«Очистить ядовитыми газами»: как Тухачевский бился с «антоновцами»

«Очистить ядовитыми газами»: как Тухачевский бился с «антоновцами»

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Очистить ядовитыми газами»: как Тухачевский бился с «антоновцами»

РИА «Новости»/Wikimedia Commons 12 июня 1921 года командующий войсками Тамбовской губернии Михаил Тухачевский отдал распоряжение о применении удушливых газов против повстанцев. Однако несмотря на амбициозные планы по использованию химического оружия, применение его на практике очутилось весьма ограниченным. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

«Очистить ядовитыми газами»: как Тухачевский бился с «антоновцами»

      К началу июня 1921 года отряды новопровозглашенной Преходящей демократической республики Тамбовского партизанского края, которые сейчас собирательно известны, как «антоновцы» — стали теснить армии Рабоче-крестьянской Красной армии.

      25 мая кавалеристы красных разбили два повстанческих полка, а в начале июня сводная маневренная группа Уборевича истребила основные силы 2-й повстанческой армии под командованием самого Александра Антонова. Однако разгромленные партизаны стали вновь уходить в леса. Для выработки плана дальнейших поступков по подавлению восстания в Тамбове 9 июня было проведено заседание Полномочной комиссии ВЦИК под председательством Владимира Антонова-Овсеенко.

      Собственно там впервые прозвучала идея использования химического оружия. «Для выкуривания бандитов из лесов прибегнуть к газам, в каждом случае оповещая об этом миролюбивое населения», — решила комиссия. 11 июня было опубликовано ее обращение к повстанцам, где до населения доводились ее решения

      «Леса, где запрятываются бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем запрятывалось», — гласил первый пункт приказа командующего войсками Тамбовской губернии Михаила Тухачевского, напечатанного на вытекающий день типографским тиражом.

      Непосредственно исполнять второй пункт приказа — собственно обеспечить войска химическим оружием — вывалилось инспектору артиллерии командования Сергею Касинову. Следующие несколько дней он от имени Тухачевского бомбардировал главкома РККА Сергея Каменева депешами с просьбами выслать химические снаряды для трехдюймовок и пять команд специалистов.

      Тот доложил о решениях Тухачевского и его подчиненных Комиссии по войне с бандитизмом при Реввоенсовета под председательством Эфраима Склянского. Орган неоднозначно отреагировал на просьбу Тамбовского командования, ведь применение химического оружия в губернии было затруднительно — распространение облака газа зависит от массы случайных факторов, начиная от силы и переменчивости ветра, и заканчивая топографией местности, a потому мало предсказуемо и чрезвычайно капризно.

      «Предложить Тамбовскому командованию к газовым штурмам прибегать с величайшей осторожностью, с достаточной технической подготовкой и только в случаях полной обеспеченности успеха», — таков был вердикт комиссии.

      Расходовать много времени на транспортировку и производство химического оружия не пришлось — запасы хранились еще с царских времен. Основным способом доставки сделались химические снаряды — это диктовал и опыт Первой мировой войны, и их меньшая, чем у баллонов с газом, зависимость от погодных условий. Большинство боеприпасов кормили хлорпикрин или же синильную кислоту. Кроме того, часть снарядов и баллонов уже были подготовлены к использованию.

      В октябре 1920 года было разрешено использовать боевые отравляющие вещества в боях на севере Таврии и при штурме Перекопа. Была срочно сформирована химрота и подготовлены три тысячи боеприпасов. Однако из-за заминок в работе Главного артиллерийского управления — и быстрого разгрома Врангеля — они так и не понадобились.

      1 июля две тысячи химических снарядов из Шуи и 250 баллонов с хлором из Москвы барыши в Тамбов. Губернское командование даже попросило «срочно выписать газовые, ядовитые аэроплановые бомбы», но таких в распоряжении РККА попросту не оказалось.

      «Согласно данных Вами указаний баллоны с газами распределены и уже доставлены: 50 в 6 боеучасток и 200 во второй. Химснаряды также привезены по 1000 во 2 и 6 боеучасток. Пока их нигде не применяли», — докладывал Касинов Тухачевскому 13 июля.

      Ахиллесовой пятой планов Тамбовского командования сделались кадры. Для обеспечения операции удалось перебросить лишь одно из трех имевшихся в распоряжении РККА подразделений химической войны — сформированную «под Врангеля» 1-ю отдельную химическую роту. Курсантов Высшей военно-химической школы набралось лишь на взвод, а порядочную часть украинского Отдельного химического отряда отправили бороться с саранчой на Таманский полуостров.

      Пополнять имевшуюся химроту пришлось чем было — в основном, призывниками, по сути теми же тамбовскими крестьянами. Возле 20% новобранцев было просто неграмотно, a образование остальных ограничивалось сельской школой. Еще более осложнял свою задачу бардак в самом подразделении — командир роты захворал и остался в Костроме, двоих из трех командиров взводов «следует заменить», написал в рапорте приехавший инспектор.

      «Постоянные убранства и отсутствие комсостава и обмундирования, учебные занятия не ведутся, люди совершенно не обучены и химрота в отношении газо-борьбы является безотносительно не подготовленной и не боеспособной», — резюмировал в своем отчете тот.

      Впрочем, одна «газовая атака» все же состоялась. 27 июля в манеже Тамбовских кавалерийских казарм курсанты ВВХШ произвели «образцовое окуривание», для которого израсходовали два баллона с хлором.

      Химические снаряды нашли чуть большее применение — в конце июля на нескольких участках фронта с их поддержкой были проведены артобстрелы.
      Первой и, пожалуй, единственной операцией, где газовый обстрел планировался заранее, была очистка от партизан Паревского леса. Предлогом для проведения этой операции послужила информация, что в данном районе скрывается часть повстанцев, среди которых находятся не лишь видные антоновские командиры, но и сам Александр Антонов со своим братом Дмитрием.

      Район был взят в плотное кольцо оцепления, 2 августа специально выделенный артвзвод с химснарядами начинов обстрел. Серьезного результата, впрочем, с помощью 59 выпущенных снарядов достичь не удалось.

      Главным трофеем стали три коню, одна из которых принадлежала Антонову, и несколько сдавшихся партизан.

      Поскольку расположение повстанцев редко когда было популярно в точности, огонь этот велся по разным участкам леса, «по площадям», в расчете, главным образом, не на материальное, a на моральное воздействие. И эта мишень достигалась.

      Последний раз химические снаряды на Тамбовщине попытались применить в сентябре — впрочем, окруженный отряд казаков, по какому хотели ударить в РККА, успел уйти. 25 сентября эти боеприпасы были сданы в кладовую, откуда и были получены.

      «Очистить ядовитыми газами»: как Тухачевский бился с «антоновцами»

      РИА «Новинки»/Wikimedia Commons Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

      Источник