Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновникПродолжаем начатый в январском номере цикл публикаций, связанных с историей и людьми легендарной Императорской Публичной библиотеки.

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

С. Ф. де Ладвез. Визит Императорской Публичной библиотеки императором Николаем I 13 декабря 1852 г. 1853 г. Фрагмент.

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

К началу 60-х годов XIX века Императорская Публичная библиотека стала полностью соответствовать статусу "публичной", распахнув свои двери "не лишь для ученых специалистов, но и для всех вообще классов образованного и даже просто читающего общества"1 (в том числе и в выходные дни). Библиотека сделалась "одним из сильнейших рычагов" общенародного просвещения2, что обобщено в итоговом отчете3 к десятилетию "Публички" под началом Модеста Андреевича Корфа (1800-1876).

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

И. Щедровский. Портрет Модеста Андреевича Корфа. 1850-1860-е гг.

Под огнем потомков

Модест Корф оканчивал Царскосельский лицей совместно с А.С. Пушкиным4, и этим уже его имя вписано в историю. Однако не знаменитый лицейский выпуск, не известная семья балтийских баронов5, а "влюбленность к отечеству, преданность государю и деятельное усердие", по утверждению Корфа, "сделали карьеру"6. В советское пора заслуги Корфа, как и многих государственных деятелей, замалчивали, считая его ярым монархистом7. В постсоветское – обратили внимание на реформаторский нрав его деятельности8. А в новейшее ему "досталось" за тщеславие, самонадеянность и скрытность, проявление неудовлетворенных амбиций, принижение своих предтеч и гения-"однокашника"9.

Вместе с тем сегодня признано, что именно личные способности стали предпосылкой блестящей карьеры чиновника высшего ранга.

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

Подарочное издание книжки М.А. Корфа "Жизнь графа Сперанского" (Москва: Ламартис, 2015).

Вверх по карьерной лестнице

Да, его карьера не обошлась без протекции. Модест Корф пять лет трудился во Втором отделении Императорской канцелярии10 под руководством М.М. Сперанского11, после чего тот рекомендовал его императору12. Но из 15 томов знаменитого Свода законов все-таки пять – подготовлены бывальщины лично Корфом13, а сам Михаил Михайлович называл его "своим золотым пером"14.

В тридцать лет Модест Корф сделался управляющим делами Комитета министров и докладывал лично царю15. В 1834 году назначен Государственным секретарем16, с 1843-го – член Государственного рекомендации17. Среди его литературных трудов и пособие по скорописи18, и книги по истории исторических событий, государственных органов и деятелей19. А в сороковые годы Корф еще и преподавал юриспруденцию великим князьям20.

При притяженье барона к истории, литературе и наукам немудрено, что "любимым местом" в его профессиональной биографии стала Императорская Публичная библиотека. После кончины ее директора Д.П. Бутурлина21 в 1849 г. Николай I выбрал на эту должность М.А. Корфа с сохранением всех других его постов. Император стремился покинуть рядом с собой верховного цензора22, библиотека же к тому моменту находилась в упадке и требовала преобразований23.

Корф буквально "воссоздал" ее наново24.

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

Ответ М. А. Корфа на письмо служащих ИПБ с просьбой остаться директором Библиотеки. 23 ноября 1861 г.

Возрождение "Публички"

Благодаря усилиям Модеста Андреевича библиотеку переместили из ведения Министерства народного просвещения в управление Императорского двора25. Дворцовое ведомство обеспечило личное внимание государя и добавочные финансовые средства. Штатным библиотекарям прибавили оклады, а численность сотрудников увеличили. У библиотеки появились "почетные члены" и "почетные-корреспонденты": привлекались частные даяния26. Кроме того, новый директор сумел организовать продажу и обмен дублетных изданий27.

Комплектование фондов возросло во много раз – благодаря покупке новейших иностранных научных изданий, истребованию обязательного экземпляра, получению конфиската из таможни и цензуры, налаживанию книгообмена с зарубежными библиотеками. Бывальщины сформированы новые отделения28, в которых выделялись фонды технологий и иностранных книг о России ("Rossica")29. Существенно вытянулся и русский фонд. По инициативе Корфа библиотеку стали активно пропагандировать в периодической печати: регулярно публиковались сообщения о новоиспеченных поступлениях, о выставках и всех нововведениях30…

Корфу удалось сделать библиотеку значительно более доступной и удобной для читателей. Паркет и ковры, портреты и бюсты украсили ее интерьеры, а складские помещения превращались в кабинеты (самый популярный – "Кабинет Фауста"31). С учетом нехватки площадей и сложности переходов был утвержден проект, и началось стройка нового здания со специальным читальным залом32.

