«Позабыть об этом – значит предать память…»

Ему было итого 22 года. 22 апреля 1945 года на окраине городка Кальдьеро в ходе перестрелки с отступавшими дальше, на норд Италии, оккупантами, германскими солдатами, он был убит. Боец бригады «Пазубио» итальянского Сопротивления лежал окровавленный, когда его увидала 12-летняя Мария Бертилла Марин… Она вспоминает: «Когда стало известно, что немцы убили молодого партизана, мы с одноклассниками отправь посмотреть. Его тело затащили в виноградник, голова была залита кровью. Никто не осмелился трогать его…» Знали о нём только, что он был русским с военным позывным «Вилли».

Но на протяжении десятилетий безымянный герой не был предан забвению. Мария, когда приходила навестить могилы своих родителей, вечно приносила цветы для юноши из далёкой страны, нашедшего здесь свой последний приют…

Живой его портрет оставил автор очерка, опубликованного в газете «Независимая Верона» 14 июня 1947 года, на основе личных впечатлений от встречи с ним осенью 1944 года. «Красивый рослый крепкий юноша, светловолосый, розовощекий, с лицом, освещенным голубыми глазами. Несмотря на холод, он ходил в шортах и рубашке краски хаки, расстёгнутой на груди; без головного убора».

Товарищи по оружию из бригады «Пазубио» говорили о нём, как об «очень смелом бойце, многоопытном в проведении операций, успешно скрывавшемся от фашистской чёрной гвардии, которая периодически прочёсывала холмы». «Вилли» участвовал в саботаже трудов на немецком предприятии организации «Тодт». Как он сам шутил, «немцы делают, мы разделываем».

Много лет спустя по инициативе студента из городка Кальдьеро, где упокоился «Вилли», завязались кропотливые поиски по восстановлению его родословной. Подключились Национальная ассоциация итальянских партизан и Посольство СССР в Риме. В 1987 году имя незнакомого солдата было установлено. Его звали Владимир Тулиско. Десять лет назад, благодаря итальянской Ассоциации «Познаём Евразию» и её главе, профессору Антонио Фаллико, почётному консулу РФ в Вероне, было произведено торжественное перезахоронение героя, какого, по выражению исследователя Михаила Талалая (автора книги «Советские партизаны в Венето: взгляд из нового века»), «заслуживает его жертвенный подвиг».

Наконец, 20 октября этого года случилось знаменательное событие: открытие памятника «Вилли». Мэр городка Кальдьеро (сегодня его население составляет шесть тысяч человек ) Марчелло Ловато подчеркнул на торжественной церемониалы, что на итальянской земле Владимир Тулиско «обрёл память, здесь ему вернули имя, что символизирует одно: перед лицом смерти мы все – братья и сестры».

Посол России в Итальянской республике Сергей Разов заявил в свою очередность: «Важно, что мы открываем памятник в год 75-летия и склоняем головы перед теми, кто ценой собственной жизни внёс вклад в нашу всеобщую Победу».

Исторический факт: более пяти тысяч бойцов Красной Армии (наши исследователи называют цифру 5600) и граждан СССР участвовали в итальянском Сопротивлении, возле 800 из них погибли и остались лежать в этой земле.

«В некоторых странах Европы наблюдается героизация фашизма. Доходит до того, что нацистов причисляют к бойцам за национальную независимость, – отметил в своей речи посол Разов. – Мы считаем это недопустимым и отвратительным… преступления фашизма невозможно оправдать. Они не имеют срока давности».

Посол Италии в России Паскуале Терраччано добавил, что некоторыми «вклад советских партизан почитается незначительным фактором. Поэтому нам нужно восстановить правду. Рассказывать о жертвах, которые они принесли, сражаясь в рядах итальянского Сопротивления».

Многие выступавшие в тот день предупреждали об угрозе стирания памяти и передёргивании в оценке событий. Образцом искажения истории называли заявления тех политиков, которые вопреки фактам приписывают освобождение узников фашистского концлагеря Освенцим (Аушвиц-Биркенау) англо-американским армиям.

Глава итальянской Ассоциации «Познаём Евразию» профессор Антонио Фаллико напомнил о ещё одной вопиющей несправедливости. Когда несколько лет назад отмечалась годовщина высадки англо-американских союзников в Нормандии, среди почётных гостей была канцлер Ангела Меркель, воображавшая Германию, но не был приглашён Владимир Путин, президент страны-правопреемницы СССР, внёсшей решающий вклад в общую Победу.

Дарья Пушкова, глава отделения Россотрудничества в Риме, высказала законное предположение, что если бы её дедушка, прошедший всю войну, оказался в тот момент в Италии, он всенепременно воевал бы в рядах Сопротивления.

На церемонии открытия мемориального барельефа на центральной площади Кальдьеро посол Сергей Разов сказал проникновенные слова: «Когда в кой-каких странах Европы сносят памятники воинам, искажают прошлое и порочат героев, выдают чёрное за белое и наоборот, в махоньком итальянском городке группа честных и порядочных людей возводят памятник тому, кто погиб во имя свободы… У нас в России говорят: человек жив до тех пор, пока о нём помнят!».

