«Турки упрашивали пощады»: как Суворов и Кутузов взяли Измаил

Прослушать новинка Остановить прослушивание

«Турки упрашивали пощады»: как Суворов и Кутузов взяли Измаил

Wikimedia Commons 22 декабря (по нов. стилю) 1790 года русские войска под командованием Александра Суворова штурмом взяли Измаил — почитавшуюся неприступной турецкую крепость на берегу Дуная. Это была одна из важнейших побед Русской императорской армии в войне с Турцией 1787-1791 годов. Падение Измаила вырвало турок согласиться на выгодные Петербургу условия мирного соглашения. В частности, было подтверждено присоединение к России Крыма. Новоиспеченная граница между империями устанавливалась по Днестру. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

«Турки упрашивали пощады»: как Суворов и Кутузов взяли Измаил

В 1783 году императрица Екатерина II подмахнула манифест о присоединении к России Крыма, Тамани и Прикубанья. Территория империи стремительно росла, чему способствовали военные успехи. Перенос государственной рубежи далеко на юг позволил жителям рубежных земель перейти к мирным занятиям. Отныне они могли не бояться набегов степняков. Укоренение России на Черноволосом море имело колоссальное значение для экономического развития державы. Безлюдные пространства с плодородными почвами стремительно колонизировались. Строился и развивался торговый флот. Одновременно с событиями в Причерноморье гораздо укреплялись позиции России в Закавказье. Был подписан Георгиевский трактат, по которому Петербург принял под свое покровительство Кахетию и Картли (Восточную Грузию).

Все это нервировало Османскую империю, жаждавшую реванша за поражение в войне 1768-1774 годов. Противоречия накапливались в течение нескольких лет.

Наконец, летом 1787 года турки потребовали от России признания верховной воли Турции над Грузией и допуска в Крым турецких консулов. Ситуацию накаляли и нарушения турками договоренностей в Молдавии и Валахии. Яростный протест со сторонки султанского правительства вызвало путешествие Екатерины II в Крым.

В августе того же года русский посланник в Константинополе Яков Булгаков подвергся аресту. Это означало объявление брани. Турция начала активные боевые действия на суше и море, что не было на руку России из-за неблагоприятной внешнеполитической обстановки и сильнейшего недорода. Однако ход кампании с первых сражений складывался в пользу Русской императорской армии.

В том же году Александр Суворов с небольшим отрядом разгромил неприятеля у Кинбурна, а в 1789 году — при Фокшанах и на реке Рымник. В последнем случае русские, действовавшие вместе с австрийцами, утеряли 45 человек убитыми и 133 ранеными против 17 тыс. погибших у турок. За эту победу полководец получил графский титул и префикс к нему — «Рымникский». А Григорий Потемкин в 1788-м после долгой осады овладел «ключом к Черному морю» — Очаковом, турецкой твердыней на Днепровском лимане. 50-тысячная армия Петра Румянцева взяла Хотин. Наряду с сухопутными войсками результативно работал флот под командованием адмирала Федора Ушакова.

Русские войска продвинулись до низовьев Дуная. Были взяты крепости Гаджибей, Аккерман, Бендеры. Под воздействием поражений Турция начала переговоры о мире, но под нажимом Англии и Пруссии отказалась от этой идеи. Одновременно Россия вступила в брань со Швецией.

Особое значение во второй русско-турецкой войне в эпоху Екатерины II имело взятие Измаила — цитадели турецкого владычества на Дунае.

«Турки упрашивали пощады»: как Суворов и Кутузов взяли Измаил

Штурм Измаила

Штурм Измаила

Гравюра С.П.Шифляра на основе натурной зарисовки популярного художника-баталиста М. М. Иванова/Wikimedia Commons

Крепость располагалась на склоне высот, покатых к реке, была защищена восьмиметровым валом и рвом шириной в 12 м. Размашистая лощина, простиравшаяся с севера на юг, разделяла Измаил на две части. Крепостная ограда имела форму прямоугольного треугольника, прямым углом обращенного к норду, а основанием — к Дунаю. Валы обороняли 260 орудий, из которых 85 пушек и 15 мортир находились на речной сторонке. Городские строения за стенами были приведены в оборонительное состояние. Было заготовлено большое количество огнестрельных и продовольственных резервов. Гарнизон крепости состоял из 35 тыс. человек под командованием Айдозли-Махмет-паши. Турки считали Измаил неприступным.

