Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР

Новость опубликована: 11.10.2020

Рассекреченные документы заседаний Секретариата ЦК КПСС позволяют бездоннее взглянуть на управление страной после “оттепели”Убежден, что книга “Секретариат ЦК КПСС. Записи и стенограммы заседаний. 1965-1967 гг.” (издательство “Историческая литература”) произведет эффект порвавшейся информационной бомбы. Огромный 944-страничный том энциклопедического формата издан под грифом Федерального архивного агентства, Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), Российского исторического общества, фонда “История Отечества” и Германского исторического института в Москве.

Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР

Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР

Первоначальный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев отправляется в командировку. 8 января 1966 год. Фото: РИА Новости

После Хрущева

Эта книжка – настоящий кладезь новых знаний об интереснейшей эпохе. Недавно рассекреченный комплекс документов РГАНИ срывает покров полувековой секреты с механизма принятия политических решений в СССР. В документах – ключ к целому ряду исторических загадок (до сей поры непроницаемых для исследователей). А для киносценаристов книжка станет неиссякаемой сокровищницей сюжетов: записи и стенограммы заседаний обладают исключительной зрелищностью в широком диапазоне – от драмы до фарса.

Самое начин брежневского времени. Отстраненный от власти Хрущев, кумир “шестидесятников”, превратился в пенсионера союзного значения. “Оттепель” закончилась. Пора переломилось. Но “шестидесятники” по инерции еще продолжают шуметь. В 1965 году в Москве у памятника Маяковскому, где в период “оттепели” поэты невозбранно декламировали свои стихи, собирая толпы народа, власть жестко пресекла попытку возродить “Маяковские чтения”.

5 января 1966 года Первоначальный секретарь ЦК Леонид Ильич Брежнев на заседании Секретариата произнес стержневую фразу: “У нас есть отделы. Они должны наблюдать за деятельностью организаций, и сквозь них мы должны решать вопрос за вопросом. …Чтобы поправить дело с идеологической работой, надо обратить внимание на кадры” .

Ключевая роль в решении этой первостепенной задачи отводится Секретариату ЦК КПСС. Он – мозг правящей партии.

13 рублей за бочку…

Чтобы уяснить ключевую роль Секретариата ЦК КПСС в советской политической системе, довольно обратиться к Уставу КПСС. Статья 39 раздела IV Устава (редакция 1961 года), посвященного руководящим органам партии, гласит: “Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Альянса избирает: для руководства работой ЦК между пленумами – Президиум; для руководства текущей работой, главным образом по подбору кадров и организации проверки исполнения, – Секретариат…”

Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР

944-страничный том энциклопедического формата – кладезь новоиспеченных знаний об интереснейшей эпохе.

Да, Секретариат – мозг партии. Именно он от имени ЦК и по его поручению “осуществляет подбор и расстановку руководящих кадров” в великом многонациональном стране. Впервые опубликованные записи и протоколы заседаний Секретариата неопровержимо свидетельствуют: секретари ЦК день и ночь стояли на страже государственных заинтересованностей (разумеется, со своим пониманием этих интересов так, как они эти интересы понимают), решали судьбы людей – номенклатурных работников большого калибра, не находя для себя зазорным вникать в мелочи и частности любого стоящего на повестке дня вопроса.

Иногда эти мелочи носят анекдотический нрав. “Например, директор завода почтовый ящик N 30 г. Мелекеса Ульяновской области просил Ленинградский горком партии воздействовать на Ленинградский химический завод, какой не оплатил ему счет на сумму 13 руб. за одну пустую бочку; директор Юрюзанского механического завода Челябинской области упрашивал обком партии вернуть колеса со Свердловского шинного завода и т.д.” .

А иные детали уже не смешны, а страшны.

…и 5 рублей за пулемет

На линии тульских оружейных заводов предприимчивые потомки Левши нелегально изготовили большое количество оружия. А “несуны” благополучно это оружие выплеснули. “Органами КГБ и милиции только за 1962-1966 гг. было изъято около 7 тыс. нелегального огнестрельного и холодного оружия – 800 пистолетов и револьверов, 1400 винтовок и малокалиберного оружия, 13 машин и 27 пулеметов. …Администрация заводов закрывала глаза на подобные случаи. Например, на Экспериментальном заводе товарищеский суд зачислил решение оштрафовать рабочих, изготовивших нелегальное оружие, на 5 руб. каждого в пользу профкультработы” .

