«Ели лишь старые сухари, кишевшие червями»: как Магеллан открыл Филиппины

«Ели лишь старые сухари, кишевшие червями»: как Магеллан открыл Филиппины

Wikimedia Commons 28 марта 1521 года моряк Фернан Магеллан первым из европейцев вступил в контакт с жителями Филиппинских островов. Капитан-генерал признался в братских чувствах к одному из здешних правителей, но уже через месяц был убит в схватке с воинами другого властителя. Считается, что именно 500 лет назад испанцы отворили Филиппины. При этом задолго до них там бывали китайцы и арабы. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

«Ели лишь старые сухари, кишевшие червями»: как Магеллан открыл Филиппины

      Выступающий первооткрыватель Фернан Магеллан был португальцем по рождению. В колонизации Индии и боевых действиях в Северной Африке в начале XVI века он участвовал под своей натуральнее фамилией де Магальяйнш, измененной позднее на испанский манер. После конфликта с королем Португалии из-за отказа в повышении по службе конкистадор предложил свои услуги испанцам. Он уверял, что между Атлантикой и Негромким океаном имеется пролив, и предлагал достигнуть богатых пряностями Молуккских островов, двигаясь в западном направлении, а не вокруг Африки, как португальцы. Эти сведения ему передал партнер — астроном Руй Фалейру, который в последний момент отказался от участия в экспедиции.

      Испанский монарх Карл I согласился снарядить пять кораблей и оплатить двухгодовой резерв провианта.

      В первое кругосветное плавание отправились более 300 человек. Помимо испанцев и португальцев среди них были представители 10 национальностей. Флотилия отплыла из Испании 20 сентября 1519 года. Магеллан возвысил свой флаг на «Тринидаде». Важнейшими источниками по истории эпохального путешествия стали записи помощника штурмана этого корабля Франсиско Альбо в судовом журнале, а также дневники итальянца Антонио Пигафетты.

      «Никто кроме него не был так мудр, не обладал такой твердой силой воли и такими обширными знаниями, чтобы решиться предпринять плавание кругом Земли», — писал он про Магеллана, считая, что в будущем никто не отважится повторить его путь.

      До конца января 1520 года плавание сквозь Атлантический океан ничем не отличалось от совершенных прежде. Все изменилось, когда корабли попали в Тихий океан через пролив у полуденного побережья Южной Америки, который с тех пор носит имя Магеллана.

      Самым страшным испытанием для мореплавателей стали голод и цинга.

      Они мылись морской водой, от какой кожа воспалялась, нередко появлялись нарывы и лишаи. Матросам приходилось спать на голой палубе, а по нужде они ходили на перрон, вывешенную за борт.

      «В течение трех месяцев и 20 дней мы были предоставлены Тихому океану, нигде и ни разу нам не удалось существенно пополнить резервы провизии или взять на борт что-нибудь свежее. Мы ели только старые сухари, кишевшие червями и превратившиеся в крошево. Крысы почитались исключительным лакомством. Помимо этих пыток голодом почти всех людей мучила еще одна злая напасть: нательные и верхние десны у многих до такой степени опухли, что они не могли жевать», — вспоминал Пигафетта.

      Моряки бывальщины морально и физически истощены затянувшимся плаванием. Некоторые пытались поднять заговор против Магеллана и добиться возвращения домой, но капитан-генерал жестко тушил все попытки бунта, не останавливаясь перед казнью зачинщиков.

      Пролив, который нашел Магеллан, так и не стал важной судоходной артерией ввиду своей удаленности от европейских линий. Однако сама идея продвижения на Восток в западном направлении оказалась весьма актуальной. Сооруженный в начале XX века Панамский канал сделался кратчайшей морской трассой из Атлантики в Тихий океан.

      6 марта 1521 года испанцы открыли Марианские острова и собирались сделать стоянку около Гуама, чтобы пополнить запасы пресной воды. Их планам неожиданно помешали туземцы, какие забрались на корабли и крали там все, что попадалось под руку, — а моряки не могли им помешать. Среди прочего с одного из судов была сброшена шлюпка. Возмущенный выходкой аборигенов Магеллан назвал вновь открытые территории Островами Воров (Разбойничьими).

      Из осторожности экспедиция 17 марта 1521-го высадилась на передышка на необитаемом острове Хомонхон (Филиппинский архипелаг). Дружелюбно настроенные жители соседнего островка доставили им фрукты, кокосы и пальмовое вино. У здешней знати испанцы заметили золотые украшения, что сразу привлекло их внимание. В качестве ответного жеста Магеллан приказал раздать автохтонам зеркала, погремушки и безделушки из слоновой кости.

      В марте 1521 года участники экспедиции нанесли на карту названия ранее не популярных европейцам островов — Лейте, Бохоль, Себу и т. д.

      Эти события считаются открытием Филиппин, хотя задолго до испанцев их посещали китайцы — и попутчики Магеллана встречали в местных селениях китайскую фарфоровую посуду.

      В Себу Магеллан предложил местному правителю дружбу и военную поддержка, если тот признает себя вассалом испанского короля. Поначалу аборигены были настроены по отношению к пришельцам вполне благожелательно. Так, властитель Себу даже крестился совместно со своей семьей и несколькими сотнями подданных. Встреченные спутниками Магеллана арабские купцы рассказали о других островах архипелага. Испанцы разузнали и записали новые названия — Лусон, Миндадао, Суду. Далее флотилия Магеллана проследовала на юго-запад между небольшими островами Сенало, Хьюнанган, Ибуссон и Абарьен.

