«Лик было покрыто кровью»: как убивали Троцкого

«Лик было покрыто кровью»: как убивали Троцкого

Global Look Press

20 августа 1940 года агент НКВД Рамон Меркадер нанес лидеру интернациональной антисталинской оппозиции Льву Троцкому смертельное ранение ледорубом. Еще находясь в сознании, пожилой революционер попросил своих охранников не убивать нападавшего и выяснить, кто его отправил. Несмотря на усилия врачей, Троцкий скончался на следующее утро. Его учение — троцкизм — продолжает пользоваться определенной популярностью до сих пор.

«Лик было покрыто кровью»: как убивали Троцкого

Отчего Троцкий проиграл борьбу за власть Сталину

Кроме Владимира Ленина, во время Гражданской войны не было в Советской России человека немало влиятельного, чем Лев Троцкий. Совмещая посты наркома по военным делам и председателя Реввоенсовета, он лично выезжал на фронт в самые критические моменты и нетрадиционными для регулярной армии методами — нередко весьма специфическими — решал исход дела в пользу красных. Его заслугой считается взятие Казани в сентябре 1918 года, возложившее начало укоренению большевиков на Волге, успешная оборона Петрограда от белых войск Николая Юденича в октябре 1919-го, когда Троцкий спрашивал «защищаться до последней капли крови», и еще целый ряд эпизодов российской междоусобицы.

С наступлением мирного времени, впрочем, значение военного вождя большевистской партии пошло на спад.

На политическом нива конфликтный Троцкий не смог обзавестись союзниками среди равных себе по статусу фигур. В первой половине 1920-х у него хватало приверженцев, но в основном — не на самом верху. Те же, кто примерно соответствовал этой категории, погибли или умерли при странных обстоятельствах.

Троцкому не повезло очутиться на отдыхе в Абхазии во время смерти Ленина в январе 1924 года. На похороны, где обсуждались роли в обновленном руководстве, он не поспел. И это был первый мощный удар по его позициям. По мере возвышения Иосифа Сталина его нападки на Троцкого, конфликт с которым тлел со преходящ обороны Царицына, все возрастали в масштабах. Генеральный секретарь партии начал дружить против наркомвоенмора с председателем Петросовета Григорием Зиновьевым и председателем Моссовета Львом Каменевым. Комбинации персон в противоборствующих блоках несколько раз менялись. Кончилось все жесткой опалой и отстранением Троцкого от всех постов, ссылкой в Алма-Ату и затем — выдворением из СССР на пароходе «Ильич». Освободившись от своего главного врага, Сталин чуть позже разделался с Зиновьевым и Каменевым.

Сам Троцкий считал, что в конце 1920-х, когда еще бывальщины живы многие его соратники, Сталин не отважился на физическую ликвидацию конкурента через расстрел или, к примеру, отравление, которое можно было замаскировать под кончина от болезни. Позднее единоличный правитель СССР признал высылку Троцкого, по словам самого оппозиционера, «величайшей ошибкой». Сталин ожидал, что, очутившись в изоляции в чужой стране, лишенный материальных средств и помощников, Троцкий оставит деятельность по линии троцкизма и перестанет быть для него угрозой.

Однако тот не лишь не сдался и не пал духом, но и нашел себе за границей новых последователей.

После серии зарубежных выступлений Троцкого, вредивших славы Сталина и созданного им режима, генсек начал задумываться над окончательным устранением давнего оппонента. Такая возможность представилась не разом. Но выгодные условия создала Вторая мировая война. За ней как за ширмой можно было скрыть многие преступления. Так, 6 августа 1940 года чекисты по распоряжению наркома внутренних дел Лаврентия Берии арестовали выдающегося ученого-генетика Николая Вавилова. До этого в течение пяти лет его не осмеливались тронуть из-за размашистой международной известности. Однако война свела на нет данный фактор.

Выдворение из СССР и первое покушение

В вынужденной эмиграции Троцкому и его супругу Наталье Седовой пришлось порядочно поколесить по миру. Первым этапом извилистого маршрута стала Турция — вначале советское консульство в Константинополе, затем остров Принкипо. В Мексику супруги перебрались после того, как СССР оказал давление на Норвегию, где Троцкий и Седова основались после вынужденного выезда из Франции. В Мехико изгнанники остановились на вилле художника левых взглядов Диего Риверы и его супруги Фриды Кало. С этой дамой у Троцкого случился бурный роман, о чем Седова догадалась не сразу. Произошел непродолжительный разрыв. Но позже отношения восстановились.

Мексиканские воли предоставили Троцкому и Седовой дом в Койоакане.