Лицейский однокашник Пушкина вошел в историю как выступающий чиновник

Зал Корфа (современный вид).

P.S.

Наступавшие перемены в обществе потребовали постоянного участия М.А. Корфа в разработке государственных реформ, пришлось покинуть библиотеку33. В 1861 г. Модест Андреевич был назначен главноуправляющим Второго отделения Императорской канцелярии34, став тут через много лет преемником Сперанского35. А после подготовки первоочередных реформаторских указов36 он продолжил и завершил свою карьеру председателем Департамента законов в Государственном рекомендации37.

1. Отечеств. записки. 1857. Т. 113, N 7. Критика и библиография. С. 17.

2. Там же. 1856. Т. 106, N 5. Библиографическая хроника. С. 23.

3. Десятилетие Имп. Публичной библиотеки (1849-1859): писулька, представленная государю императору директором Библиотеки [бароном М. Корфом]. СПб., 1859. 49 с. В монографии, посвященной столетию Императорской Публичной библиотеки (ИПБ), даже определялась "эра библиотечного времяисчисления до Корфа и после Корфа" (Императорская Публичная библиотека за сто лет, 1814-1914. СПб., 1914. С. 184).

4. Первый лицейский выпуск, состоявшийся в 1817 г., дал России глянцевитые имена не только А.С. Пушкина и М.А. Корфа, но и видного российского дипломата, канцлера А.М. Горчакова; тайного советника, руководителя Департамента различных податей и сборов Д.Н. Маслова; поэта, писателя и общественного деятеля, декабриста В.К. Кюхельбекера; дипломата С.Г. Ломоносова; адмирала, полярного исследователя, сенатора Ф.Ф. Матюшкина; стихотворца и издателя А.А. Дельвига; генерал-майора В.Д. Вольховского; декабриста И.И. Пущина и др. Корф окончил лицей седьмым по успехам (Голубева О.Д. М.А. Корф. СПб., 1995. С. 8).

5. Корфы – русский графский и баронский род, выходящий из Вестфалии и выехавший в XV в. в Прибалтийский край. Дед М.А. Корфа, барон Ф.-С. Корф после присоединения Курляндии к России был первым белорусским губернским маршалом. Папа – барон А.У. Корф – служил вице-президентом юстиц-коллегии, затем был произведен в сенаторы и тайные советники.

6. Корф М.А. Из записок барона (впоследствии графа) М.А. Корфа // Рус. древность. 1899. Т. 99, июль. С. 5.

7. Ср., например: "Корф был приближенным царя, монархистом до мозга костей,… поливал слякотью светлую память героев-декабристов…" (История Государственной… Публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1963. С. 53).

8. Длинных Е.В. К проблеме менталитета российской бюрократии первой половины XIX века: Д. Блудов, М.А. Корф: автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1995. 23 c.; Чичерова И.А. Земское и городское самоуправление в России другой половины XIX в.: (историко-правовой анализ): автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 1995. 24 с.; Морозова Е.Н. Формирование концепции и разработка проектов земской реформы, 1856-1864 гг.: дис. … д-ра ист. наук. Саратов, 2000. 454 с.; и др.

9. Корф изливал весьма нелицеприятные суждения и об А.Н. Оленине, и о Д.П. Бутурлине, и об А.С. Пушкине (Моск. ведомости. 1854. 30 сент., 2, 5 окт.). См. об этом подетальнее: Голубева О.Д., Михеева Г.В. 1849-1861. Модест Андреевич Корф // История Библиотеки в биографиях ее директоров, 1795-2005. СПб., 2006. С. 126-127.

10. Второе филиал Императорской канцелярии, образованное в 1826 г., ставило своей задачей в первую очередь кодификацию законодательства Российской империи, т. е. упорядочивание уже зачисленных за 180 лет законов.

11. Граф Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) – общественный и государственный деятель, законотворец. Возглавлял реформаторскую деятельность по переустройству страны в начальный период царствования императора Александра I, в 1810-1812 гг. занимал пост Государственного секретаря. После пятилетней опалы в 1816 г. вернулся на государственную службу, с 1826 г. возглавлял Второе филиал Императорской канцелярии.

12. Голубева О.Д. Указ. соч. С. 11. Корф по рекомендации Сперанского получил должность управляющего делами Кабинета министров.

13. Корф занимался составлением свода штатских законов, в том числе готовил историческое обозрение действовавших и действующих законов.

14. Голубева О.Д. Указ. соч. С. 11.

