Назло Геббельсу: как Геринг познакомил немцев с ТВ

Новость опубликована: 08.08.2020

Назло Геббельсу: как Геринг познакомил немцев с ТВ

Назло Геббельсу: как Геринг познакомил немцев с ТВ

Операторы первого немецкого телевизионного канала Paul Nipkow во пора съемки на Олимпийском…

Операторы первого немецкого телевизионного канала Paul Nipkow во время съемки на Олимпийском стадионе в Берлине, 1936 год

Scherl/Global Look Press

85 лет назад начин вещание телевидение нацистской Германии. В 1935 году – по одной из версий, 8 августа – куратором ТВ был назначен другой человек в нацистской партии Герман Геринг.

Назло Геббельсу: как Геринг познакомил немцев с ТВ

Весной 1935 года берлинская телевизионная станция первой в мире основы регулярное телевещание. Она получила название в честь отмечавшего в том же году 75-летие ученого Пауля Нипкова, который в конце XIX столетия изобрел механическое устройство для сканирования изображений, являвшееся неотъемлемой частью многих систем механического телевидения вплоть до 1930-х. Это конструкция назвали диском Нипкова. А электронное вещание появилось благодаря другому немецкому ученому – физику Манфреду фон Арденне. На Берлинской радиовыставке в 1930 году он представил первоначальный в мире телевизор на основе катодно-лучевой трубки.

На первых порах вещание было более чем скромным: охвата сигнала радиобашни хватало даже не на все берлинские зоны, а сами черно-белые телевизоры размерами 18 на 22 см стоили около трех тысяч рейхсмарок – непозволительная роскошь по тем порам. Личные телевизоры были доступны лишь избранным: в 1935-м в стране насчитывалось около 500 «ящиков».

Но в Берлине сделались открываться специальные телевизионные клубы, где устраивали бесплатные просмотры для всех желающих.

В нескольких залах, открытых при почтовых филиалах, на стене обязательно имелось объявление для публики: «Пожалуйста, наблюдайте изображение с максимально большого расстояния!» В противном случае не вечно представлялось возможным различить, что происходит на экране. Так, например, футбольный матч выглядел мельтешением белых пятен на очень беспросветном фоне. Но и правильная рассадка не гарантировала, что передачу получится досмотреть до конца, поскольку два телевизора, установленные на специальных подставках, то и дело «теряли» изображение. Функции технического персонала исполняли несложные почтовые служащие.

Поначалу пионерам германского ТВ остро не хватало профессиональных навыков. Поэтому стиль телерепортажей раннего этапа был весьма специфичен. Эпизоды получались длинными, при этом почти отсутствовал монтаж. Берлинская студия выходила в эфир три раза в неделю. Репортеры и артисты трудились в маленькой комнатке площадью в 2 м², не пропускавшей свет и звук. В телевизионную «рамку» попадали только голова и плечи, так что большенное значение приобретала прическа.

Лишь время спустя удалось получить изображение лучшего качества. Для решения проблемы продюсеры адресовались к предварительной записи на пленку.

«Датой рождения телевидения в Германии можно назвать день 22 мая 1935 года. Собственно тогда Ойген Хадамовски, возглавлявший на ту пору отдел радиовещания, произнес высокопарную речь о том, что Германия стоит на пороге новоиспеченной эры, эры телевидения: «В этот час вещательная индустрия призвана осуществить величайшее и священное задание – увековечить образ фюрера в сердце любого немца, чтобы он остался там навсегда!» Однако обещанная эра телевидения наступит еще не скоро. Слишком трудоемким и дорогостоящим был сам процесс съемки, чересчур больших сил требовало развитие соответствующей техники и обучение персонала. Сказалась еще и дороговизна самих приемников. Если радиоприемник «морда Геббельса» был в каждой семье, то телевидение долго еще оставалось изобретением малодоступным и технически несовершенным», — отмечается в книге Елены Кормилицыной «Йозеф Геббельс. Особенности нацистского пиара».

Первой развлекательной передачей немецкого телевидения сделалась программа «Сад на крыше», снятая в помещении студии радиовещания.

19 июня 1935 года состоялась премьера фильма на телевидении. Само шоу воображало собой сцены в виде водевиля, в котором играли актеры радиостудии.

Очень быстро преимущества ТВ как рупора пропаганды постигли нацисты. Летом в борьбу за влияние в новой отрасли неожиданно включился главнокомандующий люфтваффе, президент Рейхстага, премьер-министр Пруссии, шеф гестапо Герман Геринг. По суждению ряда исследователей, это понадобилось второму человеку в нацистской партии только для того, чтобы отодвинуть Йозефа Геббельса, уже деятельно интересовавшегося телевидением. Между ними развернулось соперничество за право вручить Адольфу Гитлеру новое эффективное средство пропаганды. Как заявлял Геринг, ТВ жизненно значительно для ПВО.