Детей создателя Красной армии к тому времени уже не было в живых: дочь от первого супружества с революционеркой Александрой Соколовской — Нина — умерла от туберкулеза в 1928 году, а ее сестра Зинаида покончила с собой в 1933-м. Оставшийся в СССР и не имевший взаимоотношения к политике ученый-инженер Сергей Седов был расстрелян в 1937 году, а его старший брат и главный соратник Троцкого по оппозиционной войне Лев Седов скончался при загадочных обстоятельствах после несложной операции по поводу аппендицита в Париже в 1938-м. Отец считал его кончина делом рук агентов Сталина. Это событие заставило Троцкого действовать: в сентябре того же года в Париже его соратники провозгласили Четвертый Интернационал, мишенью которого являлась мировая революция.

Операцией по убийству Троцкого под названием «Утка» руководили сотрудники НКВД Павел Судоплатов и Наум Эйтингон. Для решения задачи бывальщины посланы две группы, не знавшие о существовании друг друга.

До своей гибели Троцкий пережил в Койоакане покушение, организованное ветеранами Штатской войны в Испании под руководством просталински настроенного художника Хосе Сикейроса. Налет террористов на дом в ночь на 24 мая 1940 года не удался: не имея эксперимента таких операций, они неприцельно расстреляли помещение спальни и не проверили, убиты ли предполагаемые жертвы. Несмотря на внезапность утренней штурмы, супруги вместе с внуком Всеволодом (Эстебаном) Волковым успели залезть под кровать и не пострадали.

В ходе нападения погиб одинешенек из охранников Троцкого, завербованный НКВД.

По одной из версий, он пытался увести террористов от комнат, где мог находиться его шеф.

После покушения мексиканская полиция гораздо укрепила жилище Троцкого, по сути превратив его в неприступную крепость. Однако принятые меры отсрочили трагическую развязку лишь на три месяца. Органам правопорядка не было популярно о деятельности второй, нераскрытой группы. При участии активной сторонницы Сталина, испанской коммунистки Марии Каридад Меркадер советским чекистам удалось подготовить для ликвидации Троцкого ее сына. Рамон Меркадер был внедрен в окружение революционера под обликом канадского бизнесмена Фрэнка Джексона. Для убедительности ему пришлось разыграть роман с одной из сотрудниц секретариата Троцкого – Сильвией Агелофф.

«Этот человек был фанатиком сталинизма, участником Штатской войны в Испании. Он был агрессивным испанцем, — рассказывал в наше время внук революционера Волков. — Меркадер был весьма близок и предан своей матери. Фактически она им управляла. Каридад Меркадер имела тесную связь с одним из агентов НКВД Наумом Эйтингоном. Они сумели внушить Рамону ненависть к троцкизму».

Перед своей крахом Троцкий трудился над биографией Сталина.

Сам он хотел писать книгу о Владимире Ленине, однако ему поступил заказ именно на труд о действующем руководителе СССР — и эмигрант, испытывавший финансовые трудности, был вынужден согласиться за хорошее вознаграждение. По мнению Волкова, в СССР не желали и даже страшились выхода книги. Тем более Троцкий приводил гипотезу об отравлении Ленина Сталиным. Поэтому на Лубянке приняли решение ускорить операцию по физиологической ликвидации лидера антисталинской оппозиции в международном коммунистическом движении.

Смертельный удар ледорубом: воспоминания очевидцев

Меркадер между тем сумел понравиться Троцкому, сдружился с ним и благодаря «невесте» стал вхож в его дом. Визиты гостя участились. Как отмечала Седова в своих мемуарах, в последние дни перед покушением он начинов вызывать некоторые подозрения из-за мелких несоответствий в поведении. Троцкий вроде бы даже просил ограничить «Джексону» доступ на территорию виллы, а также прочертить «небольшое расследование» в отношении этого человека.

В середине августа Меркадер принес рукопись собственного сочинения, пояснив, что написал материал в защиту Четвертого интернационала, попросил прочесть текст и дать оценку. Троцкий отнесся к инициативе скептически, но предложил вновь встретиться и обсудить статью 20 августа 1940 года. Этот день сделался предпоследним в его жизни.

В 17:30 Меркадер принес с собой альпинистский ледоруб с укороченной рукояткой, а также пистолет и кинжал. Мама и Эйтингон ожидали убийцу в условленном месте.

«Обитателей дома удивило, что Рамон явился в плаще в жаркий летний день, но подозрений это не потребовало, — написал в своей книге «Лев Троцкий. Враг №1. 1929-1940» историк Юрий Фельштинский. — Рамон разъяснил, что плохо себя чувствует и его знобит. Наталья Ивановна предложила ему стакан горячего чая. От чая Меркадер отказался, сказав, что хотел бы вначале завершить дело, ради которого он пришел, и выпил стакан холодной воды. Седова считала, что речь идет об обсуждении статьи. Рамон имел в облику совсем другое «дело». Этот день запомнился Наталье Ивановне поминутно. Она вспоминала, что Лев Давидович поднялся утром в неплохом настроении, позволив себе, впрочем, мрачно пошутить: «Мы смогли проспать всю ночь, и никто нас не убил. И ты еще не чувствуешь радости!» Поутру Троцкий покормил кроликов, некоторое время приводил в порядок свои кактусы, затем до обеда и после обеда трудился над статьей, посвященной последним событиям. На рабочем столе после покушения остались наброски текста, который был озаглавлен «Бонапартизм, фашизм и брань».