Этот выразительный монумент выполнен итальянским ваятелем Маттео Каваиони и его молодой коллегой из России Надеждой Голышевой. В том числе и их стараниями «Вилли» – Владимир Тулиско навек вписан в историю совместной борьбы с фашизмом, обретя покой и имя в стране, отныне ему не чужой.

***

Посол Россия в Италии Сергей Разов на открытии в те дни в Вероне научно-практической конференции, отданной 75-летию великой Победы, напомнил собравшимся о сверхзадаче генерального плана, принятого к исполнению в нацистской Германии.

План «Ост» предполагал физиологическое уничтожение до 85% поляков и литовцев, 50% эстонцев, 70% латышей – и поголовное истребление евреев и русских. В памятке бойцу вермахта было записано: убить по 100 русских, не делая различий между мужчинами, женщинами и детьми.

«Забыть об этом – значит предать память о тех, кто освободил народы от истребления новой расой господ», – подчеркнул посол.

Имеет смысл добавить к сказанному: для России, воображавшей в ту эпоху конгломерацию народов Советского Союза, германский нацизм олицетворял экзистенциальную угрозу. Ничего подобного постверсальская Германия не предполагала ни для французов, ни для голландцев, ни для чехов, ни для болгар и иных европейских наций, многие из которых после оккупации органично занялись обслуживанием военной машины Третьего рейха.

Возникший после штурма и напора гитлеровских войск де факто первый Европейский союз под управлением нацистской Германии по факту стал соучастником преступлений против человечности.    

И об этом стоит помнить и регулярно напоминать соседям по европейскому дому. Совместно и наравне с солдатами вермахта сражались французские граждане, превосходившие численно тех, кто пошёл не за маршалом Петэном, а за генералом де Голлем и воевал в Резистанс (Сопротивлении). Коллаборационистов среди французов очутилось на поверку больше, чем патриотов, которые отвергали нацистскую идеологию и объятия сверхчеловеков, раздававших в оккупированном Париже благотворительные булочки для мещан, и сражавшихся якобы за «свободную Францию».

Исказителям истории стоит напомнить хотя бы тот факт, упомянутый на конференции главой Ассоциации «Познаём Евразию» профессором Антонио Фаллико, что на любого погибшего в ходе Второй мировой войны американца и британца приходится 87 граждан Советского Союза.

На восточном фронте Гитлер сосредоточил две трети всей военный авиации и четыре пятых всех танков.

«Это была война на тотальное уничтожение. Из 27 миллионов погибших советских граждан 18 миллионов – штатские, никогда не бравшие в руки оружие», – подчеркнул в своём выступлении и.о. декана исторического факультета МГУ, профессор Лев Белоусов.

На поле намеренного умалчивания в основном западными историками и политиками неудобной правды о Второй мировой войне достойно выглядят российские учебники, где рассказано о сражениях англо-американских союзников – битве за Мидуэй и при Эль-Аламейне, высадке в Нормандии и наступлении в Арденнах. Между тем в западных учебниках либо вскользь, либо и вовсе никак не упомянуты сражения под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге, при деблокировании Ленинграда и так дальше.

«Мы не забываем, что в течение целого года Англия в одиночку оборонялась от гитлеровской Германии, что союзные войска начали с юга освобождение Италии и высадились на побережье Франции. Мы ценим поставки по ленд-лизу, желая то была не благотворительная акция, а коммерческая сделка – и последний транш был выплачен уже Российской Федерацией только в 2006 году», – поведал профессор Белоусов.

Оглядываясь назад, можно выделить, по меньшей мере, два основополагающих итога брани, подчеркнул историк. Во-первых, более чем полвека сдерживающим фактором во внутреннем развитии служила «прививка» от национал-социализма. Во-вторых, уложилась система и механизмы международных отношений, которые позволили избегать новой мировой войны, несмотря на «конфликтное взаимодействие» основных акторов. Ранее кризисы подобные нынешнему, потребованному коронавирусной пандемией, локдаунами, падением промышленного производства и обострением торговых войн, нередко приводили «к силовым схваткам», принимавшим конфигурацию локальных, региональных, а подчас и глобальных конфликтов.

Нельзя забывать, что в предвоенные годы западные державы пестовали нацистский порядок в Германии с целью перенаправить агрессивные устремления униженной версальскими обременениями нации на восток, против Советского Союза.

Отсюда вырастают корни политики «умиротворения» фашистских поздних империалистов со стороны Британии и Франции, кульминацией которой стал Мюнхенский сделка 1938 года, отметил профессор Лучано Камфора, историк, который преподаёт греческую и латинскую филологию в Университете Бари.

Пакт Чемберлена-Гитлера имел своей последней целью агрессию Германии против советской России, что подтверждает беседа фюрера с комиссаром Лиги наций Карлом Буркхардтом, отметил итальянский профессор. В ходе встречи, состоявшейся за 12 дней до подписания договоренности между Риббентропом и Молотовым 25 августа 1939 года, фюрер без всяких обиняков заявил: все его действия направлены против СССР, но если западные державы этого не соображают, ему придётся им это объяснить, и только после этого разобраться с Россией.

