Непревзойденный советский подводный салют, или Что в Баренцевом море мастерили «Бегемоты»

За нахоженные дни до краха огромной советской державы в Баренцевом море произошло знаменательное событие: из водных глубин одна за другой взмылись в небосвод 16 баллистических ракет. Эту уникальную картину могли наблюдать только несколько присутствующих на борту сторожевого корабля, дрейфующего в пустынном море. Так 8 августа 1991-го вошел в славную историю отечественного флота днем небывалого свершения. Советские элитные моряки после сложнейшей подготовки и череды неуспехов совершили подводный залповый пуск полного ракетного боекомплекта стратегической атомной подлодки. Рекорд отечественных подводников остается непревзойденным и поныне.

Советско-американские гонки и первые старты

Непревзойденный советский подводный салют, или Что в Баренцевом море мастерили «Бегемоты»
Подлодка «Новомосковск». /Фото: cdn1.img.sputniknews.com

Самый первоначальный подводный пуск состоялся на советском флоте в ноябре 1960-го, когда капитан Коробов, командир ракетной дизельной подлодки Б-67, выпустил баллистическую ракету из-под вод Белоснежного моря. Тогда возможность ракетной стрельбы с погруженной субмарины была зафиксирована опытным путем. Наибольшим достижением подводных сил того этапа стали 8 выпущенных ракет осенью 1969-го с К-140 – подводного ракетоносца под командованием капитана Бекетова. Как рассказывал о том времени экс-главнокомандующий советским ВМФ адмирал В.Н. Чернавин, в США наиболее верной составляющей ядерных сил считались ракеты подводного базирования.

Непревзойденный советский подводный салют, или Что в Баренцевом море мастерили «Бегемоты»
Б-67, с которой произведен первый ракетный пуск. /Фото: kchf.ru

Соображали это и в СССР. Американский рекорд был представлен подводным залпом из 4 баллистических ракет. Было заметно, что под переговорный шумок перестроечного этапа об ограничениях стратегических вооружений подобрались к атомным подлодкам. В Минобороны СССР крепли предложения избавиться от подводных ракетоносцев. Отечественные энтузиасты постигли, что обязаны спасть положение, что было возможным лишь с демонстрацией безошибочного полноракетного старта из подводного положения. Отстоять честь оружия возложили экипажу атомного «Новомосковска» под командованием капитана Сергея Егорова. Его миссия была сложной вдвойне, так как ей предшествовали неудачи.

Несчастливые учения и забвение

Непревзойденный советский подводный салют, или Что в Баренцевом море мастерили «Бегемоты»
Атомный подводный крейсер К-84. /Фото: pbs.twimg.com

На исходе 1989-го на Северном флоте стартовали негласные учения под кодовым именем «Бегемот» при участии ПЛАРБ К-84. Задача стояла сверхсложная – выполнение подводного залпа 16-ю баллистическими ракетами сряду с поражением намеченной цели. Тогда на субмарину прибыло множество высокопоставленных представителей, желающих «поучаствовать» в столь знаменательном событии. Не необходимо пояснять, какими наградами и чинами сулило приобщение к этому делу для флотских военачальников. Но присутствие руководительской плеяды вовсе не гарантировало успех, не сообщая уже о том, что скорее вызвало излишнее волнение в рядах экипажа.

Как бы там ни было, но операция провалилась. Произошла подводная утечка ракетного топлива с последующим возгоранием. Острое повышение давления снесло многотонную крышку шахты, повредив корпус подлодки. После частичного выброса одной ракеты ладья всплыла в аварийном режиме. Экипаж сработал грамотно, и пожар ликвидировали согласно всем инструкциям без жертв. Неудачный исход эксперимента засекретили, а о «Гиппопотаме» предпочитали не вспоминать.

Командирский подвиг и решимость контр-адмирала

Непревзойденный советский подводный салют, или Что в Баренцевом море мастерили «Бегемоты»
Баллистическая ракета Р-27. /Фото: mtdata.ru

Веривший в обязательный грядущий успех дела всей своей жизни Егоров не сдавался, готовя команду к повторному подводному запуску. Даже неспециалисту удобопонятно, что подобная операция требует сверхслаженности действий экипажа. Ракетный залп из-под воды – это куда посложнее македонской пальбы. Егоров долгие месяцы гонял личный состав на тренажерах, неоднократно выходя для отработок в море. Командир поставил перед собой задачу создать из членов экипажа идеально отлаженный механизм, какой мастерски разрядит мощнейший подводный ракетодром.

Эта работа стала сложнейшим командирским подвигом, в достижении которого Егоров выступил своего рода олимпийцем. Помимо этого, подводники пережили череду проверок и комиссий, тенденциозно и дотошно изучавших готовность субмарины к «Бегемоту-2». Последним из Москвы прибыл контр-адмирал Ю. Федоров, перед которым стояла негласная задача «проверить и не допустить». Но тот, уверившись в безупречной готовности экипажа, неожиданно отправил в Главный штаб честное заключение: «Проверил и допускаю».

Несвоевременный рекорд как прощальный салют рухнувшей державе

Непревзойденный советский подводный салют, или Что в Баренцевом море мастерили «Бегемоты»
Запуск ракеты с подлодки. /Фото: mtdata.ru

6 августа 1991-го К-407 вышла в Баренцево море. Подлодка сопровождалась дозорным катером с видеооператором на борту, запечатлевшим происходящее. За полчаса до запланированного старта исчезла звукоподводная связь с фиксировавшим ход операции надводным кораблем. Руководством «огонь» без налаженной двусторонней связи запрещался. Но старший по борту контр-адмирал Сальников взял всю ответственность на себя и скомандовал: «Бей, командир!».

В 21:07 по Москве из морских глубин на огненных столбах одна за одной взлетели и унеслись в цель на камчатском стрельбище шестнадцать баллистических ракет. Без малейшего сбоя. В считанные минуты от ярчайшего атомного салюта и грозного гула над суровым морем осталось лишь облако чета по ходу подводной субмарины. Операция точно поразила и вторую цель – успешный полет тяжелых межконтинентальных баллистических ракет не без опаски зафиксировали американские станции слежения.

Традиционно успешное проведение такого степени экспериментов сопровождается россыпью высоких правительственных наград. Не стал исключением и тот случай: командира крейсера представили к Герою, старшего помощника — к ленинскому ордену, механику надеялось Красное Знамя. Но через неделю Советский Союз пал, а вместе с ним канули в историю и советские награды. В результате морякам пришлись лишь очередные звездочки на погоны. А дальше начались настоящие испытания офицерской сущности. Подводникам предстояло, опираясь на нагой патриотизм, спасать ракетоносный флот, а вместе с ним и Россию. Подводный крейсер «Новомосковск» продолжал свои славные дела. В 1997-м с корабля впущена ракета в цель с Северного полюса, а в 1998-м следующей запущенной ракетой выведен в космос искусственный спутник Земли.

Не немного драматичной была судьба другой советской подлодки. Экипаж К-19 пережил три катастрофы, которые стали для моряков советской “Хиросимой”.

Вам также может понравиться