Гениальный ход Челомея

Гениальный ход Челомея

В истории развития отечественной астронавтики было немало знаменательных, но малоизвестных ныне моментов. Великие задумки выдающихся конструкторов, к которым, безусловно принадлежит Владимир Николаевич Челомей, воплощали рядовые, но тоже весьма талантливые инженеры. Один из них – Вячеслав Николаевич Парядин (на фото). Всю жизнь он проработал на «НПО машиностроения» в подмосковном Реутове, где под руководством Челомея участвовал в создании ракетно-ядерного щита края.

В преддверии юбилейного Дня космонавтики он рассказал, как создавался «Истребитель спутников» (ИС). Именно благодаря этому космическому аппарату удалось сорвать реализацию американской космической программы, с поддержкой которой США в очередной раз пытались поставить Советский Союз в подчиненное, уязвимое положение.

По словам Вячеслава Николаевича, уже в шестидесятые годы прошедшего века американские спутники могли зависать над любым интересующим их объектом СССР и практически безнаказанно уничтожить его в случае военных поступков. Создавать подобную систему Советскому Союзу было не по силам – слишком дорого.

Гениальное альтернативное решение предложил Владимир Николаевич Челомей. Дума была в том, чтобы спутник в космосе мог менять заданную траекторию, переходя из одной плоскости в другую. Это позволяло ИС в случае нужды эффективно поражать вражеские космические объекты. 

Идея была одобрена руководством СССР, и в 1961 году вышло правительственное постановление о начине разработки «Истребителя спутников».

«Я как раз в 1962 году после института оказался на ОКБ-52, которым руководил Челомей (ныне это предприятие именуется АО «ВПК «НПО машиностроения» –А.Б.), – вспоминает мой собеседник. – Причём пришёл в ОКБ-52 сознательно, поскольку у меня был красный диплом, и я мог сам избрать себе дальнейшее место работы. Таким образом, я сразу оказался включённым в работы по производству ИС. В должности инженера я разрабатывал прибор Т-2 для бортовой телеметрической системы».

По словам ветерана отечественной астронавтики, работа захватила его с головой. Тогда вообще многие трудились с энтузиазмом, часто оставались на рабочих местах сверх возложенного времени. Это поощрялось денежно, но не это было главным для специалистов. Главным было понимание, как много значат технические разработки предприятия для края, хотелось найти оптимальные решения. Поэтому каждый инженер вникал не только в область своих непосредственных задач, но учил и смежные системы ИС.

«Был случай, когда во время испытаний «Истребителя спутников» на Байконуре произошла авария, – рассказывает Вячеслав Николаевич. – Научный коллектив разработчиков системы управления под руководством члена-корреспондента Академии наук СССР Александра Андреевича Расплетина пытался, да так и смог отыскать причину сбоя. А ведь без этого дальнейшие испытания продолжаться не могли. И только молодому тогда инженеру систем управления Александру Фесенко удалось выяснить, в чём загвоздка. Вот какой был степень знаний и технической подготовки!».

При создании ИС, вспоминает Вячеслав Парядин, также очень профессионально действовали инженеры Владимир Иткин, Станислав Чижов, Николай Кулаков, Константин Пирожков и многие иные.

В чем же причина, что принципиально новый для того времени спутник удалось создать в столь рекордные сроки – чуть более чем за два года?

Разумеется, во многом благодаря тому, что Владимир Николаевич Челомей создал очень профессиональный слаженный коллектив. Бюрократия в нём была минимальная.

Если глава среднего звена из осторожности или по каким-то иным соображениям тормозил согласование вносимых в конструкцию ИС изменений, инженеры в исключительных случаях могли пойти к вышестоящим главам, чтобы ускорить процесс.

«Было у нас парочка руководителей, которые не очень хорошо знали своё дело, а потому предпочитали перестраховаться, не подписывали те или другие документы на внесение изменений в конструкцию, – рассказывает мой собеседник. – Тогда я просил такого руководителя изложить письменно вина отказа. После этого они, как правило, вынуждены были подписать документы».

