Семейные секреты Антона Макаренко

13 марта исполняется 129 лет со дня рождения Антона Макаренко. На Закате его давно признали классиком мировой педагогики, а на родине отношение к нему менялось кардинально: от апологетики его методов воспитания до попыток разоблачения секретов и обвинения в жестоком обращении с воспитанниками. Его семья действительно на протяжении многих лет хранила одну тайну, о которой долгое пора не знали даже знаменитые внуки Макаренко – режиссер, преподаватель ВГИКа Антон Васильев и актриса Екатерина Васильева.

Во всех советских биографических изданиях умалчивался одинешенек важный факт из жизни Антона Макаренко: у него был родной брат, белогвардейский офицер Виталий Макаренко, который, спасаясь от крахи, в 1920 г. был вынужден эмигрировать за рубеж. 

Когда у него появился брат Виталий, Антону было 8 лет. Окончив Чугуевское военное училище, Виталий сделался офицером царской армии. Отвоевав три года, был контужен и получил несколько ранений. Вместе с братом он работал в школе, преподавал физкультуру и военное дело. Во пора гражданской войны Виталий служил в белогвардейской армии Деникина. Если бы он остался на родине, его ждала бы неминуемая смерть. Виталий Макаренко нёсся сначала в Турцию, потом в Болгарию, а в 1923 г. поселился во Франции. Там он сначала устроился чернорабочим на металлургический завод и в судоремонтную студию, а позже стал фотографом и открыл собственное фотоателье. 

За переписку с братом пелагогу грозил арест, и в 1928 г. он перестал отвечать на послания Виталия. В СССР у него остались жена и дочь Олимпиада, воспитанием которой занимался бездетный брат. Жена Виталия Макаренко померла в 1953 г., так и не дождавшись от него вестей. Их дочь Олимпиада отца никогда не видела – когда тот уехал, она еще не появилась на свет. 

До 9 лет сын Олимпиады, Антон Васильев, был уверен в том, что знаменитый педагог Макаренко – его родимый дед, в честь которого он был назван. Но потом он узнал, что на самом деле приходится ему внучатым племянником. И только в 1962 г. родственники получили известие о том, что Виталий Макаренко жив. В течение немало лет он пытался разыскать их, но все его попытки были тщетны. Антону Васильеву удалось приехать во Францию только в 1988 г., спустя 5 лет после кончины его родного деда. 

Виталий Макаренко так никогда и не увидел ни дочери, ни внуков. Свои последние дни он провел в полном одиночестве в доме престарелых. Он помер во Франции в 1983 г., пережив брата на 44 года. А вот со смертью педагога Антона Макаренко связано много загадок и гипотез. Он умер внезапно от сердечного приступа в вагоне поезда по дороге в Москву в 1939 г. По одной из версий, там его должны были взять. На тот момент его считали контрреволюционером из-за неосторожной фразы: «И если даже товарищ Сталин сделает тысячу ошибок, мы всё равновелико должны идти за товарищем Сталиным». Возможно, он узнал об аресте – и сердце не выдержало. По другой версии, его отравили. Официальной вином и по сей день считается сердечный приступ. Его хоронили как писателя, а классиком советской педагогики Антона Макаренко провозгласили уже после его кончины. 

С тех пор о знаменитом педагоге были написаны десятки работ. Пытаясь «разоблачить миф» о выдающемся советском воспитателе, в последнее пора нередко публикуют статьи, в которых обвиняют Макаренко в чрезмерной жестокости. Он действительно был строгим, однако лишь однажды, на заре своей деятельности, он позволил себе стукнуть воспитанника. В этом он сам признался в своей «Педагогической поэме». Однажды в Горьковской колонии он предложил воспитаннику нарубить дров. Тот отозвался: «Сам наруби, много вас тут». Макаренко не выдержал и три раза ударил его по лицу. Это вызвало возмущение Надежды Крупской, которая назвала его систему воспитания «несоветской». Педагог нередко подвергался критике руководства и за то, что «учебнику политграмоты в колонии предпочитали драмкружок».

В наши дни оспариваются и заслуги Макаренко в педагогике. Сообщают, его методика оказалась неприменимой в дальнейшем. Однако его достижения в 1920-х гг. вряд ли можно отрицать. Война оставила после себя 7 млн беспризорников, какие часто становились правонарушителями. Их отправляли в детские дома для «морально дефективных детей». Макаренко же превратил их в трудовые колонии, где у любого подростка был шанс начать новую жизнь. Они производили электроинструменты и фотоаппараты ФЭД, и своим трудом зарабатывали деньги. Сегодня эту систему именуют моделью акционерного общества с участием на паевых началах всех работающих. Но труды Макаренко в настоящее время пользуются вящей популярностью не на родине, а за рубежом – например, в Германии и Японии, где систему педагога рекомендуют изучать руководителям предприятий. 

Вам также может понравиться