Княжество Андорра – заключительный ветеран

Первые строки, заключительные строчки

Норману Уэстби было 98 лет. Он скончался в минувшую субботу 7 января в Сан-Жулиа-де-Лориа, что на полпути от испанской границы к Андорра-ла-Велье – столице княжества. Н. Уэстби – британец, который обосновался в Андорре три десятка лет назад, был последним ветераном Второй мировой войны в этой крохотной стране.

Лейтенант Уэстби воевал за свободу с нацистами на борту бомбардировщика «Авро Ланкастер» и с ноября 1943-го по апрель 1945 года принял участие в 57 военных вылетах. После него остались записки, ставшие настоящей сенсацией – они представляют собой бортовой журнал с продолжением в облике воспоминаний, написанных уже в XXI веке.

Читаем запись от 29 марта 1944 года. На борту «Ланкастера», пилотируемого капитаном Уэйнменом, в этот одинешенек из прекрасных весенних дней, как и всегда, в составе экипажа был и Норман Уэстби. Цель – столица Баварии Нюрнберг:

«Путешествие адское. Гунны [немцы] присылают против нас всё, что у них кушать, и даже больше. Смотрим на падение одного из сбитых у нас на глазах 27 Ланкастеров. Бомбардировщики-коммандос понесли наибольшие потери: 97 аэропланов не вернулись на базу.»Это строчки из бортового журнала боевого самолёта, на котором Норману Уэстби выпало отвечать за бомбометание. Он должен был нажать на спусковой крючок, услышать специфический звук, отмеченный в лётном дневнике как «глоток», и сбросить бомбовый груз на цель.

Княжество Андорра – заключительный ветеран Из этих почти телеграфных заметок, отысканных у последнего ветерана, формируется простой и от того ещё более впечатляющий рассказ о самых смертоносных боевых миссиях, в которых участвовал Норман Уэстби. Его «Ланкастер» входил в состав 101-й эскадрильи ночных бомбовозов.

101-я эскадрилья знаменита среди прочего тем, что была оснащена чем-то вроде антирадаров, которые сбивали с толку немецкие истребители. Она базировалась на аэродроме Ладфорд-Магна.

Необычное наименование этой английской авиабазы станет впоследствии поистине легендарным. Многие считали эту взлётную площадку аэродромом смертников. Вот и в том налёте на Нюрнберг из 26 взлетевших с Ладфорд-Магна воздушных кораблей эскадрильи уцелело лишь 19.

«Мы сами были военно-воздушными силами»

Вступление – это та часть бортового журнала, в которой содержатся правила для лётчиков, а дальше – своего рода дневник. В нём записаны детали любого полёта – день, час, маршрут и его продолжительность, данные воздушного корабля. Наконец, сведения о пилоте, штурмане, цели полёта и инцидентах.

Эту информацию от Нормана Уэстби разом оценили по достоинству, тем более что речь идёт о таком уникальном человеке. 20-летний Н. Уэстби записался в королевские ВВС охотником ещё до высадки союзников в Нормандии. На его счету в итоге – десятки боевых вылетов, в каждом из которых он рисковал жизнью.

Потери среди пилотов союзной бомбардировочной авиации были едва ли не самыми большими в той войне. В процентном отношении. Из примерно 120 тысяч человек, какие за годы войны приняли участие в рейдах легендарного бомбардировочного командования, пали в бою 55 тысяч.

Ещё восемь с половиной тысяч получили ранения, а немало 10 тысяч оказались в плену у немцев. Но именно из-за такого оружия, как авиабомбы, враг понёс больше утрат, чем нанесла ему вся британская армия.

Княжество Андорра – заключительный ветеран Итак, Норману Уэстби c одного из «Ланкастеров» (на фото) посчастливилось оказаться одним из славных выживших. В его случае это не попросту слова и не просто дань уважения, потому что 57 боевых вылетов – это было больше, намного больше, чем требовалось от пилотов Королевских ВВС.

