Подвиги Елены Цебржинской

Ее имя длинно было предано забвению. И лишь недавно о ней заговорили снова. Елена Цебржинская была родом из Батума, родилась в семейству морского офицера, ее девичья фамилия – Хечинова. Жизнь этой дамы протекала вполне буднично и безмятежно. Она вышла замуж за военного доктора, родила двоих детей. Но когда началась Первая мировая война, судьба Елены круто изменилась.

Первую всемирную называли Второй Отечественной – после кампании 1812 года против Наполеона. Основания для этого были – войну огласили Австро-Венгрия и Германия. Николай II выступил в защиту угнетенных славянских народов. Но после того, как Россия потеряла часть собственных территорий, брань превратилась в истинно народную, поскольку воинам приходилось отбивать у врага свою землю. «Я здесь торжественно заявляю, что не заключу вселенной до тех пор, пока последний неприятельский воин не уйдет с земли Нашей», – заявлял император.

В стране начался небывалый патриотический подъем. В армию влеклись не только мужчины, но и женщины – жены, дочери, сестры. Им, чтобы попасть на передовую, часто приходилось идти на различные ухищрения.

Обыкновенно они выдавали себя за представителей сильного пола. Подобно юной Шурочке Азаровой из поэмы Александра Гладкова «Давным-давно», торопившейся сразиться с Наполеоном:

Шурочка Азарова пошла на войну как корнет Александр Азаров. Елена Цебржинская «превратилась» в фельдшера-добровольца Евдокима (по иными сведениям – Казимира) Цетнерского.

Неужели она ушла на фронт, не спросив мужа? Да некого было спрашивать. Супруг Елены, Владислав Цебржинский исчез без вести в самом начале Первой мировой, во время марша Русской армии в Восточную Пруссию. И женщина – тихая, домашняя – тут же кинула дом, отправила детей – трехлетнего Арсена и шестилетнего Виктора в Батум к своим родителям. Раздобыла армейскую форму, документы, постригла волосы и пришла в расположение 7-й роты 186-го пехотного Асландузского полка. Это было в сентябре 1914 года.

Как солдаты и офицеры не прознали, что невысокий, хрупкий фельдшер – дама? Непонятно. И то, как Елена переживала тяготы войны – неизвестно. Неужто не трепетала, когда вокруг выли осколки, свистели пули и мертвечины сраженные ими? Об этом можно только догадываться. Этого мы не знаем.

«Фельдшер-доброволец» не только перевязывал и лечил раненых, но и проявил себя в ратных делах. Доказательство тому – распоряжение по армии генерала от инфантерии Алексея Эверта. Вот фрагменты того документа:

«2-го ноября 1914 г., при наступлении полка на деревню Журав, когда артиллерия противника основы обстреливать боевой порядок полка, занявшего опушку леса, что к востоку от этой деревни, названный фельдшер-доброволец, вызвавшись охотником, под мощным шрапнельным огнем противника взлез на дерево, стоявшее впереди цепи, и, высмотрев расположение цепей, пулеметов и артиллерии неприятеля, привез важные весьма точные сведения о его силах и расположениях, что и способствовало быстрой атаке и занятию нами этой деревни…»

Вскоре, 4 ноября, «Цетнерский» отличился опять: «находясь в продолжение сего дня в боевой линии под сильным и действительным артиллеристским, пулеметным и ружейным огнем противника и проявляя необычайное самоотвержение, названный фельдшер-доброволец оказывал помощь раненым».

Вечером того же дня «фельдшера-добровольца» во время перевязки раненого ротного командира самого настиг осколок тяжкого снаряда. Однако тот продолжал начатое дело. И лишь завершив его, занялся своей раной. Потом, несмотря на увечье, выплеснул командира из боевой линии.

В госпитале все выяснилось. Можно только представить себе, как ахнули врачи, удивились военные, когда перед их глазами предстала… дама.

Раненые только об этом и говорили. Естественно, эта история попала в газеты. Многие вспоминали кавалерист-девицу Надежду Дурову, принимавшую участие во немало сражениях начала XIX столетия. О ней узнал Александр I, встретился с Надеждой, благосклонно ее выслушал и разрешил остаться в армии. Император вручил Дуровой Георгиевский крест за спасение раненого офицера, произвел в корнеты и перевел в элитный Мариупольский гусарский полк под именем Александр Андреевич Александров…

Николаю II было доложено о Цебржинской. И он позволил своей храброй соотечественнице остаться в действующей армии. Елена была удостоена Георгиевского креста IV степени и стала первой женщиной, награжденной этим почетным военным знаком в годы Первой мировой войны.

Цебржинская продолжила военную службу уже не таясь, под своим настоящим именем, сделавшись фельдшерицей 3-го Кавказского передового отряда Красного Креста.