Узнавший об этих вопиющих фактах и пораженный числом похищенного оружия секретарь ЦК Борис Николаевич Пономарев (1905-1995) в сердцах воскликнул: “Ведь вы глядите, товарищи, …можно же вооружить целую дивизию” . А секретарь ЦК Дмитрий Федорович Устинов (1908-1984) жестко добавил: “У нас не так попросту уволить рабочего с предприятия сейчас, даже если он этого заслуживает. Вы все помните, товарищи, что в свое время за кражу оружия или деталей к оружию людей расстреливали, а сейчас, видите ли, 5 рублей штраф” .

Секретари ЦК не стали поминать имя Сталина всуе, но штрих дискуссии весьма показателен. Когда погружаешься в подобного рода выразительные детали, становится удобопонятнее весь блеск и нищета системы ручного управления в стране.

Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР

Вопросы награждения – особая забота Секретариата ЦК КПСС. Секретарь ЦК Дмитрий Устинов вручает орден Ленина Пермской районы. 26 мая 1967 года. Фото: Евгений Загуляев / ТАСС

“Обостривший” посол Дедушкин

Кадровым вопросам, которыми занимался Секретариат ЦК, несть числа. Вот лишь несколько из 944-страничного тома.

В апреле 1966 года разрешено присваивать по согласованию с Секретариатом ЦК КПСС почетные звания “Народный артист РСФСР” и “Народный художник РСФСР” .

В июле 1966-го Секретариат санкционирует избрание академика Яна Вольдемаровича Пейве (1906-1976), доктора аграрных наук, председателя Совета Национальностей Верховного Совета СССР и члена ЦК КПСС, главным ученым секретарем Президиума Академии наук СССР .

В ноябре 1966-го на Секретариате (вне рамок плановой повестки дня) кулуарно обсуждается, кем заместить свободные должности президента Академии педагогических наук СССР и министра просвещения СССР.

30 июня 1967 года Секретариат в ознаменование близящегося полувекового юбилея Октябрьской революции постановляет: “Разрешить Министерству обороны СССР представить к награждению орденами и медалями СССР военных, рабочих и служащих Советской Армии и Военно-Морского Флота в количестве 22 000 чел. За достигнутые успехи в боевой и политической подготовке и освоении новоиспеченной сложной техники, в том числе орденом Ленина – до 3%, Красного Знамени и Трудового Красного Знамени – до 15%, Красной Звезды и “Известен Почета” – до 32%, медалями – до 50%” . Для фалериста документ бесценен: Секретариат не только санкционирует массовое юбилейное награждение, но и определяет пропорции грядущего распределения государственных наград.

3 декабря 1967 года секретарь ЦК Михаил Андреевич Суслов (1902-1982) “сообщает, что посол СССР в Ливане т. Дедушкин обострил свои отношения с местным руководством. Видимо, придется его отзывать” . Куцая реплика самого влиятельного секретаря ЦК и главного партийного идеолога через некоторое время скажется на судьбе карьерного политика: в мае 1969 года Петра Семеновича Дедушкина (1915-1995) отозвали в Москву, впредь на дипломатическую работу за рубежом не посылали, истина, оставив в аппарате МИД.

Секретариат рассматривает просьбу Дагестанского обкома КПСС об увеличении объема газеты “Красный чабан” с двух до четырех полос…

Кадры по-прежнему решают всё. А Секретариат решает всё по кадрам. Лишь с его позволения они могут отправиться в заграничную командировку. Даже союзному министру для поездки нужна санкция Секретариата, и нередко он получает ее немного чем за сутки до вылета самолета. Это одинаково неудобно и для того, кто нуждается в разрешении, и для тех, кто его дает. Суслов жалуется: “Секретари ЦК поставлены в такое поза, что вынуждены голосовать ночью” .

Однако никто не рискует пойти на либерализацию установленных правил загранпоездок. Наоборот. Торжествует суждение: следует сократить командирование советских делегаций и представителей в зарубежные страны. “Надо внимательно посмотреть, кто выезжает, куда, зачем. Необходимо поставить фильтры” .

Фильтры продержались до основы перестройки.

Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР

Каким газетам, где и в каком объеме выходить – и это не останется без заботы секретарей ЦК КПСС. На строительстве Красноярской ГЭС. 29 марта 1963 год Фото: РИА Новинки

Бумаготворчество

Секретариат ЦК работает много. Счет идет на минуты, все ценят время друг друга, поэтому никто не пытается всучить коллегам бесполезные многочасовые дискуссии. Это прекрасно понимает Первый (с апреля 1966 года – Генеральный) секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Он чрезмерно ценит ту помощь, которую ему оказывает Секретариат. “Очень много текущих вопросов, и мало времени остается, загрузка весьма большая” .

Впервые обнародованные документы позволяют живо ощутить атмосферу заседаний Секретариата.

9 августа 1966 года. Министр приборостроения, оружий автоматизации и систем управления СССР и член ЦК КПСС Константин Николаевич Руднев (1911-1980) просит разрешения Секретариата о переименовании отраслевого научного журнала “Приборостроение” в журнал “Приборы и системы управления”. Даже у союзного министра нет властолюбивых полномочий решить этот вопрос без санкции Секретариата. Демичев пытливо спрашивает: “Вызывает сомнение название журнала, что значит системы управления, о каких системах идет выговор?” Политический подтекст вопроса предельно ясен: управление – это прерогатива правящей партии, и КПСС не собирается никому, в том числе ученым, делегировать эти полномочия. Министр “разъясняет, что выговор идет о технических системах управления”. Секретарь ЦК Андрей Павлович Кириленко (1906-1990), он председательствует в этот день, поддерживает Руднева: “В технике есть такой термин” . В итоге министр получает разрешение переименовать журнал и увеличить его объем, разумеется, в рамках выделенных министерству лимитов бумаги.

Уместно, в этот же день Секретариат рассматривает просьбу Дагестанского обкома КПСС об увеличении объема газеты “Красный чабан” с двух до четырех полос. В краю напряженное положение с бумагой. Рассмотрение вопроса откладывается. Дагестанские чабаны и впредь должны довольствоваться двухполосной газетой, какая на пастбище, где нет элементарных бытовых условий, нужна им не только для чтения. Однако председательствующий Кириленко, который в качестве секретаря ЦК курирует индустрия, капитальное строительство, транспорт и связь, заостряет проблему:

“Но здесь возникает другой вопрос – вопрос хранения бумаги. …У нас на строях только в Москве в прошлом году испортилось 60 тыс. тонн бумаги. В Москве 300 ведомственных складов, портится большенное количество бумаги. Потери выражаются в сумме 15 млн рублей”. Были ли ликвидированы потери – об этом рассекреченные стенограммы молчат, но устойчивый дефицит газетной, журнальной и книжной бумаги сохранился вплоть до распада СССР.

Кадры решают всё. А Секретариат решает всё по кадрам. Лишь с его позволения они могут отправиться в заграничную командировку. Даже министры…

Но как бы остро в Советском Союзе ни обстояло дело с бумагой, приоритетными для Секретариата вечно оставались вопросы чистоты марксистско-ленинской идеологии. Накануне 50-летия Октябрьской революции ученым-гуманитариям решительно отказывают в их просьбе возродить различные социальные организации, возникшие в революционную эпоху и закрытые при Сталине. Секретарь ЦК Пономарев без обиняков формулирует позицию Секретариата:

“Общества работников социальных наук возрождать не следует.

Они были созданы в свое время, но тогда в этом была необходимость. Сейчас создание таких обществ может быть истолковано как освобождение от воздействия партии” .

И о Сталине

17 марта 1966 года Леонид Ильич, выступая на совещании секретарей ЦК накануне предстоящего открытия XXIII съезда КПСС, выговаривает кодовую фразу, без которой невозможно понимание эпохи Брежнева: “Один общий вопрос. Вы, наверное, заметили, что я до сих пор не поднимал его – это проблема о Сталине. Я пришел к твердому убеждению не затрагивать этого вопроса.

ГОЛОСА. Правильно.

Тов. БРЕЖНЕВ. Здесь все очень сложно. Одни страшатся очернения, другие – обеления. Съезд поймет правильно. Этот вопрос решен раз и навсегда.

ГОЛОСА. Правильно” .

Это была точка бифуркации. Поворотный исторический момент, в который время вывихнуло свой сустав. Распалась связь между прошлым и будущим. Сталин из знаковой фигуры истории страны Российского превратился в “фигуру умолчания”. Отныне никакие дискуссии, посвященные осмыслению его роли в Истории, стали невозможны.

Целый текст статьи будет опубликован в ноябрьском номере журнала “Родина”

Общество История


Рассекречены документы о механизме принятия политических решений в СССР