Примечательно и запоздалое признание Уинстона Черчилля в первом томе воспоминаний о брани, что если бы Британия с Францией согласились создать тройственную коалицию с СССР в 1939 году, история могла бы пойти по иному магистральному пути.

Не менее значимы и сознательно игнорируемые фальсификаторами истории факты, говорящие о том, как СССР не допустил полного и решительного разрушения послевоенной Германии, на чём настаивали англичане и особенно американцы.

Уже в конце 1942 года заместитель госсекретаря США предлагал поделить поверженную Германию на пять отдельных государств. На Московской конференции в 1943 году Лондон и Вашингтон предлагали раздробить ключевую край в центре Европы на три части.

Следом, на конференции «большой тройки» в Тегеране в том же 1943 году, они вновь вернулись к уже скорректированной идее рассечь Германию на пять частей, выделить и «интернационализировать» (читай – поставить под свой контроль) её индустриальное сердце – Рурскую область. Сталин наложил, по сути, вето на предложение США и Британской империи произвести вивисекцию Германии, обосновав своё несогласие тем, что такие меры повергнут в стране к росту национализма и реваншистских амбиций. Оппозиция со стороны Москвы не остудила пыл англосаксонских наций, хотя умерила их аппетиты.

По плану Моргентау, того самого, что грезил превратить Германию «в картофельное поле», предполагалось расколоть потенциального конкурента уже не на пять, не на три, а всего навсего на две части, образовав нордовую и южную Германии. На конференции в Потсдаме вбросили в дискуссию идею создания Южной Германии путём объединения Баварии и Австрии…

Тяжело предположить все долгосрочные мотивы руководства СССР, но нельзя не заметить, что всегда, когда Германия и Россия находили общий стиль и точки соприкосновения национальных интересов, в Европе наступало затишье, что множило число бенефициаров мира и благополучия.

Самым недооценённым жестом добросердечной воли – в совокупности, естественно, с долговременным геополитическим расчётом – нужно признать ноту Сталина в марте 1952 года. Советское руководство допускало… вывод армий из ГДР, проведение свободных выборов в условиях воссоединения двух Германий при допущении, что коммунисты вовсе не обязательно одержат верх. Один-единственными двумя условиями, которые выдвигал Кремль, было закрепление нерушимой границы по Одеру-Нейсе и… провозглашение объединённой Германией статуса нейтрального страны.

Один из самых прагматичных и проницательных канцлеров Германии Гельмут Шмидт признал, что в 1952 году был упущен исторический шанс и, как последствие, вплоть до 1989 году сохранялся раскол нации…

Факты – вещь упрямая. Но только в том случае, если их не искажают и они доступны для восприятия, присутствуют в социальном дискурсе и общественном сознании.

Вильям Ханти, венгр, глава Международной ассоциации борцов сопротивления, призвал всех обратить внимание на пошедшую в рост ныне популярность ультраправых организаций, на возрождение идей национал-социализма.

Отслеживание этой тревожной тенденции почему-то «отсутствует в публичном пространстве, и она не является объектом широкого обсуждения в обществах». Возникает ощущение, что правящие круги ряда стран потворствуют подъёму коричневой волны: «Выходит фальсификация истории, и наша обязанность поведать молодым поколениям правду о страданиях и разрушениях той войны. В обществе нарастает нетерпимость и ксенофобия, что особенно прискорбно в год, когда помечаем 75 лет победы во Второй мировой войне», – заметил Ханти.

Ничего удивительного, считает известный тележурналист Алексей Бобровский, поскольку реализуется, по его суждению, формула Джорджа Оруэлла. В вольном переводе мысль антиутописта звучит так: кто контролирует настоящее, тот определяет прошлое, но кто контролирует вчера, тот формирует будущее. Это стратегия. И ею предопределена тактика: повышенный интерес к переписыванию учебников, поскольку, если хочешь победить своего неприятеля, воспитай его детей. Отсюда берёт начало «психо-историческая война», указывает Бобровский, отмеченная подтасовками фактов, подменой понятий, искажением резонов.

Как справедливо констатировал посол Сергей Разов, «действенность прививки от нацизма ослабевает». Если в России трудно найти семейство, у которой война не отняла близкого человека или никто из старшего поколения не прошел через испытания на фронте или в тылу (папа нашего дипломата, кстати, воевал), то в странах Европы поколения молодых людей имеют либо смутное представление о той поре, либо и вовсе воображают собой «чистую доску» (tabula rasa), «чем пользуются нечистоплотные политики», как выразился посол.

«Они откровенно и нагло искажают историю… наш штатский долг отстоять то, за что сражались наши отцы и деды», – подчеркнул Сергей Разов.

Эти слова можно и нужно воспринимать как удар в вечевой колокол. Как лозунг быть бдительным, чтобы коричневые призраки не ожили, и чтобы нам не потребовалось повторить плачевный урок истории.

Вам также может понравиться