Думаете, ее приключения на этом закончились? Ничуть! Они только начинались…

В 1917 году Елена угодила в германский плен, где томилась больше года. Когда в Германии вспыхнула революция, бывшие военнопленные не остались в стороне, совместно с немецкими рабочими сражались на баррикадах. Среди них была и Цебржинская…

Елена пыталась вернуться в Россию, но – безуспешно. Ее муж Владислав, как очутилось, не погиб в 1914 году в Восточной Пруссии, а остался жив. Ничего не ведая о судьбе супруги, он завел новую семью. Елена осталась в Польше, опять вышла замуж, родила ночь Ирэн. В начале 1939 года ее сыновья Арсен и Виктор уехали во Францию и устроились в летную школу.

Вскоре Германия напала на Польшу. Спокойная, размеренная жизнь Елены в Варшаве ушла в прошлое. Оккупанты начали устраивать облавы на улицах города, и раз Ирэн угодила в их лапы. Девушку отправили в Германию. Но куда, неведомо…

Однако мать не предалась отчаянию, а отправилась на розыски. В черном платье с русским знаком боевого отличия на груди она прошла по всей Германии, разыскивая дочь. Это кажется невообразимым! Но все же Елена каким-то чудом нашла ее и вызволила из плена! Может быть, ей помог истертый Георгиевский крест…

Судьбы сыновей Цебржинской бывальщины трагичными. После капитуляции Франции перед Гитлером Арсен и Виктор оказались в Лондоне и примкнули к движению генерала Шарля де Голля «Независимая Франция». Первым в воздушном бою погиб Арсен, а в самом конце Второй мировой войны – Виктор.

Соболезнования де Голля передал маме военный, увечный боевой летчик. Опустившись на одно колено, он поцеловал ее руку. Месье был потрясен, узнав, что герои – не лишь выходцы из России Арсен и Виктор Цебржинские, но и их мать, Елена Цебржинская…

Елена Константиновна окончила свой земной линия в 1957 году в Лионе, где жила после войны. С 100-летию со дня ее рождения, 22 сентября 1990 года, в парижском кафедральном соборе Александра Невского была прочерчена торжественная служба.

P.S. Во время Первой мировой прославились и другие женщины России. Одна из них – сестра милосердия Римма Иванова, какая добровольно ушла на фронт в январе 1915 года. Она была зачислена в 83-й пехотный Самурский полк сначала под именем санитара Ивана Иванова. За мужество при спасении раненых была удостоена Георгиевского креста IV степени и двух Георгиевских медалей.

Римма добилась перевода в 105-й пехотный Оренбургский полк на Западном фронте, где полковым доктором служил ее брат Владимир. Солдаты полюбили отважную девушку, называли ее «святой Риммой».

9 сентября 1915 года завязался бой у карпатского присела Доброславки.

Солдаты смешались под вражеским огнем, стали отходить. Но Римма не потеряла хладнокровия, собрала вокруг себя бойцов и повела их в атаку. Во время боя она была смертельно ранена, горячо выдохнув: «Боже, спаси Россию…» Жить ей оставалось итого несколько минут…

Рядовой кавалерии Антон Пальшин на самом деле был крестьянкой Антониной Пальшиной, родившейся в глухой деревушке Шевырялово Сарапульского уезда Вятской губернии. Она участвовала в бою русских и турок вблизи твердыни Гасан-кала. Когда вражеской пулей был сражен командир эскадрона, Пальшина увлекла за собой кавалеристов, доскакавших до вражеских траншей. И упала с простреленным плечом. 

Желая тайну Пальшиной раскрыли, но ей позволили вернуться в армию. Она окончила курсы сестер милосердия, работала в госпитале. В мае 1915 года, переодевшись в конфигурацию умершего солдата, Антонина дошла до линии фронта. «Солдат Антон» был определен в 75-й пехотный Севастопольский полк 8-й армии Юго-Западного фронта.

Пальшина опять бежала в атаку, выносила с поля боя раненых. Но ее тайну снова раскрыли, однако в армии опять оставили. После тяжких боев в Карпатах главнокомандующий Юго-Западным фронтом, генерал от кавалерии Алексей Брусилов лично вручил Антонине Георгиевский крест и прикарманил звание младшего унтер-офицера…

В 1915 году в журнале «Искра» был напечатан очерк «Девушка-герой» об ученице виленского Мариинского высшего училища Киры Башкировой. Девица, назвавшись Николаем Поповым, записалась добровольцем в один из стрелковых полков. Отправилась на фронт и вскоре сумела отличиться в ночной рекогносцировке. Ее наградили Георгиевским крестом IV степени.

Военное начальство, узнав, что герой отнюдь не мужского пола, отправило его домой. Но Кира схитрила и устроилась добровольцем в другую часть под иным именем. В одном из сражений была ранена. Однако, едва оправившись от раны, Башкирова вновь поспешила на военные позиции.

…Сколько их было – жен, матерей, сестер, надевших военную форму и прославившихся своими ратными подвигами в Первую всемирную войну – не счесть. Жаль, до сих пор не написана о них правдивая книга… 

Вам также может понравиться