Свержение ига: как Русь обрела самостоятельность от Орды

Свержение ига: как Русь обрела самостоятельность от Орды

Евгения Новоженина/РИА «Новинки» 11 ноября 1480 года хан Большой Орды Ахмат уклонился от сражения с армией великого князя Московского Ивана III и увел свои армии в степи. Так завершилось легендарное стояние на реке Угре, в течение которого обе стороны не осмеливались напасть друг на друга. С уходом завоевателей решительно пало ордынское иго. Это событие считается рождением независимого Русского государства.

Свержение ига: как Русь обрела самостоятельность от Орды

Ко второй половине XV века влияние ордынцев на Русь гораздо ослабло. Золотая Орда переживала кризис, распавшись на несколько крупных осколков, в то время как русские княжества, напротив, сумели победить феодальную раздробленность и объединялись вокруг Москвы. По мере того как росли ее силы и могущество великих князей, Русь получала возможность для освобождения от ига иноземных завоевателей.

Верховная воля в самом большом и сильном осколке Золотой Орды, Большой Орде, в тот период принадлежала хану Ахмату. Под его контролем были обширные пространства от Волги до Днепра. Он воевал с Крымским ханом и сумел подавить внутреннюю оппозицию, упрочив свои позиции на престоле.

Значительным направлением внешней политики хана Ахмата являлось усмирение Москвы, которая после победы в Куликовской битве 1380 года под командованием князя Дмитрия Донского нередко отказывалась платить дать. Ахмат-хан дважды снаряжал войска, чтобы добиться покорности от Ивана III. В 1472 году он налетел на Русь, собрав «всю силу великую ордынскую». Это наступление московским ратникам удалось отразить.

Возможности для следующего вторжения хан выжидал восемь лет.

Момент был избран подходящий: сразу с нескольких направлений Москве угрожали ее соседи. Всерьез досаждала Ивану III и внутренняя смута. Так, не смирившиеся с утратой вольностей новгородцы ожидали удобного случая, чтобы отомстить великому князю. А с запада войной грозил великий князь Литовский и король Польский Казимир IV.

«Оценив момент, Казимир спешно устремил послов в Орду, чтобы подтолкнуть Ахмат-хана к войне с Москвой, — уточнял в своем труде «Святители и власти» популярный исследователь периода Руслан Скрынников. — Властитель Большой Орды недолго колебался. Весной 1480 года он провел первую рекогносцировку. Высланный им летучий отряд конницы разорил волость Беспуту к югу от Оки. Вслед за тем татары развернули коней и исчезли в степи. Московские полки тотчас взяли оборону на Оке, но тревога оказалась ложной. Летом Ахмат-хан завершил приготовления к войне и сам двинулся к русским границам. С ним шла «вся Орда, и братанич его царь Касым, да шесть сынов царевых, и бесчисленное масса татар с ними».

В 1480 году хан Большой Орды Ахмат во главе большого войска начал новое продвижение на Русь. Он подвигался медленно, ожидая подкреплений от Казимира IV, с которым предварительно договорился о совместных действиях против Москвы. Ситуацию усугубляло и отворённое выступление против Ивана III его братьев — Бориса Волоцкого и Андрея Большого. Московский государь пытался уладить конфликт, но князья бывальщины слишком обижены посягательствами на их права. В итоге переговоры зашли в тупик. Уже в начале 1490-х эта история получила драматичное продолжение: Андрей по распоряжению Ивана III был заточен в тюрьму и вскоре скончался, а Борис вымолил помилование и бежал из Москвы. Но тогда, в 1480 году, все трое преходяще объединились перед лицом общего врага.

«Злоименитый царь Ахмат поиде на православное христианство, на Русь, на святые храмы и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батыи беше (было. – «Газета.Ru»)», — повествует летопись.

Рекомендуем: Кондиционер на трактор

Вести из Орды о подготовке нашествия принудили Ивана III активизировать усилия по обороне своих владений. В критической ситуации московской дипломатии удалось заключить военно-политический альянс с крымским ханом Менгли-Гиреем. Тот двинул свою армию на южные земли Великого княжества Литовского, вынудив Казимира IV отказаться от согласованного с Ахматом похода на Русь.

Иван III мог ожидать ордынского завоевателя, укрывшись за стенами Кремля, но предпочел послать свои полки ему навстречу.

Из Владимира в Москву привезли икону Владимирской Божьей Матери, чудодейственной силой которой объясняли спасение Руси от армий Тамерлана в 1395 году. За городские стены тем временем стекались напуганные жители. Многие отчаянно молились, пытаясь отыскать спасение в храмах. На совете в Кремле митрополит Геронтий, мать великого князя Мария Ярославна и многие из бояр высказались за брань с Ахматом. Москву начали готовить к осаде.

