Приключения сшибленного летчика: как сербы уничтожили американский F-16

Новость опубликована: 02.06.2020

Приключения сшибленного летчика: как сербы уничтожили американский F-16

Прослушать новинка

Остановить прослушивание

Приключения сшибленного летчика: как сербы уничтожили американский F-16

Американский летчик Скотт О’Грейди, 1996 год

Американский летчик Скотт О’Грейди, 1996 год

AP

2 июня 1995 года в небосводе над Республикой Сербской в Боснии был сбит американский истребитель F-16. Летчик Скотт О’Грейди сумел катапультироваться и несколько дней исчезал в лесах, пока не был спасен морпехами США. Его приключения нашли отражение в массовой культуре. При этом есть версия, что американец на самом деле пал в плен боснийским сербам и через неделю был выдан, а не спасен в результате спецоперации.

stopCovid1

Авиация практически не применялась краями – участницами Боснийской войны. Согласно резолюции Совбеза ООН 816, обеспечением бесполетной зоны над территорией конфликта занимались воздушные мочи НАТО. Начиная с апреля 1993 года, самолеты Североатлантического альянса имели полномочия принимать «все необходимые и соразмерные конкретным обстоятельствам и нраву полетов меры».

Так, 28 февраля 1994 года в небе над Баня-Лукой произошел единственный за время войны воздушный бой, в ходе какого истребители ВВС США сбили четыре штурмовика ВВС Республики Сербской, атаковавших военный завод в Нови-Травнике. У самолетов боснийских сербов не было противовоздушного оружия, а махонькая скорость не позволяла уйти от сверхзвуковых истребителей.

Это был один из первых известных случаев в истории, когда войска НАТО официально применили военную мочь.

2 июня 1995 года был зафиксирован не менее примечательный инцидент. Два истребителя-бомбардировщика F-16 ВВС США вылетели с базы в итальянском Авиано для планового патрулирования воздушного пространства над Боснией. Пилотам почему-то не было известно, что на земле боснийские сербы установили и надежно замаскировали советский зенитно-ракетный комплекс ПВО «Куб». Подкараулив, когда американские самолеты взойдут в зону прямого поражения, зенитчики выпустили две самонаводящиеся ракеты. Капитану Бобу Райту повезло – удар прошел мимо.

Попадание пришлось в брюхо F-16, пилотируемого 29-летним капитаном Скоттом О’Грейди. Истребитель развалился на доли в воздухе, но летчик успел катапультироваться. Он благополучно приземлился у городка Мрконич-Град на территории, контролируемой боснийскими сербами. С этого момента завязались удивительные приключения О’Грейди, о которых он впоследствии написал две книги. Кроме того, его история была экранизирована. Фильм «В тылу неприятеля» режиссера Джона Мура, правда, не понравился ни самому герою, ни кинокритикам. Зрители отмечали антисербский характер картины и ее открытую провокационность.

Сам О’Грейди так описывал минуты перед атакой: «Через фонарь кабины я внимательно вглядывался в небо, пытаясь приметить какие-либо признаки ракеты. Зенитная управляемая ракета класса «земля-воздух» оставляет след белого дыма. Этот дым является один-единственной возможностью пилота сделать визуальную идентификацию. После запуска ракеты дым пропадает. Затем она летит к цели тихо и почти в два раза скорее, чем мой F-16. Ничего не видя в небе, я опять опустил глаза на дисплей моей системы предупреждения об угрозах. Мгновение спустя сработал другой сигнал тревоги. Информация о зенитной установке подо мной пришла со спутника-шпиона. Однако из-за плохой работы радиосвязи я не смог получить извещение».

Повествуя об одном из главных событий своей жизни, О’Грейди был весьма красноречив. Художественные детали рассказа пришлось спустить ради экономии места.

«Я понимал, что ракета уже могла быть запущена, — отмечал летчик. — Секунду спустя ярко-красная вспышка озарила небосвод. Ракета прошла мимо. Мое сердце бешено стучало. Я знал, что зенитный комплекс обычно бьет дуплетом. Скорее итого, еще одна ракета уже была в воздухе и летела прямо на меня. Я понимал, что нужно маневрировать, чтобы избежать попадания. Но поре не было. То, что я услышал, едва не разорвало мне барабанные перепонки. Затем последовал удар. Произошло возгорание, сильный жар распространился по кабине. Со всей своей нынешней электроникой и сверхзвуковой скоростью F-16 не совершенен в плане защитных качеств. Ракета ударила в один из топливных баков и разрезала аэроплан на две части. Нос и кабина откололись. Я падал на Землю».

