«КГБ сделалось ясно, что я не отступлю»: как создавалась Московская Хельсинкская группа

«КГБ сделалось ясно, что я не отступлю»: как создавалась Московская Хельсинкская группа

Анатолий Щаранский, Андрей Сахаров и Елена Боннэр в московской квартире, 1976 год

Анатолий Щаранский, Андрей Сахаров и Елена Боннэр в московской квартире, 1976 год

Московская Хельсинкская Группа/mhg.ru 12 мая 1976 года в квартире академика Андрея Сахарова была основана Московская Хельсинкская группа. Вступившие в нее правозащитники видали своей целью выполнение Советским Союзом Хельсинкских соглашений. С самого начала существования МХГ подвергалась преследованиям со стороны КГБ. В 1980-е ее члены даже кончили свою деятельность на семь лет. Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

«КГБ сделалось ясно, что я не отступлю»: как создавалась Московская Хельсинкская группа

      12 мая 1976 года в Москве по инициативе ученого-физика и правозащитника Юрия Орлова была создана Московская Хельсинкская группа (МХГ) — группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений, одна из первых правозащитных организаций в СССР. В первоначальный состав МХГ также вошли Людмила Алексеева, Елена Боннэр, Анатолий Щаранский, Виталий Рубин, Анатолий Марченко, Александр Гинзбург, Александр Корчак, Михаил Бернштам, Мальва Ланда и Петр Григоренко. Среди них бывальщины известные ученые, писатели, публицисты. Большинство же получило известность благодаря правозащитной и диссидентской деятельности. Был в числе первых членов МХГ и высокопоставленный военный – генерал-майор Григоренко, чуть запоздалее основавший Украинскую Хельсинкскую группу.

      О создании МХГ было объявлено на пресс-конференции для иностранных журналистов на квартире одного из создателей водородной бомбы Андрея Сахарова, какой годом ранее получил Нобелевскую премию мира. Сам академик, однако, решил не вступать в группу. Он считал, что форма индивидуальных выступлений, в каких он остается полностью свободным и в содержании, и в способе выражения, наиболее подходит для него при его сильно выделенном положении.

      По воспоминаниям Сахарова, он оставлял за собой право присоединяться к наиболее значительным документам МХГ и в дальнейшем часто это делал.

      Академик считал, что подчеркнутая Орловым связь с Хельсинкским актом 1975 года (устанавливал принципы миролюбивого и человечного международного порядка в Европе) придавала деятельности группы дополнительное значение по сравнению с другими организациями такого рода.

      «Политический выигрыш вышел на самом деле гораздо больше, чем я ожидал, — писал Орлов в своих мемуарах. — В тот самый час, когда КГБ сделалось ясно, что я не отступлю, ТАСС выпустило заявление, только для Запада, по поводу образования группы. В нем утверждалось, что Советское правительство не против наблюдения за соблюдением Хельсинкских соглашений. (Это была неправда.) Важно, однако, кто этим занимается. (Это была правда.) Занимается Орлов, профессиональный антисоветчик, давно забросивший науку. (Это была неправда.) Группа же его — антиконституционна. (И это была чистая правда. По советской конституции всякая организация должна быть руководима Коммунистической партией). Группа образована, говорилось там, с мишенью подорвать разрядку и посеять сомнения в соблюдении Советским Союзом его международных обязательств».

      Орлов прошел войну, где был ранен, в 1951 году окончил физико-технический факультет МГУ и устроился на работу в Теплотехническую лабораторию Академии наук СССР, которая участвовала в разработке советского атомного проекта. В 1956 году на партийном собрании, посвященном обсуждению доклада Никиты Хрущева на XX съезде КПСС, Орлов выступил с заявлением, в каком назвал Иосифа Сталина и Лаврентия Берию «убийцами, стоявшими у власти» и выдвинул требование «демократии на основе социализма».

      Вскоре был исключен из КПСС, лишен допуска к труду с секретными документами и уволен из института.

      Следующие 16 лет Орлов проработал в Ереванском физическом институте. Он разработал теорию устойчивости радиационного затухания пучков в электронном кольцевом ускорителе и внес порядочный вклад в проектирование жесткофокусирующих ускорителей протонов в ИТЭФ. В 1972 году Орлов стал сотрудником Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн Академии наук СССР, но в 1973-м был сокращён за поддержку академика Сахарова.

