Кого Сталин именовал «кутилами и безобразниками», и Почему его отношения с земляками не были радушными

Кого Сталин именовал «кутилами и безобразниками», и Почему его отношения с земляками не были радушными

Не секрет, что даже во поры советского равенства уровень жизни в республиках несколько отличался. Если говорить о Грузии, то тамошнее население точно обделенным не выглядело. Зачислено было считать, что преференции достались Тбилиси благодаря общему происхождению с вождем. Но справедливости ради нужно помнить и те поры, когда взаимоотношения Сталина с земляками выглядели не так уж и радужно.

Грузия меньшевиков

Кого Сталин именовал «кутилами и безобразниками», и Почему его отношения с земляками не были радушными
Правительство меньшевистской Грузии, 1918 год. /Фото: regnum.ru

С приходом в Россию революции серединой политэмиграции бывшей империи стал Париж. На уютных парижских улочках встречались представители царского режима с белогвардейцами и меньшевики с махновцами, еще вчера бившиеся с царской властью. Грузинские меньшевики создали во французской эмиграции сообщество по борьбе с советской властью. В центр, названный «Зарубежным бюро», стекалось правительство в изгнании. В поисках финансирования решено было перейти от красивых тостов к действиям. Первым делом взялись за пропаганду. Перед миролюбивой конференцией в Генуе, на которую пригласили представителей новой непризнанной миром Советской России, грузинские меньшевики всеми мочами создавали негативный фон не в пользу русских.

Следующим шагом меньшевистские представители перешли к решительным действиям в самой Грузии, основывая множественные подпольные ячейки. И если на всероссийском уровне меньшевики битву проиграли, то в Грузии им удалось сформировать государство, просуществовавшее до 1921 года. Несмотря на массовые аресты меньшевистского руководства, в августе 1924-го опять вспыхнуло вооруженное восстание. Беспорядки перешли в создание временного правительства под патронатом князя Церетели. Но советская власть скоро подавила мятеж, после чего начались репрессии.

Небиблейский Авель

Кого Сталин именовал «кутилами и безобразниками», и Почему его отношения с земляками не были радушными
Енукидзе, Сталин и Горький. /Фото: upload.wikimedia.org

В составе СССР Закавказье с самого начла было дотационным регионом. И грузины ели из всеобщего с армянами и азербайджанцами котла самой большой ложкой. В Москве даже имелось представительство горсовета Тифлиса, открыто лоббировавшее грузинские проекты. Представители грузинских ведомств в лучших ресторанах столицы бывальщины зрелищем привычным. Единственное, чего не могут подтвердить никакие архивные документы, – прямое участие Иосифа Виссарионовича в решении значительных грузинских вопросов. Отмашку для всех скользких моментов давал любитель покутить Авель Енукидзе – секретарь ЦИК.

На общесоюзном поле Грузия процветала. Туда за вином и шашлыком приезжали иностранные гости. Горные пейзажи, чистый воздух и кавказское радушие создавали вокруг России нужный ореол. Даже с приходом в страну режима колхозов грузины ощутили нововведения немощнее остальных, сумев перестроиться в направлении потребительской кооперации. Перелом наступил летом 1933-го, отчасти нося личный нрав.

Европейские надежды Какабадзе

Кого Сталин именовал «кутилами и безобразниками», и Почему его отношения с земляками не были радушными
Тифлис 1930-х. /Фото: syl.ru

Одним из двигателей грузинской кооперации был Кирилл Какабадзе, повадившийся командироваться в Европу по домовитым делам. На протяжении нескольких лет он занимал ответственные должности от председателя сельхозбанка до зампреда СНК Грузии. Строча доносы на коллег-руководителей, он клепал собственное безбедное грядущей. В 1933-м Какабадзе отправился в длительную заграничную командировку, из которой решил уже не возвращаться. Объявив себя невозвращенцем и последователем буржуазного порядка, он даже возбудил в Берлине суд против Торгпредства. По мнению историков, Какабадзе банально прокручивал в теневых сделках советские госфинансы и, крупно проворовавшись, разрешил скрыться от потенциального наказания.

Лучшим средством перебежчик выбрал классические сталинские разоблачения. Какабадзе выступил перед заморскими СМИ с сенсационными политическими откровениями. Он заявил, что не одушевляет себя с СССР, являясь лишь сыном свободной Грузии. Последнюю, по его мнению, насильно поработили Советы, а виной всем бедам на Отечеству является кровопийца Сталин. В цикле «разгромных» антисталинских статей, опубликованных в «Санди таймс», ничего серьезного об СССР не разглашалось. Какабадзе все годы у воли был занят вовсе не сбором конфиденциальной информации. Поэтому все его свидетельства касались описания образа жизни Сталина, его «грубого обращения с подчиненными» и «вакханалий в личных имениях». Советской стороне даже не было необходимости выступать с опровержениями.

Жестокий урок

Кого Сталин именовал «кутилами и безобразниками», и Почему его отношения с земляками не были радушными
Сталинские репрессии всерьез сразили Грузию. /Фото: cdni.rt.com

Несмотря на неудавшиеся попытки международного ажиотажа, Сталин за Грузию взялся лично. Первым делом вал репрессий коснулась московских и ленинградских лоббистов, которых вождь обозвал кутилами и безобразниками. Затем, в письме первому закавказскому секретарю Берии, Иосиф Виссарионович, угрожая самым суровым судом, настоятельно призвал ликвидировать безобразия в рядах грузинских хозорганизаций. Лаврентий Павлович взялся за исполнение с присущим ему рвением. В 1935-м в Москве инициировали «кремлевское дело», обличая антисоветских лиц в правительственных креслах. Самое большенное гнездо обнаружилось среди кадров, рекомендованных грузином Енукидзе. Вскоре в столицу поползли сводки о растущих в компартии Грузии антисталинских и националистических расположениях. Берия рапортовал, что в кавказских кругах популяризуются лозунги типа «Грузия для грузин» и «армянам в Грузии не место».

К концу 1936-го Закавказскую Федерацию распустили, переподчинив три отдельных республики напрямую Москве. Сталин возложил Берии, поставленному у грузинского руля, вычистить родину от оппозиции. По этой причине репрессии 1937-38-го взбудоражили Грузию едва-едва ли не больше остальных республик. Сталин преподал грузинской элите хороший урок, а прошедший экзамен на преданность Берия отправился на повышение вместо основного чекиста Ежова. Принявший эстафету Чарквиани, руководивший грузинами 14 лет, работал тихо и не высовывался. А лоббисты-хозяйственники еще долго не торопились в Москву с визитами.