В течение минуты после приземления он вытащил 13-килограммовую сумку с комплектом для выживания, закрепленную под пилотским креслом, и спрятался. О’Грейди вымазал слякотью лицо и, когда появились сербские военные, лег ничком. Американец не спешил сообщать свои координаты, поскольку опасался, что эту информацию перехватят. Сшибленные летчики часто выдают свое местоположение противнику, когда слишком рано обращаются за помощью. Поэтому в течение вытекающих шести дней он скрывался в боснийских лесах, питаясь листьями, травой и жуками. Используя губку, О’Грейди собирал в пластиковые пакеты дождевую воду.

Почиталось, что сербские патрули прочесывают местность в поисках парашютиста и намерены убить его после обнаружения. Начальник штаба армии боснийских сербов Ратко Младич, однако, опровергал такие подозрения. В июле 1995 года он заявил в интервью: «У нас не было вин задерживать этого летчика. Нам было достаточно, что его самолет, с которого могли уничтожать сербские гражданские цели, был сбит. Пилот нам был не нужен».

Ведущий звена видел уничтожение одного из своих самолетов, но о судьбе О’Грейди командование НАТО первоначально ничего не ведало.

Лишь на четвертый день летчик начал передавать сигналы со своими координатами. Спасательная операция началась 8 июня. В ней бывальщины задействованы 40 боевых самолетов и вертолетов с 51 морским пехотинцем на борту. О’Грейди зажег сигнальный патрон. Спозаранок утром американские летчики увидели столб желтого дыма, поднимавшийся от деревьев. Из приземлившегося вертолета под командованием майора Уильяма Табуттона высадились 20 бойцов. Как лишь посадку совершила вторая машина, О’Грейди вышел из своего укрытия и побежал к соотечественникам, не дожидаясь их выхода. После его посадки морпехи из первого вертолета скоро погрузились и показали готовность к взлету. Наземная часть операции продлилась не более семи минут.

Среди большого числа источников, повествовавших об операции, известен материал «Морские пехотинцы спасают сбитого летчика» за авторством Дейла Купера. В нем приводится воспоминание сержанта морской пехоты Скотта Фейстера, какой выпрыгнул из второго вертолета и побежал навстречу О’Грейди: «Я хорошо помню, как он бежал к нам через полянку, на голове у него была апельсиновая панама из аварийно-спасательного комплекта, он размахивал пистолетом «Беретта» и что-то бормотал. Мне было неприятно ударить офицера, но я все-таки стукнул его по правой руке, чтобы выбить из нее пистолет».

Фейстер помог ослабевшему О’Грейди дойти до вертолета и усадил его на сиденье. Как лишь спасенный оказался внутри, сержант Анхель Гомез пристегнул его к сиденью ремнями, надел ему на голову защитный шлем и приготовился к взлету. Как уточнял морпех, О’Грейди всегда повторял – «Спасибо». Он промерз, его организм был сильно обезвожен, а одежда насквозь промокла. Когда они поднялись в воздух, Гомез простёр летчику флягу с водой. О’Грейди начал жадно пить, а затем проглотил несколько ложек рагу из цыпленка. Еще одинешенек очевидец событий младший капрал Поль Брюс запомнил, что после появления в вертолете О’Грейди плакал от счастья, что остался жив.

«Если полет в Боснию прошел без случаев, то полет обратно оказался не таким спокойным. Когда основная спасательная группа оставила позади окутанные туманом горы и очутилась над равниной, которая простиралась вплоть до побережья, вертолеты стали видимыми и уязвимыми. До возвращения оставалась еще добрая треть дистанции, когда по ним отворили огонь из зенитных пушек и стрелкового оружия», – указывается в статье Купера.

