Секреты радиационной аварии в бухте Чажма

Новость опубликована: 18.08.2017

Тайны радиационной аварии в бухте Чажма

Фото: ru.wikipedia.org/

В этот день 32 года назад — 10 августа 1985-го — на судоремонтном заводе в бухте Чажма (Приморский кромка) взрыв на атомной подводной лодке К-431 Тихоокеанского флота унес жизни 10 военных моряков, еще сотни людей пострадали от радиации. Это своего рода «предупреждение свыше» скрыли от обнятой перестройкой страны, и похожая катастрофа, но уже совсем иного масштаба, вскоре произошла в Чернобыле. Удивительно, что во многом поучительная история К-431 остается малоизвестной даже сквозь 32 года.

Субмарина К-431 проекта 675 (с крылатыми ракетами) была построена в Комсомольске-на-Амуре в 1965 году. За два десятилетия свершила семь автономных походов, оставила за кормой более 180 тысяч миль. Обычная боевая судьба. У пирса судоремонтного завода в бухте Чажма на субмарине К-431 квалифицированные специалисты-атомщики, офицеры береговой технической базы изготавливали плановую перезарядку активных зон двух реакторов типа «ВМ-А» (мощностью 72 МВт).

Собственно, перезарядку завершили 9 августа, но тяжелая верхняя покрышка реактора легла негерметично, и при гидравлических испытаниях начала пропускать теплоноситель (причиной оказался забытый под прокладкой огарок электрода). В субботу 10 августа ее начали переустанавливать с нарушением линии технологических требований. При подъеме на стропах крана реакторная крышка немного перекосилась и зацепила компенсирующую решетку реактора, потянула совместно с ней тепловыделяющие элементы. А тут еще мимо прошел на скорости в 12 узлов катер-торпедолов — волной качнуло плавмастерскую с краном, крышка на стропах пошла наверх, в реакторе началась самопроизвольная реакция деления урана (пусковой режим). Тепловой взрыв с уровнем радиации в эпицентре возле 90 тысяч рентген в час отбросил многотонную реакторную крышку. Находившиеся в реакторном отсеке восемь офицеров и два матроса погибли моментально. На подводной лодке начался пожар с мощными выбросами радиоактивных пыли и пара. В образовавшуюся трещину прочного корпуса сделалась поступать забортная вода, К-431 осела на корму.

 

Ликвидаторы

Тушение пожара и спасение лодки от затопления заняло несколько часов. Кроме аварийной К-431, пострадали стоявшие рядышком атомная субмарина К-42 «Ростовский комсомолец» (проекта 627А) и плавмастерская (ПМ-133).

«Ростовский комсомолец» так и не вернулся в строй, однако его экипаж первым приступил к ликвидации последствий аварии. Кругом были разбросаны взрывом останки погибших, росло огромное облако черно-желтого дыма, и все же ликвидаторы не до конца понимали опасность выходящего. После замеров радиации морякам запретили приближаться к лодке, пожар тушили брандспойтами издалека. К месту аварии в Чажме подтягивались мочи личного состава береговой базы, соединения подводных лодок, военно-строительных отрядов. Две тысячи человек противостояли разрушительной радиации в течение нескольких дней.

Уцелевших членов экипажа подлодки К-431 эвакуировали в соседнюю бухту Конюшкова. Всех ликвидаторов проверили на степень облучения. Всерьез пострадавших отправили на лечение в госпиталь. Значительные дозы радиации получили 290 человек, у десяти из них зафиксировали острую радиальную болезнь, у 39 — лучевую реакцию. Тогда всех удалось спасти, но к середине 1990-х число официально выявленных пострадавших превысило 950 человек.

Ядерную аварию на восемь лет попросту засекретили, а затем она «проходила» только по линии Министерства обороны. Это означает, что компенсацию за подорванное радиацией здоровье смогли получить не все ликвидаторы. Ввести причинно-следственную связь заболевания с переоблучением в августе 1985 года можно лишь после получения удостоверения участника поступков подразделения особого риска. Впрочем, для местных жителей причинно-следственная связь очевидна, на эту тему много информации в местных СМИ. Доля рабочих и служащих судоремонтного завода после трагедии в Чажме навсегда уехали из тех мест и, наверное, правильно сделали.

Локальные отклонения

Авария произошла с новыми, а не старыми топливными стержнями. Это уберегло от значительного выброса особо опасных изотопов, генерируемых в ходе длительной эксплуатации ядерных установок — стронция-90 и цезия-137. И все же утилитарны вся активная часть реактора была выброшена за пределы субмарины. По оценкам специалистов, около 75 процентов радиоактивного выброса осталось на дне бухты Чажма.

В день аварии скаты окрестных сопок локализовали распространение радиации, а вечером прошел почти тропический ливень, пыль прибило. Расположенный в двух километрах от пункты трагедии прибрежный поселок Дунай (с населением около 10 тысяч человек) и другие населенные пункты от взрыва реактора пострадали в меньшей степени, чем могли бы. На побережье бывальщины выявлены лишь локальные пятна с опасными для людей радиоактивными аномалиями. Кстати, мой дом тогда находился в 8 километрах по прямой от бухты Чажма.

Сквозь два месяца после аварии содержание радионуклидов в морской воде снизилось до нормальных фоновых значений. Через семь месяцев радиационная обстановка была нормализована на всей территории судоремонтного завода.

Высокорадиоактивные останки потерянных моряков захоронили на мысе Сысоева, на большой глубине, под толстым слоем бетона. Аварийную субмарину отбуксировали в бухту Павловского (предварительно реактор залили бетоном). И лишь сквозь четверть века, в 2016 году, подводный ракетоносец К-431 отправили на утилизацию.

Расследованием катастрофы занималась комиссия Основного технического управления ВМФ, которая пришла к выводу, что причиной трагедии стало нарушение руководящих документов и отсутствие должного контроля за проведением перегрузки.

Многие специалисты-атомщики находят: чажминская и чернобыльская катастрофы имеют общую причину — опасное привыкание высококвалифицированных специалистов к реакторам и нарушение инструкций. Непредвиденная цепь событий никогда не случается случайной. И если бы после радиационной аварии на субмарине К-431приняли жесткие меры на уровне правительства (проверили все ядерные объекты края), возможно, катастрофы в Чернобыле удалось бы избежать.

Однако и сегодня специалистам-атомщикам расслабляться не стоит.


Ответить