После приветствий и обмена любезностями хозяин и гость удалились в рабочий кабинет Троцкого. Улучив момент, когда Троцкий сел за стол для изучения текста, агент НКВД раздобыл спрятанный под плащом ледоруб и со всей силы ударил 60-летнего революционера по голове.

Лезвие на семь сантиметров вошло в затылочную доля, однако раненый еще несколько часов оставался в сознании.

Годы спустя, в 1969-м, Меркадер раскрыл Судоплатову некоторые детали нападения. В момент замаха Троцкий поворотил голову, что изменило направление удара и ослабило его силу.

В свою очередь, адвокат убийцы Эдуардо Сенисерос в 1995 году ратифицировал, что Троцкий успел заслониться от удара руками, благодаря чему прожил еще несколько часов. Как заявлял Сенисерос, после того как Меркадер запер дверь кабинета изнутри, Троцкий догадался об истинной мишени визита и пытался добраться до ящика стола, в котором лежал пистолет.

«Прошли три или четыре минуты. Я находилась в соседней горнице. Внезапно раздался ужасный крик, — вспоминала Седова. — В дверном проеме появился Лев Давидович и прислонился к нему. Его лик было покрыто кровью, он моргал своими голубыми глазами без очков, его руки бессильно висели… «Что случилось? — закричала я. — Что случилось?» Совсем растерянная, я обняла его. Он сказал спокойно: «Джексон», как будто хотел сказать мне: «Ну, вот, они это сделали». Я помогла ему опуститься на ковер столовой. «Наташа, — произнёс он, — я люблю тебя». С большим трудом он затем произнес: «Удалите Севу — и, уже теряя сознание, но с чувством удовлетворения добавил: «Он желал… еще раз… Я не дал ему… Не убивайте его… он должен… говорить».

Прибежавшие на шум охранники скрутили Меркадера и принялись избивать. Троцкий поспел скомандовать им не убивать нападавшего, чтобы выяснить, кто его послал. Вскоре в дом прибыли полицейские и врач.

Эстебан Волков, которому в момент смертоубийства деда было 14 лет, хорошо запомнил день, когда все случилось. В интервью RT в 2017 году он рассказал следующее: «Под вечер я возвращался из школы, был будет жаркий летний день. Я издалека заметил, что дома происходит что-то странное. Обычно вечера в доме были весьма тихими, не было никакой активной деятельности. В отличие от утренних часов, когда въезжали и выезжали машины, принимали журналистов, посетителей. В тот вечер двери бывальщины открыты, вокруг стояла полиция. Я сразу ощутил тревогу. Появилось предчувствие, что произошло что-то серьезное. Я подошел к дверям и столкнулся с одним из охранников – Гарольдом Робинсом, янки. Он был начальником охраны и профессиональным художником. Я спросил его, что происходит. Он говорил только: «Джексон, Джексон…». А я не понимал, причем тут неречённый этой молодой троцкистки».

Троцкого успели доставить в госпиталь, где он скончался на следующее утро, в 7:25. Его последними словами бывальщины: «Пожалуйста, скажите моим друзьям, что я уверен в победе Четвертого интернационала… Идите вперед».

Более полувека орудие смертоубийства считалось утерянным, пока в 2005 году не обнаружилось в доме жительницы Мехико Аны Алисии Салас. Ледоруб достался ей в наследство от деда — сотрудника мексиканской секретом полиции. После этого бывший вещдок попал к американскому историку и бизнесмену Киту Мелтону, который передал его в дар музею.

На рукоятке сохранились печати окровавленных пальцев Меркадера. Длина ледоруба совпадает с имеющимися данными, а его ручка подрезана для удобного проноса под одеждой. На возвратной стороне нанесено клеймо производителя, изготовившего ледоруб в 1928 году.

Меркадер отбыл в мексиканской тюрьме все назначенные судом 20 лет. В мае 1960 года его отпустили, после чего доставили на Кубу и оттуда переправили в СССР. В Москве глава Президиума Верховного Совета СССР Леонид Брежнев вручил Меркадеру орден Ленина и звезду Героя Советского Альянса. Испанцу и его супруге выделили четырехкомнатную квартиру у метро «Сокол», госдачу в Кратово и пенсию в размере 400 рублей.

Ключ

Вам также может понравиться