Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Новость опубликована: 07.02.2019

Завязавшаяся наконец-то постройка броненосца «Екатерина II» ознаменовала собой новую веху в истории Черноморского флота и Николаевского адмиралтейства. Закладывалась основа полноценных военно-морских сил России на полуденном направлении вместо фактически импровизированных.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Броненосный корабль «Екатерина II». Рисунок В. В. Игнациуса из альбома «Русский флот»

Осуществление кораблестроительной программы шло с вящими трудностями и с неизбежными задержками. Приходилось изощренно лавировать между необходимостью строить современные сложные и дорогие корабли и неистребимым стремлением доли руководства к пресловутой экономии. Причем зачастую подобная экономия приносила больше вреда, чем пользы. Не стоит забывать, что бывшие кораблестроительные и промышленные мощности не были готовы к новым требованиям.

«Екатерина II» и другие

Первая партия стали для головного черноморского броненосца пришла в Николаев в феврале 1883 года, и вскоре началась ее обработка. 14 июня того же года в недавно построенном эллинге №7 Николаевского адмиралтейства пролетарии верфи приступили к сборке листов горизонтального киля. Новый корабль пока не имел официального названия. Спустя две недели в Севастополе на верфи РОПиТ завязалось строительство еще двух однотипных броненосцев.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Игнациус В. В. Броненосный корабль «Синоп», третий корабль в серии типа «Екатерина II»

Однако к этому моменту у вице-адмирала Ивана Алексеевича Шестакова, правящего Морским министерством и движущей силы возрождения Черноморского флота, в очередной раз изменились взгляды на уже неоднократно пересмотренный проект броненосца. Проект опять начали перекраивать.

Шестаков распорядился убавить количество стволов главного калибра с шести до четырех, причем все они должны были теперь располагаться вместо барбетов в одноорудийных затворённых башнях системы французской фирмы «Forges et chantiers de la Mediterranee» («Кузницы и верфи Средиземноморья»). Чуть запоздалее это решение было пересмотрено в пользу изделий концерна «Армстронг». Противоминный калибр удваивался с семи до четырнадцати 152-мм орудий с перенесением их на верхнюю палубу.

Завязалась довольно мучительная переделка уже утвержденного проекта, причем сделать это надо было в довольно сжатые сроки. К счастью, Шестаков пересмотрел вскоре свои решения насчет артиллерии, и изменения коснулись в основном бронирования. Железные 457-мм плиты в центральной доли корпуса заменялись на 406-мм сталежелезные. Далее к носу и корме их толщина снижалась до 305 мм и достигала 203 мм в носу и 152 мм в корме. В итоге водоизмещение корабля даже несколько превысило оценку в 10 тыс. тонн.

Все броневые плиты в количестве 137 штук были заказаны британской фирме «Ч. Кэммел и К» в Шеффилде. К слову, собственно она изготавливала в свое время броню и для «Петра Великого». Также в Англии были заказаны два снижающихся станка под 305-мм орудия основного калибра, по образцу которых Обуховский завод должен был освоить собственное производство. Изготовление комплекта механизмов для николаевского броненосца возлагалось на Балтийский завод в Санкт-Петербурге.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Панцирь для севастопольских кораблей также заказали «Ч. Кэммел и К». Кроме упомянутых 137 плит для Николаевского адмиралтейства эта фирма должна была изготовить 265 плит для севастопольских броненосцев – всеобщим сроком в два года. Механизмы для этих кораблей, в отличие от николаевского, также заказали в Англии.

В самый разгар проектных страстностей 3 октября 1883 года приказом по Морскому ведомству броненосцу, строящемуся в Николаевском адмиралтействе, было присвоено наименование «Екатерина II».