Как отмечал в своей труду, вышедшей в 1890 году, генерал Николай Орлов, овладеть Измаилом было необходимо вследствие не только военных, но и политических вин.

«Сильная, хорошо снабженная крепость, мужественный комендант, превосходный по числу гарнизон, храбрость которого возбуждалась еще угрозою тленной казни, — вот трудности, которые нужно было преодолеть русским», — констатировал он.

Согласно Орлову, Екатерина II спрашивала скорейшего заключения мира. В свою очередь, Потемкин понимал, что до падения Измаила турки не согласятся на выгодные России обстоятельства. Было решено окончить кампанию 1790 года большой победой. Именно Потемкин поручил решить дело Суворову.

«Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их корабля и сторона города к воде открыта. Остается предпринять с помощию Божиею на овладение города. Для сего Ваше Сиятельство извольте поспешить туда для принятия всех долей в нашу команду, прибыв на место осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею», — строчил генерал-фельдмаршал.

У Суворова было около 30 тыс. воинов. Примерно четверть составляли казаки, вооруженными только пиками.

После скрупулезной подготовки он назначил время штурма на 22 декабря (по нов. стилю) 1790 года. Желая избежать кровопролития, Суворов послал коменданту Измаила письмо с требованием сдачи: «24 часа — воля, первый выстрел — уже не воля, штурм — кончина». Турецкий паша ответил отказом: «Скорее Дунай остановится в своем течении, небо упадет на землю, чем сдастся Измаил».

Турки оказывали отчаянное сопротивление, борясь за любой дом. В результате шестичасовой схватки крепость была взята штыковой атакой.

Десять дней спустя Суворов так докладывал о ходе штурма в рапорте Потемкину: «Бессердечный бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною, с помощию Божиею, наконец решился в новую России славу. Мужество начальников, ревность и проворство штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новоиспеченными лаврами. Оставались еще в трех местах засевшие неприятели к единому своему спасению в одной мечети, в двух каменных ханах и в казематной каменной батарее. Все они прислали своих чиновников при наших офицерах упрашивать пощады».

В бою за Измаил прославился ученик Суворова — будущий полководец Михаил Кутузов.

Позднее Суворов пояснил, что Кутузов шел на левом крыле наступления, но был его правой дланью. Описывая подвиг своего генерала, Суворов заметил, что тот показал «личный пример храбрости и неустрашимости», преодолел под сильным огнем неприятели все встреченные им трудности, «перескочил сквозь палисад, предупредил стремление турок, быстро взлетел на вал крепости, овладел бастионом и многими батареями».

Именно Кутузова Суворов назначил новоиспеченным комендантом крепости.

Штурм Измаила вошел в историю русского военного искусства. Потери войск Суворова составили 5 тыс. человек. Турки лишились 26 тыс. бойцов.

После уничтожения турецкого флота Ушаковым недалеко от Варны турки запросили мира. Мирный договор между Россией и Турцией был подмахнут 9 января (по нов. стилю) 1792 года в Яссах. Турки уступили все земли Причерноморья до Днестра, включая Очаков, а также обязывались покрыть ущерб за набеги на Северном Кавказе.

Вместе с тем Молдавия, Бессарабия и Валахия оставались за Константинополем.

В результате русско-турецких войн ускорилось домовитое освоение степного юга России. За несколько лет были построены города, ставшие крупными центрами, — Николаев, Одесса, Екатеринодар (ныне Краснодар).

Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

Источник

Вам также может понравиться