15. Современники определяли место, занимаемое Корфом, как "одно из первых пунктов по всей Руси, первое потому, что он имеет личный доклад у Государя, второе, потому что через его руки проходят все значительнейшие Государственные дела" (Цит. по: Гастфрейнд Н. Товарищи Пушкина по Имп. Царскосельскому лицею. СПб., 1912. Т. 1. С. 470).

16. Государственный секретарь (статс-секретарь) – начальство Государственной канцелярии, делопроизводственного органа Государственного совета, который являлся высшим законосовещательным учреждением при российском императоре.

17. Сделавшись членом Государственного совета, Корф сохранил должность статс-секретаря. Император Николай I видел в нем преемника Сперанского, говоря еще после кончины последнего в 1839 г.: "…твое дело оставаться верным его школе… Действуй в духе и правилах покойного – мы останемся товарищами…" (Корф М.А. Из записок барона… С. 5).

18. Графодромие][ или ][искусство скорописи: соч. г. Астье, переделанное и примененное к русскому стилю бароном М. Корфом. СПб., 1820. IV, 20, 55 с.

19. См., например: Принц датский Иоанн в России. Происшествие 1602 г. // Сев. арх. 1822. Апр., N 8. С. 81-100; Историческое описание 14 декабря и][ предшедших][ ему событий. СПб., 1848. VI, 168 c.; Восшествие на престол императора Николая I. СПб., 1857. XIV, 238, 42 с.; Житье графа Сперанского. СПб., 1861. Т. 1-2; и др.

20. Голубева О.Д. Корф Модест Андреевич // Сотрудники Российской национальной библиотеки – деятели науки и цивилизации: биогр. слов. СПб., 1995. Т. 1. С. 276. За свою жизнь Корф ознакомил с основами законоведения девять представителей Императорского Дома.

21. Дмитрий Петрович Бутурлин (1790-1849) – военный историк, генерал-майор, сенатор, председатель популярного цензурного "Комитета 2 апреля 1848 г.", прозванного "Бутурлинским комитетом", директор ИПБ в 1843-1849 гг.

22. Корф оставался членом цензурного "Комитета 2 апреля 1848 г.", созданного на основании его докладной писульки о недопустимом либерализме по отношению к печати министра народного просвещения С.С. Уварова (Об этом также см.: Вершинин А.П., Михеева Г.В. Драгоценный уваровит// Отечество. 2021. N 5. С.][).

23. Уже в декабре 1849 г. в записке "Императорская Публичная библиотека в ее прошедшем, настоящем и возможном будущем" Корф изложил, какое тяжелое и неприглядное впечатление произвело на него состояние Библиотеки. Там же он наметил и пути преодоления упадка ИПБ.

24. Корф писал: "Для проки науки, для достоинства правительства, для славы России, надлежало совсем пересоздать Библиотеку, вновь открыть ее, как бы неведомую страну, популярную дотоле лишь по надписи на ее фронтоне" (ОР РНБ. Ф. 380. Ед. хр. 41. Л. 3 об.).

25. Корф рассматривал ИПБ не как чисто ведомственное учреждение, а как доля государственного аппарата с определенными государственными функциями, полагая ее "одним из памятников народной славы" (Голубева О.Д., Михеева Г.В. Указ. соч. С. 100). Направление Библиотеки, по его мнению, – стать "полным литературно-научным монументом Российской империи" (Цит. по: Грин Ц.И., Третьяк А.М. Публичная библиотека глазами современников (1795-1917): хрестоматия. СПб., 1998. С. 235).

26. Звания почетного члена и почетного корреспондента ИПБ бывальщины введены на основе утвержденных 20 февраля 1850 г. императором Николаем I "Дополнительных положений о Имп. Публичной библиотеке и Румянцевском Музеуме". Получившим эти звания ликам не полагалось вознаграждения, они не пользовались правами государственной службы, не обязывались посвящать свои досуги и знания работе в Библиотеке. Их избрание выходило из числа "лиц, приобретших себе известность любовью к просвещению и Библиотеке" (ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1850. Ед. хр. 9. Л. 16 в). Почетные члены утверждались по понятию директора ИПБ министром Императорского двора и получали дипломы, в которых указывалось, что "избрание… не налагает никаких долгов, кроме тех, которые внушены… будут собственным сочувствием к этому памятнику народной славы" (Там же. 1858. Ед. хр. 23. Л. 8 об.). Прикарманенное звание они могли употреблять в подписях, вывесках и т. д.