Стройка первого черноморского броненосца проходило сложно. Николаевское адмиралтейство не имело опыта постройки таких больших и сложных кораблей. Продукция Брянского завода, отвечающего за изготовление сделались для корпуса, поступала нередко с большими опозданиями. Постоянно вносимые в проект изменения создавали задержки в изготовлении чертежей. Свою лепту в замедление темпов стройки вносил и традиционный дефицит квалифицированных кадров. В итоге стапельный период работ на «Екатерине II» затянулся почти на три года.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Весной 1885 года конструкция корпуса была доведена до батарейной палубы, и введены почти все водонепроницаемые переборки. Их испытание было порчено провести капитану 1-го ранга Степану Осиповичу Макарову. Будущий созидатель «Ермака» подошел к делу со свойственной ему энергией и тщательностью. Комплекс испытаний показал недостаточную прочность водонепроницаемых переборок, отдельный из которых даже прогибались под напором воды.

В результате некоторое время ушло на вносимые в их конструкцию изменения. «Надо лишь, чтобы переборки, которые проектированы непроницаемыми для воды, были действительно непроницаемые», – писал Степан Осипович в рапорте вице-адмиралу Шестакову.

Весной 1886 года «Екатерину II» начали стряпать к спуску. Практики по спуску таких крупных кораблей в узости реки Ингул у Николаевского адмиралтейства не было, и поэтому адресовались к зарубежному опыту. Предстояло изготовить и смонтировать специальную задерживающую систему, состоявшую из прочных пеньковых тросов, поочередно протягивающихся сквозь систему блоков и приспособлений. Затем тросы разрывались и частично гасили энергию спускаемого корабля. Корпус броненосца как бы держался от стремительного схождения в воду.

Процедуры спуска «Екатерины II» и однотипной «Чесмы» в Севастополе должны были проходить в торжественной обстановке в наличье Александра III и членов императорской фамилии. Так сложилось, что весной 1886 года государь вместе с семьей прибыл на отдых в Крым и в мае посетил Севастополь. Из-за этого «Чесма» сошла на воду ранее, чем полностью готовая и ожидающая августейших персон «Екатерина II», хотя спуск николаевского броненосца был запланирован первым.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Броненосный корабль «Чесма», другой в серии типа «Екатерина II». Рисунок В. В. Игнациуса из альбома «Русский флот»

«Воля и помыслы Мои направлены к мирному развитию общенародного Благоденствия; но обстоятельства могут затруднить исполнение моих желаний и вынудить Меня на вооруженную защиту Государственного достоинства», – говорилось в императорском распоряженье перед спуском «Чесмы».

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Броненосец «Синоп», третий корабль в серии типа «Екатерина II», перед спуском на воду. Верфь РОПиТ в Севастополе, 1887 г.

6 мая 1886 г. Александр III и сопровождающие его лики на пароходе «Эриклик» под эскортом крейсера «Память Меркурия» и корвета «Забияка» из Севастополя отправились в Николаев. Спуск «Екатерины II» был назначен на 10 мая. Броненосец начинов сходить со стапеля, но, пройдя две трети длины, остановился. Как оказалось, это случилось из-за течения Ингула, навалившего корпус левым бортом, отчего спусковые полозья притиснулись к направляющим раскосинам. Ситуация зависла в прямом и в переносном смысле этого слова.

В качестве мер по выходу из трудного положения в Николаевском адмиралтействе предложили смонтировать на товарищем берегу мощные шпили, чтобы стянуть корабль в реку. По самым скромным прикидкам на эту операцию должно было удалиться не менее 10 дней. Однако всё произошло само собой. На следующий день, 11 мая 1886 года, в семь часов утра при небольшом подъеме воды в Ингуле первоначальный заложенный броненосец Черноморского флота «Екатерина II» самостоятельно сошел со стапеля.

Началась достройка корабля на плаву, которая продолжалась в Николаевском адмиралтействе до крышки 1887 года. Параллельно на реке велись интенсивные работы по расчистке и углублению дна, поскольку броненосец имел большое водоизмещение.

Запоздалее осенью «Екатерину II» отбуксировали в Севастополь, где работы на ней продолжились. В первую очередь предстояло установить артиллерийское вооружение, механизмы и иное оборудование. Только в конце 1888 г. броненосец был, наконец, введен в состав Черноморского флота, однако всесторонние его испытания продолжались.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Орудия основного калибра броненосного корабля «Георгий Победоносец», последний в серии типа «Екатерина II»

В мае 1889 года «Екатерина II» была выведена на мерную милю, где показала целую скорость хода в 14,3 узла. Ходовые и артиллерийские испытания выявили ряд конструктивных недостатков, которые впоследствии пришлось устранять в ходе эксплуатации.