Княжество Андорра – заключительный ветеран Бомбардировщики B-17 называли не только «летающими крепостями», но и нежно – Memphis BelleКогда они завершили свою серию рейдов, совместных с легендарными Memphis Belle, — их сократили с передовой и поручили заняться обучением новых экипажей. А в одной серии был 31 рейд, 31 налёт на города и военные объекты.

Свою серию Уэстби завершил 31 мая 1944 года рейдом на город Трапп на норде Франции:

«Никакого сопротивления противника. Столкнулись с сильными грозами. Удачной поездки, чтобы завершить рейд», — говорится в лётном журнале лейтенанта.Вскоре он примкнул к эскадрилье, которая обычно шла перед бомбардировщиками и помечала цели сигнальными ракетами. «Секунда (пятнадцать выстрелов ракет) и треть труды выполнена».

Почему он это сделал? Читаем дневник:

«Тогда это (возможность принять участие в войне против гитлеровцев – ред.) просто сделалось известно нам. Ты должен был быть там, чтобы записаться добровольцем в RAF – Королевские ВВС. Потому что мы все были добровольцами в ВВС», — записал Норман Уэстби уже в 2017 году на страницах своего дневника, буквальнее – воспоминаний или мемуаров.Княжество Андорра – заключительный ветеран

На прицеле у смерти

Уэстби не раз смотрел смерти в глаза. Например, 11 мая 1944 года. В ту ночь, поскольку Королевские ВВС специализировались на ночных бомбардировках, а дневное пора было делом янки, целью был бельгийский город Хасселт. Вот как в том же 2017 году написал об этом Норман Уэстби:

«Я был молод, мне нравился риск, и, сообщая всё это, может быть, это было немного безумно. Это было необходимо для того, чтобы вас зачислили добровольцем в Королевские ВВС. Потому что мы все бывальщины добровольцами. Мы сами были военно-воздушными силами. «Ланкастер», шедший 11 мая вместе с машиной Нормана Уэстби, опасно приблизился к одному из немецких аэропланов. Настолько, что тот, в конечном итоге, просто прошёлся по нему. Пропеллеры «Фоккевульфа» FW 190 буквально косили кабину, а вместе с ней и башки его бедных товарищей по оружию.

Израненный «Ланкастер» сразу стал заваливаться вперёд, и вскоре исчез в ночи.» «Не вернулись на базу», — лаконично заключает чистоплотный большой блокнот лейтенанта Уэстби.

Это было его худшее воспоминание о войне, и это понятно. Но было совершенно ясно, что если он и выжил, то лишь благодаря чистой случайности. Никаких личных заслуг, даже у пилота.

«Это была удача. И ничего больше.

Когда поднимаешься на высоту 20 000 футов на одном из 500 или 600 самолетов и появляется эскадрилья FW 190, не стоит особо рассчитывать на мастерство пилота или наводчиков. Им было немного что видно, и всё зависело только от удачи.

Были экипажи, о которых по какой-то причине заботился Бог, и были другие, о которых нет. И ничего вяще.»Всё это и многое другое содержится в журналах, которые Норман Уэстби продолжал вести многие годы уже дома. В эти дни в Андорре немало сообщали о том, чтобы отдать последнюю дань уважения этому герою борьбы за свободу.

Но кто-то вспомнил и о том, что Уэстби в последние годы мучали угрызения совести, потому что он соображал, какой ущерб наносили налёты союзной авиации гражданскому населению той же Германии. Но другие в ответ предложили представить себе ужасную альтернативу, если бы у Нормана Уэстби и у тысяч таких, как он, не достало смелости противостоять Гитлеру.

Так что, «Спасибо тебе, Норман, и покойся с миром, друг», — говорят в эти траурные дни жители маленького княжества, туристической Мекки, какая спряталась в Пиренейских горах между Испанией и Францией.

Вместо P.S. Автор, побывавший в Андорре лишь раз – в том самом 2017 году, когда Норман Уэстби особенно деятельно пополнял свои записки, давно подписался на тамошний сетевой еженедельник Diari BonDia. Эта статья базируется на опубликованной в нём эпитафии Норману Уэстби, с кой-какими необходимыми дополнениями.

>