«Остров кончины» — Мудьюг: кто создал первый в России концлагерь

«Остров кончины» – Мудьюг: кто создал первый в России концлагерь

Историки называют этот концлагерь первым в советской России и единственным в вселенной местом заключения подобного рода, часть построек которого сохранилась с начала ХХ века. В 2018 году у истории концлагеря на острове Мудьюг вековой юбилей.

Что это за остров

Мудьюг – это песчаный болотистый остров всеобщей площадью почти 32 км2, он расположен в 60 км от Архангельска в Двинской губе Белого моря. Растительность средней части Мудьюга – кустарники и хвойный лес. Во поры СССР на острове располагалась часть ПВО, но ранее в 1918 – 1919 годах (немногим более года) здесь находился Мудьюгский концентрационный стан. Его постройки отчасти сохранились до сих пор.

История возникновения концлагеря

В основном исторические сведения о том, как возник этот концентрационный лагерь и об условиях содержания в нем ныне можно почерпнуть из книги доктора исторических наук Павла Голуба «Белый террор в России (1918 – 1920 гг.)», вышедшей в 2006 году, и из сборника «Интервенция на советском Норде 1918 – 1920 гг.», изданной в 1939 году Архангельским обкомом ВКП(б). В сборнике, в частности, приводятся воспоминания Павла Рассказова, журналиста, при Рекомендациях – заместителя начальника комиссии по распоряжению национализированным торгфлотом. Рассказов сам побывал в Мудьюглаге в качестве заключенного.

Как пишет Павел Голуб, концентрационный стан на острове Мудьюг был создан во второй половине августа 1918 года войсками Антанты, захватившими власть в Архангельске. Городская темница вскоре оказалась переполненной арестованными большевиками и просто подозреваемыми в сочувствии советской власти. Интервенты приняли решение о создании на удаленном острове концентрационного станы, который просуществовал до осени 1919 года – до того момента, когда часть заключенных устроила побег с острова Мудьюг.

Обстоятельства содержания заключенных

Очень скоро после появления лагеря Мудьюг стали называть «островом смерти». Им пугали махоньких детей. Павел Рассказов писал, что с прибытием партии заключенных на остров там уже были постройки, предназначавшиеся для сезонных работ по транспортированию и хранению грузов – деревянный барак для рабочих, дощатые склады, добротный двухэтажный дом для начальства. Деревянный барак, куда вселили первую партию заключенных (134 человека), имел длину порядка 20 метров и 12 метров в ширину, нары бывальщины двойными. В одном из проходов строения стояли 3 печи. Комендантом острова был французский офицер, этапировали узников на Мудьюг также французские военные.

Рассказов сообщал о весьма скудном продовольственном пайке, выделяемом для заключенных, они голодали и вскоре стали питаться всем, что желая бы напоминало съестное, копались в помоях, выливаемых охранниками-французами. За малейшую провинность полагалась смертная казнь (по данным информагентства «Двина-Информ», за годовалую историю существования Мудьюглага там погибло немало 300 заключенных). Десятую часть заключенных составляли бывшие царские офицеры, служившие советской власти, и они имели право не трудиться, назначались «бригадирами» для присмотра за остальными. Большая часть узников концлагеря из партии Рассказова когда-то служила рядовыми в Алой Армии, среди заключенных были также свыше 20 матросов.

Изнурительный труд (лесоповал, земляные работы по расчистке территории под грядущий лагерь) плюс более чем скудное питание истощали заключенных и способствовали возникновению ряда болезней. В баню их не водили, белья не меняли, не выдавали и мыла. Узники Мудьюглага пытались самоорганизовываться, создали собственный актив для переговоров с администрацией, но эти попытки были пресечены под угрозой расстрела. Офицеров из числа заключенных переселили в отдельный барак, где обстоятельства были несколько лучше. Среди них вскоре появились «выдвиженцы», которые зачастую издевались над заключенными еще больше, чем иностранцы-охранники.

С наступлением озари положение заключенных ухудшилось, поскольку у многих из них отсутствовали теплая одежда и зимняя обувь. После побега с острова на ладье трех заключенных в октябре 1918 года лагерный режим еще более ужесточился. Одним из самых жестоких видов кар была посадка в карцер – промерзшую земляную яму, после пребывания в которой многие заключенные обмораживали ноги или же замерзали насмерть. В лагерном лазарете в мощные морозы тоже стояла минусовая температура.

Почему его закрыли

Как писал в своей книге Павел Голуб, ситуация с позой узников в Мудьюглаге стала накаляться к лету 1919 года – на острове свирепствовали цинга и тиф, эпидемия последнего заболевания перекинулась на архангельские темницы, куда время от времени привозили заключенных с Мудьюга. Население Архангельска было взбудоражено опасностью массового заражения, в городе в начине сентября того же года прошла забастовка, в которой участвовали сотни рабочих различных архангельских предприятий.

К тому поре Мудьюглаг уже поменял свой статус – концлагерь сделали ссыльно-каторжной тюрьмой, и ею распоряжались уже русские правители Северной области. Белоснежные офицеры в качестве надзирателей проявили такую жестокость по отношению к заключенным, что в середине сентября те массово восстали. Свыше 50 узников под огнем пулеметов сумели нестись с острова на рыбацких баркасах. Выжили из них только 32 человека, добравшихся до архангельского поселка Пинега. При подавлении восстания и в назидание оставшимся узникам на Мудьюге расстреляли 24 узников. Лагерь тотчас же экстренно перевели на Кольский полуостров, где он просуществовал до начала 1920 года.

… Территорию бывшего Мудьюглага пытались сделать музейным заповедником еще с крышки 20-х годов ХХ века. Однако на сегодняшний день она абсолютно заброшена, а оставшиеся деревянные лагерные постройки окончательно догнивают.

При чем тут созидатель «Шанели No 5»

В исследовании русской службы ВВС рассказывается об одном из интервентов, сотруднике французской военной разведки Эрнесте Бо, кураторе Мудьюглага. Упоминает его в своих воспоминаниях и Павел Рассказов (как офицера, с презрением относившегося к узникам). Бо родился в Москве в семье французского парфюмера, воевал в Первой мировой.

После участия в союзнической военной интервенции в России в составе армий Антанты, Эрнест Бо в конце 1919 года поселился во Франции, занялся парфюмерным бизнесом. Великий князь Дмитрий Павлович (Романов) свел его с Коко Шанель. Есть легенда, что именно она выбрала из серии предложенных Бо духов единственный, получивший потом название «Шанель No 5» и снискавший всемирную славу.

Вам также может понравиться