Служба у «Екатерины II» была будет размеренной и не отмеченной боевыми эпизодами. В ходе капитального ремонта в 1898–1902 гг., проведенного в Севастополе, на броненосце установили новые котлы системы Бельвиля, изготовленные в Николаеве, и модернизировали основные паровые машины – с двойного на тройное расширение пара. Эти меры позволили на ходовых испытаниях осенью 1902 года уже не молодому броненосцу раскрутить ход в 15 узлов.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

«Екатерина II» в Южной бухте в Севастополе, 1890-е гг.

Осенью 1907 года «Екатерина II» была исключена из списков Черноморского флота и обезоружена. Впоследствии, после нескольких лет простоя в гавани Севастополя, бывший броненосец был продан на слом.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Броненосец «Екатерина II» на буксире уходит на разборку

Броненосцы и проливы

Повествуя о стройке первых черноморских броненосцев – «Екатерины II» и последующих кораблей этой серии, несколько отличающихся между собой, «Чесмы», «Синопа» и «Георгия Победоносца», – невозможно обойти злободневный вопрос о Черноморских проливах.

Каким бы флотом ни располагала Россия на своих южных морских рубежах, в тогдашней системе интернациональных отношений он был ограничен акваторией Черного моря. «Медведь заперт в черноморской клетке», – злорадствовала пресса одной «дружелюбной» островной монархии. В самом проекте серии русских броненосцев образа «Екатерина II» была заложена концепция их непосредственного участия в возможной десантной операции по овладению Босфором и Дарданеллами.

Первые планы сравнительно десантной операции в Черноморских проливах относятся ко времени правления императрицы Екатерины II. Заключительные годы ее правления пришлись на чрезмерно благоприятную для России политическую обстановку, когда большинство уважаемых западных партнеров было всерьез озабочено восстановлением распорядка во Франции, причем, по большей части, за счет самой Франции.

Пока императрица устраивала публичные небезуспешные представления со слезами по неимущему «брату нашему Людовику», в Николаевском адмиралтействе строились канонерки, а в Одессе создавались запасы провианта и амуниции для десантного корпуса. Швырок на юг, имевший тогда все шансы на успех, не был реализован из-за внезапной кончины Екатерины II.

Череда наполеоновских войн отодвинула проблему проливов на другой план, однако впоследствии возвращение к ней было неизбежно. В ноябре 1849 года молодой контр-адмирал великий князь Константин Николаевич, грядущий глава Морского министерства, представил докладную записку в Главный морской штаб, где предлагал свой план по овладению проливами.

Основные силы Черноморского флота, взяв на борт не менее 12 батальонов пехоты, должны были прорваться через Босфор и завладеть османской столицей и самим проливом. Константин Николаевич настаивал также на захвате Дарданелл, поскольку без их удержания русские позиции бывальщины бы шаткими. Общее число войск, задействованных в будущей операции, оценивалось в 35 тыс. человек пехоты и 10 тыс. конницы, какие предполагалось доставить к месту назначения в несколько этапов.

Такая инициатива повергла в ужас канцлера Карла Васильевича Нессельроде, яростного рутинера и сторонника покрытых исторической пылью идей Священного союза. Пока в верхах взвешивали аргументы за и против, началась Крымская брань, и в Черное море вошел англо-французский флот. Этот конфликт был Россией проигран, и она на некоторое время лишилась своего Черноморского флота.

В вытекающий раз план по захвату проливов встал на повестку дня после окончания русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Несмотря на военные успехи русской армии, итоги брани были сведены западной дипломатией к весьма скромным результатам. Император Александр II поручил генералу Эдуарду Васильевичу Тотлебену составить план захвата Босфора десантом.

Тотлебен предложил весьма храбрый и довольно простой в техническом отношении вариант. В случае новой войны десантные войска должны быть доставлены к Босфору на ходких мобилизованных пароходах РОПиТ, поскольку полноценные боевые корабли у России на Черном море были наперечет.