У побережья Адриатики авиаотряд ВВС США заметил ракетный радар боснийских сербов, сканировавший воздушное пространство. Экипаж одного из аэропланов предложил уничтожить установку. Однако командование отказалось от этой идеи, чтобы не провоцировать вооруженный конфликт. Через минуту по подвигавшимся на высоте 50 м вертолетам открыли огонь с земли. Боснийские сербы выпустили по ним две ракеты из ручных комплексов и затем обстреляли мишени из стрелкового оружия.

«Я увидел, как по нам выпустили переносную зенитную ракету SA-7 советского производства, — говорил второй пилот капитан Джим Райт. — Она винтом летела в нашу сторонку с левого борта. Поль Фортунато и Мартин Берндт также видели ракету, которая пролетела мимо. Еще по меньшей мере одна такая ракета была выпущена по вертолетам».

Штурм не причинила военным машинам ощутимого вреда, хотя одна из пуль застряла в бронежилете десантника. Вскоре вертолеты взяли курс на базу, и сквозь 15 минут совершили посадку на авианосце. Время спустя президент СЩА Билл Клинтон принял О’Грейди в Белом доме, вручив ему государственную награду.

«Я попросту делал свою работу», — заявил летчик.

После инцидента с О’Грейди конгрессмен-республиканец Джим Сакстон обнародовал доклад, из какого следовало, что американские военные еще в 1993 году знали, что район, где был сбит летчик, хорошо защищен зенитными ракетными батареями боснийских сербов. В отчете высказывалось гипотеза, что сербское военное командование сосредоточило свои средства ПВО вокруг авиабазы в Баня-Луке.

В июле 1995 года США и их союзники по НАТО намели по территории Республики Сербской массированные удары с воздуха. В ходе воздушных налетов разрушению подверглись в основном гражданские объекты. Югославская газета «Вечерние новинки» приводила следующие данные: самолеты США предприняли 2318 воздушных атак, Англии – 326, Франции – 284, Нидерландов – 198, Испании – 121, Турции – 70, Германии – 59, Италии – 35.

В 1999 году в журнале «Боец удачи» вышла статья российского добровольца, ветерана Боснийской войны Михаила Горымова под названием «Американские «герои» в небосводе Югославии». В своем материале он представлял иную версию событий. По утверждению Горымова, на самом деле О’Грейди попал в плен, где именовал Клинтона «фашистом». Через неделю летчика выдали американцам, а власти США чествовали его как героя в пропагандистских целях.

«В один из июньских дней мы, пятеро русских охотников, добирались на попутных машинах до города Пале, — рассказывал Горымов. — На одном из постов военной полиции разузнали, что в вагончике у югославов находится сбитый американский летчик. Его комбинезон был весь в грязи и болотной тине, лицо искусано комарами и мощно опухло. Один из наших ребят довольно сносно владел английским. Оказывается, пилот пытался объяснить причины своего нахождения тут. Рассказал обстоятельства, при которых он был сбит югославскими средствами ПВО. Катапультировавшись из разваливающегося самолета, летчик опустился на парашюте в болото и… едва-едва не утонул в трясине. Удача окончательно отвернулась, когда ночью на него напали полчища комаров. Потом пошел дождь, и он мощно замерз. В довершение всех бед американец умудрился подвернуть ногу. Побродив по лесу, сбитый пилот наконец вышел на путь и, увидев первую проезжающую мимо машину, поднял руки и сдался».

По словам добровольца, впоследствии его удивили многочисленные интервью О’Грейди, в каких тот рассказывал о своих приключениях в Боснии.

«Из его повествования можно было понять, как умело уходил он от преследования. Скрываясь в лесу, сбивал собак со отпечатка, используя различные индейские хитрости, которым научился еще в детстве. Все это время он не выключал радиомаяк. По его словам, на третьи сутки сербы все-таки настигли его, но тут прилетели вертолеты с американской морской пехотой. Подводя итог под своим монологом, герой Америки заявил: «Сербы – примитивные варвары и варвары». Исходя из этого вывода, призвал президента США не церемониться с теми, «кто стоит на пути мировой цивилизации», — строчил Горымов.

Через три года после инцидента О’Грейди перешел в резерв и занялся политикой. Так, в 2004 году он поддержал переизбрание Джорджа Буша на другой срок. В 2011 году летчик-республиканец пытался избраться в Сенат штата Техас.

Источник


Приключения сшибленного летчика: как сербы уничтожили американский F-16