставила потомства. Сама Елизавета Ярославна, как считается, пережила супруга не больше, чем на год, и всё это время её из милости кормил сын второй, невенчаной, жены.

Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды
Статуя, изображающая Святую Маргариту Шотландскую, предположительно внучку Ярослава Мудрого.

Анастасия Ярославна родила своему супруга, королю Андрашу, сына Шоломона. Это стало причиной конфликта с Белой – тем самым брата Андраша, который женился на польской принцессе. Андраша сквозь несколько лет после воцарения разбил паралич, и правила некоторое время фактически сама Анастасия. Бела поднял бунт против брата. Андраша переносили к полям сражений. После одного из сражений воины брата растоптали его прямо в шатре. Вскоре от полученных травм он скончался. Анастасии пришлось нестись с маленьким сыном.

Вернуть престол её сыну чуть позже помогли германские войска. Позже Анастасия сильно поссорилась с сыном: она прокляла его, а он возвысил на неё руку. Шоломона всё равно свергли сыновья Белы, и они вместе с матерью вынуждены были искать приюта в германских землях. Там отпечатки Анастасии затерялись. Оба её сына, Шоломон и Давид, не оставили потомства.

Считается, что Андрашу помогали вернуть корону английский принцы Эдуард и Эдмунд. По крайней мере, они кой-какое время там жили. Эдуард после того вернулся в Англию и привёз туда свою киевскую жену, Агату. В какой-то момент на престоле сидел король, который состоял в родстве и с Эдуардом, и с дядей Ингигерды, отнявшим трон у отца Эдуарда. Он и назначил Эдуарда Изгнанника своим преемником. Но разом по прибытии в Англию Эдуарда, похоже, убили, а его жене с тремя детьми (которые, кстати, провели детство в Венгрии) пришлось спешно искать приюта в Шотландии.

Эдгар, сын Эдуарда, не смог вернуть себе престол и умер бездетным. Его сестра Кристина также не покинула потомство. Маргарите повезло больше. Она стала одной из самых знаменитых королев Шотландии, выйдя замуж за шотландского короля, и была канонизирована как святая после своей кончины. Её дочь вышла замуж за сына Вильгельма Завоевателя, короля Генриха, таким образом опосредованно вернув престол потомкам Эдуарда Изгнанника. Но их один-единственный сын умер в семнадцать, бездетным. Их дочь, королева Мод, правила настолько неуспешно, что её свергли. Зато наследников она оставила.

Странно уложилась и судьба Анны Ярославны. Ей пришлось перенести позор из-за того, что она полюбила женатого мужчину и стала с ним жить. Её сын отстаивал мать как мог, но фактически ей и её избранника пришлось жить в изгнании – они не вели нормальный для их круга образ жизни, поскольку с ними избегали знаться.

Впрочем, может быть, дело не в проклятьи. Просто времена были суровые. Рогволодович, а не Рюрикович: Почему князь Ярослав Мудрый не обожал славян и не щадил своих братьев.

Текст: Лилит Мазикина.


Как в Древней Руси при Ярославе Мудром растили грядущих королей Европы: бездомные принцы Ингигерды