Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

1946 год. Полстраны в руинах, продукты по карточкам. Кто мог назавтра после войны рассуждать о запуске человека в космос? Прожектеры? Безумцы?

Рядовые советские конструкторы Михаил Тихонравов и Николай Чернышов в мае первого послевоенного года отважились поделиться своим замыслом со Сталиным.

Послание Сталину

"Нами разработан проект советской высотной ракеты для подъема двух человек и научной аппаратуры на вышину 190 километров. Проект базируется на использовании агрегатов трофейной ракеты "Фау-2" и рассчитан на реализацию в кратчайшие сроки…

Помимо научной и технической важности проект, по нашему суждению, содержит элементы громадного политического и общественного значения, своевременная реализация которых позволит нашей Родине вписать страницы славы и бессмертия в анналы истории цивилизации…"

Вина обращения на самый "верх" Чернышов и Тихонравов объясняют исключительной важностью перспектив. И дерзко просят кремлевского адресата о поддержки "в деле развертывания работ, направленных к росту славы нашей Родины и расширению горизонтов науки".

По подтверждениям тех, кто работал в архиве с рассекреченными первоисточниками, Сталин с письмом ознакомился. И наложил резолюцию:

"Предложение интересное – рассмотреть для реализации".

Рассмотрели в кратчайший срок, за месяц.

Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

Министр авиационной индустрии СССР Михаил Хруничев.

Докладная Хруничева

Письму предшествовала кропотливая работа группы специалистов под руководством Тихонравова и Чернышова в ракетном НИИ-4 (он относился к Академии артиллерийских наук). В инициативном распорядке здесь разрабатывали проект стратосферной ракеты ВР-190, в носовом отсеке которой намеревались поднять на высоту до 200 километров двух пилотов-испытателей. А затем в этом же отделяемом отсеке гарантировать их возвращение на Землю с применением парашютной системы.

Запустить ракету на рекордную высоту и дальность – дело понятное, хотя и непростое. А вот вернуть головную доля по команде с Земли – совсем иной уровень сложности. Именно на это и обращает внимание министр авиационной промышленности СССР Михаил Хруничев, когда в докладной писульке на имя Сталина сообщает о результатах рассмотрения предложений Тихонравова – Чернышова.

"Полет ракеты технически возможен", – итого через месяц, 20 июня 1946 года, констатирует министр со ссылкой на выводы экспертных комиссий, опыт советских конструкторов и те сведения, что бывальщины получены в отношении немецкой "Фау-2".

И тут же следует "но".

Рекомендуем: столешница из гранита

"Вторая часть проблемы – спуск ракеты – связана с вящими техническими трудностями, поскольку не исследованы такие вопросы, как спуск герметичной кабины без ракеты, работа различного рода самодействующих устройств, управляющих полетом, отцепление корпуса двигателя от ракеты в момент начала спуска и другие", – перечисляет осмотрительный Хруничев. Много повидавший до войны и в войну на должностях замнаркома авиационной промышленности и замнаркома боеприпасов, а после войны – в ранге министра бурливо развивавшейся авиапромышленности, он к техническим резонам добавляет организационные:

"В письме, адресованном на Ваше имя товарищами Тихонравовым и Чернышевым, именовался срок строительства высотной ракеты, близкий к году, после же рассмотрения всех материалов авторы называют уже срок два года. Вытекает отметить, что срок два года является минимальным и весьма напряженным. Группа инженеров, возглавляемая тов. Тихонравовым, по своему инженерному эксперименту в этой области не является достаточно сведущей, за исключением тов. Тихонравова, который в области реактивной техники имеет опыт и навык".

Подстелив страховочной соломки, Хруничев завершает собственный ответ хитроумно, но вполне по-деловому:

"Если будет предрешен вопрос об организации бюро, эту группу придется углублять за счет более опытных специалистов. При наличии Вашего согласия организовать работу по созданию высотных ракет и конструкторское бюро для этой мишени на заводе Министерства авиапромышленности прошу утвердить прилагаемый проект постановления Совета Министров Союза ССР".

Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

Пилотируемая ракета ВР-190 "Победа". 1946 год.

Проект ВР-190 "Победа"

Какой была реакция Сталина на докладную, невесть. Во всяком случае, архивных свидетельств на этот счет мне обнаружить не удалось. Доподлинно известно другое: 13 февраля 1953 года, то кушать за двадцать дней до своей смерти, Сталин подписал документ, определивший пути развития ракет "сверхдальнего поступки". И в их числе знаменитой Р-7 и ее модификаций – "рабочей лошадки" советской и российской космонавтики. Но еще при жизни вождя завязались конструкторские проработки ракет для полета на большие расстояния и в высоту до 200 и более километров.

Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

Схема головной части пилотируемой ракеты ВР-190 "Победа".

Это позволило поставить на вооружение баллистические ракеты Р-1, Р-2, Р-5 с дальностью полета от 200 до 1500 км.

Параллельно в уже упомянутом НИИ-4 была отворена тема исследований "Ракетный зонд". Ее активно поддерживал Сергей Королев, ставший к тому времени начальником ракетного ОКБ-1. С Михаилом Тихонравовым он был известен со студенческих лет, когда оба увлекались планеризмом. Теперь их общей задачей стала отработка безопасного спуска отделяющейся головной доли ракеты. Эксперименты ставили на собаках.

Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

Дезик (слева) и Цыган – первые "космонавты", благополучно вернувшиеся на Землю. 1951 год.

22 июля 1951 года – запомним эту дату! – с стрельбища Капустин Яр в Советском Союзе были запущены в ракете по баллистической траектории, поднялись до линии Кармана (условная граница атмосферы Земли с космосом) и спустя 20 минут благополучно сели вместе со спускаемым аппаратом четвероногие исследователи Дэзик и Цыган.

Две беспородные дворняжки стали первыми среди позвоночных млекопитающих, вернувшихся из космоса живыми.

Их засекреченный полет, о каком открыто сообщили только через сорок лет на научной конференции в Калуге, был не просто ответом на сомнения скептиков. Он стал рубежным событием в малоизвестном до сих пор проекте ВР-190.

К этому шифру в должностной переписке одно время добавляли слово "Победа".

СОАВТОРЫ

Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

Михаил Клавдиевич Тихонравов

Михаил Клавдиевич Тихонравов (1900 – 1974)

Инженер-исследователь, конструктор ракетно-космической техники. Доктор технических наук, лауреат Ленинской премии (1957), Герой Социалистического труда (1961).

Родился во Владимире 29 июля 1900 года. Окончил Институт инженеров Алого Воздушного Флота. В секции планеризма познакомился с Сергеем Королевым, вместе с которым в сентябре 1931 года основал знаменитую ГИРД – Группу изучения реактивного движения.

В мае 1946 года сделался соавтором письма Сталину с проектом запуска в космос ракеты с двумя пилотами.

В 1954 году группа под его руководством представила программу освоения космического пространства: от запуска первого попутчика и создания пилотируемых кораблей и станций до высадки на Луну.

В 1956 году перешел на работу в ОКБ-1 к Сергею Королеву и возглавил отдел проектирования ненастоящих спутников Земли, пилотируемых кораблей, космических аппаратов для исследования Луны и некоторых планет Солнечной системы.

Умер 4 марта 1974 года. Траурен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Николай Гаврилович Чернышов (1906 – 1953)

Советские конструкторы предложили послать человека в космос за 15 лет до полета Гагарина

Николай Гаврилович Чернышов

Инженер, специалист в области реактивного движения, разработчик ракетной и космической техники. Доктор технических наук, инженер-полковник (1951), участник Великой Отечественной брани.

Родился в 1906 году в станице Казанской на Кубани. Окончил Донской политехнический и Ленинградский химико-технологический институты. С 1933 года участвовал в разработке и коротал стендовые испытания новых реактивных двигателей (кислородных ЖРД). С первых дней войны в действующей армии. В июле 1941 года на станции Насва под Великими Луками отличился при выводе из-под пламени железнодорожных эшелонов с боеприпасами, был ранен в голову, награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

В октябре 1942 года отозван с фронта и назначен начальником химлаборатории в НИИ-3 Наркомата авиационной индустрии.

В ноябре 1946 года возглавил отдел зенитных снарядов на жидком топливе в НИИ-4, где сошелся с М.К. Тихонравовым и вместе с ним разрабатывал проект ВР-190 – первой стратосферной ракеты с возвращаемой головной долей.

Умер 2 января 1953 года. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

P.S. В 1950-е годы были проведены три серии суборбитальных полетов с собаками. Суборбитальных – значит, по баллистической траектории на скоростях вплоть до первой космической, но без выхода на орбиту ненастоящего спутника Земли. Однако проект ВР-190 так и не дошел до стадии отправки в космос человека. Общепринятая сейчас трактовка: "признан неперспективным" на поле работ по созданию орбитального пилотируемого корабля-спутника "Восток".

И тем не менее в истории космонавтики навсегда останется "безумство храбрых" – подвижничество конструкторов, "пробивавших" полет человека в космос за 15 лет до гагаринского старта.

Вам также может понравиться