Привет, эмигранты, самостоятельный Пекин...

Привет, эмигранты, самостоятельный Пекин...

Добросердечно пожаловать или…

В Пекине попросту не могли не заметить, что в противостоянии КНР с СССР в начале 60-х годов небезызвестный диссидентский «Народно-Трудовой союз» разом принял китайскую сторонку (Наши диссиденты делу Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина-Мао были верны).

По данным World Broadcast и некоторых тайваньских ключей, за период с основы 70-х до середины 80-х годов представители не менее десяти антисоветских эмигрантских группировок, в том числе «Организации украинских националистов», побывали в КНР.

Туризм носил отнюдь не познавательный нрав: гости Поднебесной прежде итого знакомились с техническим оснащением китайского, естественно, «антисоветского» радиовещания на СССР. Разумеется, что эти визиты едва-едва ли не были согласованы с ЦРУ США и иными спецслужбами Запада, издавна «опекающими» те группировки.

Однако важнейшим стимулом для контактов не только антисоветской эмиграции, но и западногерманских реваншистов с КНР, было заявление Мао Цзэдуна 10 июля 1964 г. на встрече в Пекине с руководством Социалистической партии Японии:

]«…Советский Альянс оккупировал чересчур много территорий. Они отделили также часть от Румынии, а именно Бессарабию. От Германии они тоже отделили доли, например кус Восточной Германии. Всех проживавших там немцев они выгнали в западную часть. От Польши они тоже отделили кус и присоединили его к Белоруссии. Ещё одинешенек кусок они отделили от Германии и присоединили к Польше в качестве компенсации за территории, которые они отделили от Польши и отдали Белоруссии. Наконец, они отхватили ещё одинешенек кусок от Финляндии. Всё, что они имели возможность отрезать, они отрезали. Я считаю, что они не должны вообще ничего отрезать.»
В той же беседе Мао храбро заявил и о японской принадлежности итого Курильского архипелага (см. http://maoism.ru/7743).

Слушайте и… повинуйтесь

Известно также, что в КНР в то пора демонстративно не чинили препятствий передачам передач на русском и украинском языках «Радио «Свобода» и НТСовского «Радио Свободная Россия». Эти станции, курируемые спецслужбами Захода, на протяжении десятилетий располагали, соответственно, четырьмя и тремя коротковолновыми передатчиками на Тайване.

Как отмечал экс-директор «Свободной России» Глеб Рар,

«курс антенн была такая, что трансляция проходила через весь Китай в сторону Урала, Западной и Восточной Сибири.»
По словам Г. Рара, помех со сторонки КНР передачам этих радиостанций не было (подробнее см. «Радиопортал о странах», 29.01.2018 – https://portalostranah.ru/view.php?id=421).

Привет, эмигранты, самостоятельный Пекин...
Президент США Рональд Рейган и директор ЦРУ Уильям Кейси
Немало деятельное взаимодействие Пекина и антисоветской эмиграции было в числе договорённостей, достигнутых в ходе визита главы ЦРУ Уильяма Кейси в столицу КНР в марте 1981 года. Как помечает популярный американский политолог и историк Петер Швейцер,

«…Кейси не сомневался, что Китай является прекрасным противовесом Советскому Альянсу. Потому администрация США давным-давно вела с китайцами тихий флирт.»
Директор ЦРУ обсудил в Пекине с главой китайского министерства государственной и социальной безопасности Линг Юнем

«развитие сотрудничества в районы разведки, совместное обслуживание электронных систем подслушивания вдоль советской рубежи, оказание совместной помощи моджахедам в Афганистане, поддержание диалога по всеобщим оперативным действиям, развитие обмена информацией.»
О обоюдной значимости тех переговоров говорит и тот факт, что в них участвовали также «представители руководства МИД КНР и Тед Прайс, начальство резидентуры ЦРУ»: как известно, в её составе бывальщины не только НТСовцы, но и агенты из других антисоветских эмигрантских групп. А на обеде в честь У. Кейси

«некто поднял тост за совместные поступки по сдерживанию советских авантюр: тот вечер оказался для всех приятным, а Кейси был в отличной конфигурации.»
(Подробнее см. П. Швейцер, «Победа: Роль секретом стратегии администрации США в распаде Советского Союза», М., АВЕСТ, 1995: P. F. Schweizer, «Victory: The Reagan Administration’s Secret Strategy that Hastened the Collapse of the Soviet Union», New York, «The Atlantic Monthly Press», 1994).