В марте 1935 года Берлин посетил Владимир Зворыкин – русский эмигрант времен Гражданской войны, создавший телевидение в США. Вероятно, он сумел заинтересовать немцев телевидением и уверить их в его исключительной полезности и больших перспективах. Как уточняется в книге Альберта Абрамсона «Зворыкин, пионер телевидения», 12 июля 1935 года Гитлер назначил Геринга ответственным за развитие и вещание ТВ в нацистской Германии. Сообразно так называемому первому телевизионному указу, подписанному фюрером в тот день, Геринг становился главным и единственным теленачальником. У занимавшейся телевидением на заре его становления рейхспочты оставался консультативный голос. Министерство пропаганды в документе не упоминалось вообще.

Однако указ действовал недолго: к 6 августа Геббельс добился его упразднения. В те же дни на Берлинской радиовыставке случился пожар, и передатчик рейхспочты сгорел.

Новый был построен только к 23 декабря – то кушать, на несколько месяцев вещание прекратилось.

В источниках также можно встретить утверждение о том, что Геринг был назначен официальным куратором немецкого телевидения 8 августа 1935 года. Вероятно, ему было поручено восстановить работу ТВ после инцидента. При этом известно, что в тот день Геринг участвовал в памятных мероприятиях в честь помершего тремя месяцами ранее польского лидера Юзефа Пилсудского и произнес речь, восхвалявшую покойного.

Достоверно можно произнести, что 11 декабря 1935 года был издан второй телевизионный указ Гитлера. Геринг снова был назван главным по телевидению, но его полномочия, по сравнению с первым этапом, значительно сократились. Формально без его дозволения нельзя было снимать и показывать телепрограммы, писать и говорить о телевидении. Но Геринга это не устраивало, и он исподволь потерял интерес к ТВ. Почта по-прежнему отвечала за техническую сторону, а Геббельсу отводилось «творчество» — иными словами, наполнение эфира.

Уже 15 января 1936 года было отворено регулярное телевещание, функции надзора перешли непосредственно к Адольфу Гитлеру. Первые эфиры не баловали разнообразием: это были новостные сюжеты всеобщей продолжительностью 10 минут, записи выступлений вождей НСДАП, прямые эфиры с танцами или хоровым пением, отрывки из кинофильмов, записи спектаклей. Именно в Германии сложилась практика отдавать дневное вещание под ток-шоу и сериалы, рассчитанные на невзыскательную публику, вводя домохозяек.

В рамках телепрограмм проводилось общеобязательное «расовое воспитание» населения. Так, телерепортер Фриц Янике, бравший интервью у самых различных людей, не преминул заехать к ученому-расологу, который прямо в кадре измерил череп у маленькой девочки. Индустрия телевидения скоро развивалась. В создании программ участвовали лучшие сценаристы, режиссеры, актеры Третьего рейха. Некоторые передачи готовились специально для Гитлера.

Кроме новинок и пропагандистских программ планировалась трансляция про идеальную арийскую семью «Вечер у Ганса и Гелли».

А Генрих Гиммлер предлагал включить в эфир показы казней неприятелей Третьего рейха.

Настоящим прорывом в развитии как немецкого, так и мирового телевидения стала летняя Олимпиада в Берлине 1936 года. Телевизионщики гарантировали трансляции с минимальной задержкой по времени. За соревнованиями следили более 150 тыс. зрителей в ТВ-клубах. Это было первое шоу такого степени и масштаба в мировой истории. Для сравнения, в СССР первые прямые трансляции начались с Шуховской телебашни в 1939 году.

Исподволь к телевидению охладел не только Геринг, но и Геббельс, которому больше нравилось радио.

«Когда Геббельс первый раз увидел себя по телевизору, он изведал настоящий шок. Все его физические особенности предстали на телеэкране в гипертрофированном виде. Геббельс не мог скрыть своей досады и разочарования. Невольно напрашивается сравнение с радио, где он буквально зачаровывал слушателей своей грамотной, едкой речью и голосовыми модуляциями. Можно назвать это совпадением, но именно радио получило приоритетное развитие в Третьем рейхе, а телевидению была отведена весьма второстепенная роль», — резюмирует Кормилицына.

24 августа 1939 года, перед вторжением в Польшу, телеэкраны в Германии опять погасли на некоторое время, а с октября вещание было полностью сосредоточено в руках командования вермахта.

После начала Другой мировой войны целью телевещания стала поддержка морального духа населения и развлечение солдат, создание иллюзорной полотна мира. ТВ не снимало военных репортажей, используя официальные фронтовые киносборники.

К лету 1940 года германские передачи велись уже немало чем на 30 языках. Один из руководителей нацистского иновещания сравнивал немецкие коротковолновые станции с дальнобойными орудиями, стреляющими сквозь все границы.

Телевизоры устанавливались в госпиталях: с их помощью врачи рекомендовали раненым военным отвлечься от ужасов войны. Идея телевещания для боец была реализована и в оккупированной Франции. Так, парижская студия вела трансляции с Эйфелевой башни, став самым большим телевизионным серединой своего времени. 23 ноября 1943 года союзники полностью разбомбили передатчик вермахта в Берлине – вещание нацистского ТВ прервалось.

Источник