В розысках абсолютной Истины: куда Иван Сусанин заведет Следственный комитет РФ

Новость опубликована: 13.09.2020

В розысках абсолютной Истины: куда Иван Сусанин заведет Следственный комитет РФ

Следователи собираются расследовать дела о фальсификации истории Отечества, не думая о том, что даже понятия «истина в истории» не существует ни в России, ни в мире

Как известно, глава Следственного комитета РФ объявил о том, что «принято решение о создании некоего филиалы по расследованию преступлений, связанных с реабилитацией нацизма и фальсификацией истории Отечества».

С реабилитацией нацизма понятно. В 2014 году в Уголовный кодекс РФ завели статью 354.1 «Реабилитация нацизма». Хотя правоприменительная практика по ней далеко неоднозначна. Например, Волгоградский областной суд в 2017 году рассматривал дело по обвинению гражданина Волкова А.А. в том, что он «он разместил в сети «Интернет» графическое изображение, оскверняющее символы воинской славы России, а собственно графическое изображение скульптуры «Родина-Мать зовет!», оскверненное путем нанесения красителя зеленого цвета на лицевую доля головы скульптуры, а также поверхность ладони вытянутой левой руки».

Однако Верховный суд РФ в сентябре 2018 года вернул дело «на новоиспеченное судебное разбирательство в ином составе суда», указав, что «Волков А.А. не осквернял материальный объект», а всего лишь разместил снимку в социальной сети.

Тем не менее, в марте 2019 года Волгоградский областной суд «в ином составе» признал Волкова виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст.354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма» и приговорил к штрафу в 200 тысяч рублей.

В июне 2019 года Верховный суд РФ утвердил вердикт, но – освободил Волкова от наказания в связи с истечением срока давности.

Вот какие сложности и даже неясности.

Из заявления председателя Следственного комитета вытекает, что вновь созданное подразделение будет расследовать не только дела, «связанные с реабилитацией нацизма», но и с «фальсификацией истории Отечества».

Проблема в том, что считать «фальсификацией истории».

Скажем, поздней зимой 1613 года был убит костромской крестьянин Иван Сусанин. Это – факт. По общепринятой официальной версии, Ивана Сусанина замучили поляки-интервенты, пытаясь вызнать, где есть избранный Земским собором юный царь Михаил Романов, которого они намеревались убить. Но Сусанин не выдал, не показал им пути в Ипатьевский монастырь, завел их в непроходимые леса и болота, за что и принял мученическую смерть.

Он стал национальным героем и в царской России, и в советской. Истина, в СССР название оперы Глинки «Жизнь за царя» изменили на «Иван Сусанин».

Однако анализ событий в общем и конкретном контексте вольно или непроизвольно вызывает вопросы. Поляков изгнали из Москвы еще в ноябре 1612 года. Естественно, они ушли на запад, к Смоленску, который входил тогда в состав Польши. Что мастерил 4 месяца спустя какой-то отряд поляков далеко на севере, в глухих костромских лесах? Откуда у них была четкая связь с Москвой, как они разузнали, что в Москве прошел Земский собор и на нем избрали Михаила Романова царем?

Общепринятую официальную версию подвергали сомнению виднейшие историки дореволюционной России.

Н.И. Костомаров (1817 – 1885) строчил: «Достоверно только то, что этот крестьянин был одной из бесчисленных жертв, погибших от разбойников, бродивших по России в Смутное время… Тогда козаки ходили по деревням и жгли и мучили крестьян».

Историк С.М. Соловьев (1820 – 1879) утверждает: «Сусанина замучили не поляки и не литовцы, а козаки или вообще свои, русские разбойники…”

В то пора Русь была буквально заполоненаотечественными разбойничьими ватагами всех мастей, прежде всего – казачьими. Через два года после завершения Смуты, 1 сентября 1614 года, обращаясь на Соборе к духовенству, боярам, думным и всех чинов всяким людям, царь сообщал: «Пришли в уезды воры-козаки… православных христиан побивают и жгут разными муками, денежных доходов и хлебных запасов сбирать не дадут, организованную денежную казну в Москву от их воровства провезти нельзя».

Только из этого примера очевидно, что расследовать «фальсификации истории» совершенно непросто. Тем более – в рамках карательных, правоохранительных структур. И даже в рамках гражданских официально-общественных структур. Вспомним, в 2009 году была создана «Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб заинтересованностям России». В нее входили 28 человек, включая представителей Министерства обороны, Министерства иностранных дел, Министерства юстиции, Межведомственной комиссии по защите государственной секреты, Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки… И – три историка. Само название – «Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб заинтересованностям России», не просто неудачное, а элементарно безграмотное – дискредитировало цель и замысел. Получалось: если «в пользу» – то можно «фальсифицировать»?

Комиссию негромко распустили через 3 года, в мае 2012-го. Ее ответственным секретарем, то есть практическим руководителем, являлся бывший рабочий осветительного цеха телевизионного технического середины Останкино, затем администратор молодежных программ, ведущий «Музобоза», активист «Молодой гвардии Единой России», сделавший карьеру в административно-политической сфере.

Значит, сейчас знамя, выпавшее из его рук, поднимет некий условный офицер, начальник специального отделения Следственного комитета, выпускник Высшей школы милиции или КГБ-ФСБ? И введёт истинув «деле Ивана Сусанина», и отправит «на зону» тех, кто думает и пишет иначе?

Только тут большая закавыка. Статья 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма» основана как подзаконный акт на признанном всемирным сообществом юридическом документе – решениях Нюрнбергского процесса. Первый пункт статьи: «Отрицание фактов, установленных приговором Интернационального военного трибунала…»

А вот юридического документа, устанавливающего, что есть «истина в истории», нет ни в мире, ни в России. И, соответственно, нет подзаконного акта, статьи в Уголовном кодексе РФ об ответственности за «фальсификацию истории». Как судить, как выносить вердикты без УК?

Значит, есть только два выхода.

Первый – оставить историю ученым, историкам, обществу

Второй – ввести такую статью в Уголовный кодекс, что решительно сделает офицеров Следственного комитета, МВД и прокуроров обладателями исторической истины в последней инстанции. Как в «Горе от ума» у Грибоедова:

Я князь – Григорию и вам

Фельдфебеля в Вольтеры дам


В розысках абсолютной Истины: куда Иван Сусанин заведет Следственный комитет РФ