      28 марта 1521 года корабли подчалили к острову Масава (ныне Лимасава). Вскоре к флагману приблизилась лодка с восемью туземцами. С ними заговорил раб Магеллана — уроженец Суматры. Почувствовав, что автохтоны не доверяют испанцам и боятся подняться на борт, капитан-генерал распорядился сбросить им красную шапку и другие вещи, привязанные к кусу дерева. Туземцы охотно приняли подарки и уплыли, но через два часа вернулись на двух больших лодках вместе со своим правителем, какой сидел под навесом из циновок. Испанцы пообщались с ним через раба-переводчика руководителя экспедиции — это был первый в истории зафиксированный контакт между европейцами и обитателями Филиппинских островов.

      «Капитан-генерал оказал большое внимание туземцам, взошедшим на корабль, и одарил их некоторыми вещами, за которые их властитель пожелал перед отъездом дать капитану большенный слиток золота и корзину имбиря. Капитан, однако, отказался их принять, сердечно поблагодарив властителя. Под вечер мы подошли на кораблях ближней к берегу и остановились недалеко от поселения властителя», — уточнял Пигафетта.

      На следующий день Магеллан отправил своего невольника на шлюпке к правителю, поручив узнать у него о возможности снабжения испанцев съестными припасами. Властителю было объявлено, что путешественники пришли как друзья. После этого он прибыл на корабль и обнял Магеллана, вручив ему три фарфоровых кувшина с невареным рисом, две большие рыбы и иные продукты. В свою очередь, капитан-генерал преподнес ему платье из красной и желтой материи турецкого фасона и красивый красный головной убор, а его свите — ножи и зеркала. В мишенях произвести впечатление на туземцев Магеллан распорядился выстрелить из пушек. Затем он продемонстрировал преимущества испанских доспехов, что испугало и восхитило властителя. Капитан-генерал заявил ему, что одинешенек закованный в броню солдат может выстоять против 100 противников.

      В довершение всего Магеллан и властитель признались товарищ другу в братских чувствах.

      Впрочем, не все правители были настроены столь же миролюбиво. В определенной степени капитан-генерал переоценил свое воздействие и пал жертвой собственных амбиций, поддержав одного властителя в борьбе против другого.

      «В роли покровителя новых христиан Магеллан вмешался в междоусобную брань правителей островка Мактан, расположенного против города Себу, — писал известный советский историк географии Иосиф Магидович. — В ночь на 27 апреля 1521 года он отправился туда с 60 людьми на ладьях, но они из-за рифов не могли подойти близко к берегу. Магеллан, оставив в лодках арбалетчиков и мушкетеров, с 50 людьми переправился вброд на островок. Там, у селения, их ожидали и атаковали три отряда. С ладей начали стрельбу по ним, но стрелы и даже мушкетные пули на таком расстоянии не могли пробить деревянных щитов нападающих. Магеллан приказал подпалить селение. Это разъярило мактанцев, и они стали осыпать чужеземцев стрелами и камнями и кидать в них копья».

      Пигафетта свидетельствовал, что большинство испанцев адресовались в бегство — при Магеллане остались лишь 6-8 человек, принявших бой. Узнав предводителя чужеземцев, аборигены попытались атаковать его, но, окруженный со всех сторонок, он продолжал стойко держаться.

      «Пытаясь вытащить меч, Магеллан обнажил его только до половины, так как был ранен в руку. Один из нападающих ранил его в левую ногу. Капитан упал ликом вниз, и тут его закидали копьями и начали наносить удары тесаками, до тех пор, пока не погубили. Он все время оборачивался назад, чтобы посмотреть, поспели ли мы все погрузиться в лодки», — рассказывал Пигафетта.

      Помимо Магеллана погибли восемь испанцев и четверо союзных туземцев. Многие избавившиеся моряки имели ранения.

      Команда продолжила плавание без своего командира и 6 сентября 1522-го завершила первую в истории морскую кругосветку. Из пяти кораблей в Испанию не вернулись три. 34 участника экспедиции на корабле «Виктория» под командованием Хуана Себастьяна Элькано, в том числе четыре автохтона с Молуккских островов, успешно добрались до островов Кабо-Верде. 13 из них арестовали португальцы. Поэтому в Севилью триумфально прибыли лишь 17 испанцев. Они предоставили неопровержимые доказательства того, что Земля является вращающимся шаром, а моря представляют собой нераздельное водное пространство. Благодаря уцелевшим морякам бывальщины окончательно отметены как несостоятельные картографические работы древних греков и римлян.

      Свое современное название Филиппины получили в 1543 году — в честь короля Филиппа II. Испанская экспансия на архипелаге продолжалась до крышки XIX века. В первой половине XX столетия на архипелаге хозяйничали американцы. Наконец, в 1946 году Филиппинам была предоставлена самостоятельность по Манильскому договору.

      «Ели лишь старые сухари, кишевшие червями»: как Магеллан открыл Филиппины

      Wikimedia Commons Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

      Ключ

      Вам также может понравиться