      «Сама по себе идея создания Хельсинкской группы была хорошей. Удачно использовались то большенное значение, которое имеет Хельсинкский акт для СССР, точней для его руководства, и провозглашение Актом связи международной безопасности и прав человека. Признание существования этой связи в интернациональном соглашении действительно имеет принципиальное значение. Именно в силу этих причин выступление правозащитников, использующих в качестве опоры Хельсинкский акт, сентиментально для властей. Это не значит, что они делают из этого положительные выводы. Наоборот! Членство в группах, особенно в республиканских, ставило людей под особенно мощный удар. В этом я вижу отрицательную, трагическую сторону создания групп», — отмечал Сахаров.

      Официально Московская Хельсинкская группа основы свою работу 15 мая 1976 года. А 18-го был представлен первый документ, описывавший суд над лидером мирного движения крымских татар за возвращение в Крым Мустафой Джемилевым. На заседании в Омске произошел инцидент: Боннэр так грубо вытолкнули из зала суда, что Сахарову пришлось отвесить пощечину милиционеру. За восемь месяцев, в течение которых Орлов возглавлял группой, она выпустила 18 документов. Ученый лично составил документ №5 «Репрессии против религиозных семей».

      До своего ареста Орлов участвовал в подготовке и редактировании всех документов группы и их передаче в московские посольства стран-участниц Хельсинкского договоренности и руководству СССР.

      «Каждый из документов был скрупулезно аккуратен, сознательно академичен — даже педантичен — и точно сфокусирован на нарушениях специфических статей собственно Хельсинкского акта. Все документы редактировались и печатались Людмилой Алексеевой. Я установил гибкое правило, по которому каждый член группы подписывал лишь то, что согласен был подписывать: требование консенсуса задержало бы быстрый выпуск полезных документов», — рассказывал Орлов.

      Разом же после возникновения МХГ ее участники подверглись давлению со стороны КГБ и партийных структур. Им угрожали, вынуждали эмигрировать или прекратить правозащитную труд. КГБ готовил дела против членов МХГ в течение девяти месяцев. В 1977 году Орлова арестовали и приговорили к семи годам заточения и пяти годам ссылки по статье 70 УК РСФСР «Антисоветская агитация и пропаганда». Перед этим он успел передать свои полномочия Алексеевой, оставшись членом МХГ. В 1986 году, накануне встречи Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Рейкьявике, диссидента отняли советского гражданства и принудительно выслали из страны в обмен на арестованного в США советского разведчика Геннадия Захарова, работавшего в представительстве СССР в ООН. В том же году Орлов вернулся к науке и сделался профессором Корнеллского университета.

      Вслед за МХГ возникли группы в Союзных республиках (на Украине, в Прибалтике, Армении и Грузии), а также за рубежом — с несколько иными условиями и задачами. Так, Американская Хельсинкская группа со временем трансформировалась в международную правозащитную организацию Human Rights Watch.

      «Правозащитное движение в куцый срок обросло сетью открытых ассоциаций, — констатировала Алексеева в своей «Истории правозащитного движения в России». — Разумеется, их было немного и входило в них всего несколько десятков человек, но благодаря им правозащитное движение стало видно со стороны, в него ринулись новые люди, расширился круг вовлеченных в правозащитную работу и многократно усилился ее резонанс. Правозащитное движение стало образнее и с Запада: пресса стала намного чаще писать о положении с правами человека в СССР, а радиостанции, вещавшие на Советский Альянс, стали много говорить об этом и расширяли знания о правозащитном движении среди советских граждан, что опять-таки привлекало к нему новоиспеченных людей. Связи московских правозащитников заметно разрослись».

      Помимо Орлова были арестованы Гинзбург, Щаранский и Ланда, а Алексееву, Григоренко и Рубина принудили к эмиграции.

      В всеобщей сложности по приговорам советских судов все члены МХГ вместе взятые должны были отбыть свыше 60 лет лагерей и 40 лет ссылок. В 1981 году на независимости в СССР остались лишь трое членов группы. 6 сентября 1982-го они заявили о прекращении деятельности МХГ из-за разошедшихся репрессий. Свою работу группа возобновила на волне Перестройки в 1989 году.

      Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Послать письмо Скопировать ссылку

      Источник

      Вам также может понравиться