Гибель Александра II от бомбы народовольцев привнесла очередные коррективы в течение истории, и злополучные Босфор и Дарданеллы замелькали в политических расчетах уже в середине 80-х гг. XIX века, когда взаимоотношения России и Англии резко обострились из-за противоречий в Средней Азии и Афганистане.

Осуществление десанта предполагалось возложить на Одесский военный округ. Конкретно под операцию выделялось армий 30 тыс. человек, которых к проливам должны были доставить не менее 60 пароходов. Вторым и последующими рейсами они могли реализовать переброску подкреплений и средств снабжения. Для подобного случая еще со времен тотлебеновского плана на специальных складах Одесского порта хранился так именуемый «особый запас» – около сотни полевых орудий.

Судостроительный завод имени 61 коммунара. Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант

Айвазовский И. К. Бухта Золотой Рог, 1895 г.

Однако конфликта с Англией удалось избежать линией следования линии «конструктивного диалога». «Особый запас» остался не потревоженным до особых обстоятельств. Последние могли вполне настать в 1895 году, когда Военное и Морское министерства в очередной раз занялись планированием операции захвата Черноморских проливов. В отличие от предыдущих импровизаций, к ее разработке пришлись с возможной тщательностью.

Главный морской штаб определил широкий комплекс мер по подготовке. В него входили и увеличение «особого резерва» орудий на одесских складах, создание дополнительных запасов мин заграждения для постановок их в узкостях Босфора и Дарданелл. В «особый запас» бывальщины также включены 24 пулемета системы «Максим», количество которых собственно в действующей армии измерялось невероятно дорогостоящими считаными единицами.

Отдельно оговаривалась необходимость постройки трех специальных судов. Одно из них было бы приспособлено для быстрой погрузки и выгрузки полевой артиллерии, а два иных – для перевозки кавалерии. Фактически речь шла о прообразах более поздних десантных транспортов специальной постройки.

Все эти решения потребовали выделения из казны почти трех с половиной миллионов рублей. В июле 1895 года на совещании, где присутствовали главы военного и морского министерств и министерства иноземных дел, был окончательно решен вопрос о необходимости Босфорской операции. Руководство детальной разработкой ее плана было поручено начальнику Генерального штаба генералу Обручеву.

Русское командование мастерило ставку на внезапность. Черноморский флот, в составе которого к тому времени находились уже шесть броненосцев, должен был покинуть Севастополь в целом составе – якобы для проведения маневров. Одновременно в Одессе под видом регулярно проводившихся учений войска численностью около 30 тыс. человек грузились на пароходы Добровольного флота, какие ночью покинули бы рейд Одессы и под эскортом канонерских лодок двинулись к Босфору. Городской телеграф при этом должен был быть «неисправен».

В назначенной точке рандеву транспортный караван соединялся с кораблями Черноморского флота и шел к Босфору, где осуществлялась высадка на берег вблизи Константинополя. Босфор со сторонки Мраморного моря должен быть надежно прикрыт минными банками. Для противодействия английскому флоту (его появление ожидалось не ранее, чем сквозь сутки – двое) предусматривалось также оборудование береговых минных аппаратов и батарей, создание заграждения из поставленных на якорь пароходов, груженных порожними бочками.

Особо отмечалась возможность ведения огня броненосцами типа «Екатерина II», поставленными носом к противнику, в четыре дула главного калибра против стандартных двух на английских кораблях.

Вопрос о взятии под контроль Дарданелл особо не рассматривался – это был основной изъян плана. Однако будто злой рок играл в свои игры с русскими планами в отношении проливов. Власть в империи вновь переменилась, и новоиспеченный император стал интересоваться более проблемами политики на Дальнем Востоке, чем на близлежащем Черном море.

Все идеи, планы и проекты, связанные с проливами, так и остались на бумаге. Желая корабли для них уже были воплощены в металле, а верфи Николаева и Севастополя продолжали свою напряженную работу.

Продолжение следует…

Ключ

Материал полезен?