Между тем хан Ахмат попытался форсировать Угру, левый приток Оки, на территории нынешней Калужской области. Атака ордынцев была отбита силами удельного князя Тверского Ивана Молодого, сына и наследника Ивана III. Бои за перевозы продлились несколько дней. Несмотря на активные усилия по преодолению водной преграды, войскам Ахмата не удалось решить задачу. Их наступление было сорвано. Противники взяли оборонительные позиции на противоположных берегах реки. Началось знаменитое стояние на Угре. Периодически происходили перестрелки. Русские, вооруженные пушками, пищалями и арбалетами, наносили неприятелю существенный урон. Но шагать на штурм не решалась ни одна из сторон.

В патовой ситуации начался переговорный процесс. Ахмат потребовал к себе Ивана III или одного из его ближайших родственников с демонстрацией покорности. Кроме того, ордынцы настаивали на крупной дани. Русские отклонили выдвинутые условия. По суждению историков, великий князь мог лишь имитировать переговоры, чтобы выиграть время. К Угре подходили войска Андрея Большенного и Бориса Волоцкого, а крымский хан Менгли-Гирей атаковал союзников Ахмата литовцев. Архиепископ Ростовский, Ярославский и Белозерский Вассиан (Рыло), разузнав о переговорах, в своем «Послании на Угру» призвал Ивана III не слушать советников, которые «советуют не противиться супостатам» а последовать образцу князей-предшественников, которые «не только обороняли Русскую землю от поганых (не христиан. – «Газета.Ru»), но и иные страны подчиняли».

Впоследствии пронизанное патриотическими идеями послание Вассиана сделалось образцом для жанра посланий духовных деятелей царям.

Получив вести о том, что для похода на Русь хан Ахмат провел тотальную мобилизацию и положительных сил для защиты Большой Орды не оставалось, Иван III организовал десант под командованием князя Василия Ноздроватого-Звенигородского, который на челнах спустился по Оке и дальше по Волге, разгромив вражескую столицу Новый Сарай. Вместе с русскими в неожиданной атаке в тыл ордынцам участвовали крымские татары.

С наступлением мороз Угра начала замерзать: с каждым днем ее русло все крепче сковывал лед. Воеводы обоих лагерей сильно нервничали, опасаясь неожиданного нападения противника. В случае поражения войск Ивана III хану Ахмату открывался прямой путь на Москву. Не было уверенности, что с тыла не стукнет недавно покоренный, но затаивший обиду на великого князя Новгород. Взвесив все риски, 28 октября Иван III приказал отводить армию от Угры к Боровску, какой в условиях зимы представлял собой более выгодную оборонительную позицию.

На самом деле Ахмат не меньше боялся предстоящей битвы. Его бойцов поразила эпидемия дизентерии, их моральный дух падал, а запасы фуража для лошадей и провианта для людей неумолимо подходили к концу. Всерьез беспокоили хана и успехи русского десанта в своих владениях. Ахмат неправильно понял маневр великого князя, посчитав, что русские освобождают ему собственный берег для генерального сражения. Но Орда была утомлена длительной войной. Вместо ожидаемого Иваном III нападения 11 ноября 1480 года ордынцы перебеги к отступлению. Морозы заставили их спешить с возвращением в свои южные кочевья.

Пораженные русские сформировали ударные отряды и начали погоня. На обратном пути в Большую Орду войска Ахмата разгромили 12 литовских городов в качестве мести Казимиру IV за неоказанную поддержку.

На Руси невообразимую развязку приписали заступничеству Богородицы. Легенду сочинила церковь, не желавшая возвышения великого князя и московских ратников как один-единственных героев кампании. Получалось, русские бежали с Угры к Москве, боясь ордынцев, а ордынцы бежали в степи, боясь русских. По суждению историков, стояние на Угре все же венчали боевые действия с применением отдельных частей армий.

По всей реке возвели храмы в честь избавления от ордынцев — «пояс Богородицы». Иван III с сыном и войском вернулся в Москву как триумфатор.

А хана Ахмата спустя несколько месяцев уложили в Орде заговорщики.

«Согласно летописным данным, из Кременца Иван III со всей армией перешел в Боровск, — отмечал Скрынников. — Отдельный историки считают, что он совершил искусный военный маневр, надежно прикрыв подступы к Москве. Однако такая оценка едва-едва ли основательна. К моменту прихода Ивана III в Боровск отпала надобность в каких бы то ни было маневрах. Король Казимир так и не собрался на брань, а Орда исчезла в степях. Ахмат-хан после отступления распустил свои войска на зимовку, за что и поплатился головой. Ногайские князья воспользовались оплошностью соперника, исподтишка налетели на ханскую «вежу» и убили Ахмат-хана. Одержав победу на Угре, русский народ покончил с ненавистным иноземным игом. Знаменитое «стояние на Угре» пришло важнейшим рубежом в истории России».

Через пять лет после стояния на Угре Иван III сделал решающий шаг к окончательному союзу русских земель, присоединив Тверское княжество.

Источник

Вам также может понравиться