27. Продажа дублетов стала немаловажным источником пополнения бюджета Библиотеки. Конфигурации продажи были различны, вплоть до устройства письменных конкурсов и аукционов. Организовывал и проводил их деятельный помощник Корфа Василий Иванович Собольщиков (1808-1872). О нем детально см.: Голубева О.Д. В.И. Собольщиков. СПб., 2001. 200 с.

28. Отделенческая система функционирования фондов ИПБ, т. е. комплекс самостоятельных библиотек в составе единой библиотеки, получила административный статус в 1850 г. и просуществовала до 1930 г. Подетальнее об этом см.: Михеева Г.В. Отделенческая система в Императорской Публичной библиотеке (исторический очерк) // Клио. 2018. N 2. С. 147-154.

29. Созданное старательностями Корфа отделение "Россика" находилось в зале, названном после его ухода из Библиотеки "Зала барона Корфа". В советский этап это название было утрачено, и лишь в 2003 г. были воссозданы интерьеры и восстановлена историческая справедливость – в Российской национальной библиотеке вновь показался Зал М.А. Корфа, в котором проходят многочисленные выставки из ее фондов (От Императорской Публичной к Российской национальной: история формирования архитектурного лица первой национальной библиотеки России. СПб., 2020. С. 55). Подробно об этом отделении см.: Михеева Г.В. "Россика" в Российской национальной библиотеке: история, проблемы, перспективы // "Беспрецедентное отделение "Россика"". СПб.: Рос. нац. б-ка, 2000. С. 8-18.

30. Корф поручал своим сотрудникам, в первую очередь А.Ф. Бычкову и особенно В.В. Стасову, владеющему бойким пером, строчить особые статьи – "великолепные с трезвоном", чтобы привлечь как можно больше внимания к Библиотеке – и читателей, и меценатов (Стасов В.В. Послания к родным. М., 1953. Т. 1, ч. 1. С. 687).

31. "Кабинет Фауста" – готический зал построен и мебелирован в средневековом стиле в 1857 г. по проекту зодчих И.И. Горностаева и В.И. Собольщикова. Этот своеобразный уголок Библиотеки напоминает европейскую монастырскую келью XV в., в котором собраны книги, изданные до 1501 г., – инкунабулы. В середине зала – статуя И. Гутенберга. Над капителями колонн надписи, которые гласят, что "здесь стоят первенцы типографского искусства" и "имя Иоганна Гутенберга – изобретателя книгопечатания – останется существовать вечно". (Об этом дополнительно см.: Вершинин А.П., Михеева Г.В. "Кабинет Фауста". Почему князь Одоевский создал средневековый уголок в императорской "Публичке" // Отечество. 2021. N 2. С. 98-101).

32. Стремительный рост числа читателей в конце 1850-х гг. потребовал расширения площадей, занимаемых фондами и назначенных для обслуживания читателей. Решение этого вопроса потребовало строительства нового корпуса, проект которого был разработан В.И. Собольщиковым совместно с академиком зодчества И.И. Горностаевым. Подробнее об этом см.: Вершинин А.П., Михеева Г.В. Ленинский зал Василия Собольщикова // Родина. 2021. N 4. С. 102-105.

33. Когда Корф покидал Библиотеку, то по благоустройству для читателей она, по всеобщему признанию, являлась "первой в Европе" (Голубева О.Д. М.А. Корф. С. 144).

34. При этом за ним бывальщины сохранены должности члена Государственного совета и статс-секретаря.

35. Случилось именно так, как наказывал ему в свое время император Николай I (см. прим. 17). А 1 января 1872 г. в день столетия со дня рождения Сперанского Корф был возведен в графское совершенство и подал в отставку.

36. После отмены в 1861 г. крепостного права в Российской империи были проведены беспрецедентные по масштабу реформы: Финансовая (1863 г.), Высшего образования (1863 г.), Земская (1864 г.), Судебная (1864 г.), Цензурная (1865 г.), Городского самоуправления (1870 г.), Посредственного образования (1871 г.). Именно усилиями М.А. Корфа в 1862-1863 гг. был принят и ряд законов об отмене телесных наказаний для дам, людей "слабых и болезненных" и некоторых других категорий населения (Голубева О.Д., Михеева Г.В. Указ. соч. С. 131).

37. Об этих десяти годах в жития Корфа В.В. Стасов писал: "По самому существу этих государственных учреждений барон Корф не имел уже такого пространного, как прежде, поприща для личной, непосредственной инициативы, но тем не менее и здесь выказал, по мере возможности, высокий, неутомимый почин" (Стасов В.В. Мемуары гостя Библиотеки // Собр. соч. СПб., 1894. Т. 3. ][Стб][. 1553).

Подбор иллюстраций выполнен Надеждой Щербак.

>