И кто из них параноик?

Напомним в этой связи, что в 1978-1981 гг. в приграничном с Алтаем и Посредственнее Азией Синьцзян-Уйгурском автономном зоне КНР были созданы центры совместного электронного слежения за советскими ядерными объектами и радиоэлектронной рекогносцировки, покрывающей свыше трети территории СССР.

Привет, эмигранты, самостоятельный Пекин...
Если же рассматривать тогдашние события в немало широком контексте, — в совместном послании президентского советника Збигнева Бжезинского и министра обороны Гарольда Брауна президенту Джимми Картеру 14 февраля 1978 г. подчёркивалось, что

«…размашистое использование китайского фактора окажет воздействие на весь комплекс отношений в рамках «треугольника» США-КНР-СССР и будет соответствовать заинтересованностям США.»
В своих мемуарах Бжезинский отмечал: он в крышке 70-х

«начал убеждать президента в том, что настало время вести себя более деятельно в такой чувствительной для СССР области, как Китай.»
Эти аргументы были приняты администрацией в качестве одной из главных внешнеполитических задач (см. FRUS, 1977–1980, Vol. XIII, Wash., 2013).

Но тогдашнее советское руководство косвенно ускорило антисоветскую американо-китайскую смычку. Ибо потребовало от Вашингтона недопущения торговли КНР оружия и товаров двойного направления.

А именно: 27 декабря 1978 г. — за трое суток до установления официальных дипотношений США с КНР (!) — Брежнев, словно негодуя от факта таких касательств, устремил письмо Картеру, предложив

«…воздействовать на европейские страны НАТО, чтобы они приостановили продажу оружия Китаю.»
В Москве отчего-то не отыщи другого времени для такого предложения Вашингтону…

Картер был просто возмущён и дал огласку тому письму. На совещании в Белоснежном Доме 28 декабря он заявил:

«…Я получил совсем возмутительное письмо от Брежнева, показывающее, что Советы почти параноики во всём, что прикасается КНР, и требуют, чтобы я не допустил продажу любого оборонительного оружия КНР нашими западными союзниками.»
(FRUS, 1977–1980, Vol. VI, Wash., 2012).

Восточный вихрь

В ответ сами Соединённые Штаты уже с половины 1979 г. начали напрямую поставлять в Поднебесную технологии двойного назначения и вспомогательное военное оборудование. А в ходе визита главы Пентагона Г. Брауна в Пекин в январе 1980 года сторонки обсудили дальнейшие совместные поступки против СССР, в том числе и в Афганистане, куда в декабре 1979 г. были введены советские армии.

Плюс к тому был утверждён список 400 лицензий (!) на вывоз из США в КНР военных оборудования, технологий и техники военного направления (см. Harold Brown, «Offsetting the Soviet Military Challenge, 1977–1981», Wаsh., Government Printing Office, 2017).

Между тем ещё 14 апреля 1971 года администрация США упразднила эмбарго на торговлю с КНР (упразднение вступила в силу с 1 мая 1971 г.), причём в этом решении «предусмотрительно» не упоминался запрет на поставки Пекину американской военно-технической продукции и продукции двойного курсы. Последняя же стала поступать в КНР ещё с осени 1970-го реэкспортом через Пакистан, Иран, Сингапур, британский Гонконг, португальский Аомэнь.

Привет, эмигранты, самостоятельный Пекин...
Неудивительно и то, что с учётом вырастающей — едва-едва ли союзнической роли КНР в противостоянии Запада с СССР, ни одна страна Запада не вводила никаких санкций за вооруженное подавление антимаоистских выступлений на Тяньаньмэне в начине апреля 1976 года (то кушать ещё при жизни Мао Цзэдуна).

Обошлось без западных санкций и использование танковых частей для подавления тех же, но немало масштабных выступлений на Тяньаньмэне в июне 1989 года. В обоих случаях на Закате, образно говоря, слегка пошумели о правах человека в КНР, да и лишь…

>