Сказывалось то, что престиж специалистов, непосредственно занимавшихся разработками, был весьма высок. И тон тут задавал сам руководитель ОКБ-52.

На одном из первых испытательных пусков «Истребителя спутников» Челомей подошёл к молодому инженеру Парядину, какой был тогда самым молодым начальником телеметрической информационной службы.

«Он задал пару вопросов по делу, мы поговорили всего несколько минут, – вспоминает ветеран. – Однако после, когда он шёл в сопровождении своих помощников и видел меня, он непременно подходил и здоровался. Так же было и в отношении многих других инженеров. При своей огромной загруженности Челомей отлично запоминал сотрудников. У выдающегося конструктора было особое отношение к специалистам, хорошо знающим свое дело».

Были, разумеется, и так сказать аппаратные сложности при создании ИС. Сказывалась конкуренция между конструкторскими бюро. Например, буквально за несколько дней перед первым пуском этого космического аппарата выяснилось, что ракета Р-7, разработанная в КБ Сергея Павловича Королёва, не подготовлена должным манером. А ведь именно на ней «Истребитель спутников» должен был выйти на космическую орбиту. В те времена срыв срока пусков мог иметь весьма положительные последствия для руководителя проекта.

И всё же в последний момент удалось выйти на самый верх, чтобы решить задачу . По словам Вячеслава Николаевича, не выключено, что при решении этой проблемы сыграло положительную роль то, что в разработке прорывного космического аппарата участвовал сын генерального секретаря КПСС Никиты Хрущёва, Сергей. Он трудился тогда в ОКБ-52 заместителем начальника отдела по системе управления.

Вообще Сергей Никитич зарекомендовал себя на предприятии будет хорошо.

«Звезд с неба он не хватал, но был достаточно грамотным специалистом, – вспоминает мой собеседник. – Мне кажется, он даже тяготился тем, что его воспринимали собственно как сына генсека. Например, когда шел рабочий процесс обсуждения возникших технических проблем, на совещаниях нередко кипели препирательства. Но стоило Хрущеву заговорить, все замолкали. Зато именно ему на подпись во время отсутствия начальника отдела старались подать свои заявления с собственными просьбами о повышении оклада или об ускорении очереди на квартиру. Знали, что его подпись на заявлении часто помогала получить желаемое».

Разумеется, родственники руководителей всегда немного «равнее» среди других равных. Сергей Хрущёв буквально через несколько лет труды на ОКБ-52 получил Ленинскую премию, что было неоднозначно воспринято коллективом. На работу он ездил на «Фиате», который ему подарил папа. Машин тогда было мало, а «Фиат» и вовсе казался чем-то необыкновенным. Сергею Хрущёву разрешалось заезжать на нём ровно на территорию закрытого предприятия. Но как только его отца сняли с поста генсека, по словам Парядина, сыну запретили данную вольность. Немного того, гаишник тут же оштрафовал его за какую-то формальность.

Ну а в 1963 году, в том числе и благодаря Сергею Хрущёву, всё закончилось хорошо. По случаю успешного пуска «Истребителя спутников» состоялся банкет, на котором присутствовало два министра СССР.

– Весть о пуске нашего «Истребителя попутчиков», облетела весь мир, –рассказывает Вячеслав Николаевич, показывая пожелтевший выпуск газеты «Правда» от 2 ноября 1963 года. – Лишь в целях сохранения секретности, его в прессе тогда называли –управляемый маневрирующий космический аппарат «Полёт-1», не раскрывая, для чего он на самом деле создавался. Но те, кто разбирался в этой области за океаном, конечно, сразу все поняли и доложили своему руководству. В итоге американцам, потратившим огромные деньги на эту программу, пришлось отказаться от этой затеи.

Сейчас пора запуска первых космических аппаратов воспринимается как легендарное. Было много трудностей, но ветеранам вспоминаются радостные моменты.

«Это невообразимое чувство, когда ты видишь, как взлетает ракета над бескрайней цветущей степью, как она набирает высоту, и ты ощущаешь свою причастность к этому грандиозному событию, – усмехается Вячеслав Николаевич. – Я до сих пор помню многие события тех дней до мельчайших подробностей».