«На пороге брани мы готовили ракету к Марсу»

Новость опубликована: 03.11.2017

«На пороге брани мы готовили ракету к Марсу»

Макет аппарата «Марс-1»

55 лет назад СССР запустил «Марс-1», — первоначальный космический аппарат, выведенный на траекторию полета к Марсу. По какой причине пришлось отложить запуск и почему станция не смогла долететь до Марса, повествует «Газета.Ru».

«На пороге брани мы готовили ракету к Марсу»

  • «Не надо всем сначала ехать из города, например, в Тушино, а затем обратно»

  • Подборка лучших сувениров из 10 краёв мира, исходя из тех сумм, которые вы хотите потратить

  • Агрохолдингу «Кубань» — 15 лет

  • Пенсионный индекс.Что нужно для того, чтобы ваша пенсия регулярно вырастала?

  • Представители ГАЗа заявили об «атаке» со стороны иностранного инвестиционного фонда Prosperity Capital

  • 1 ноября 1962 года была запущена советская самодействующая межпланетная станция «Марс-1» — первый в истории космический аппарат, выведенный на траекторию полета к Марсу. Запуск был реализован в рамках космической программы «Марс», проводившейся в СССР в 1960-1973 годах.

    Реклама

    В отличие от запуска «Спутника-1», конструкторам на этот раз не пришлось отрекаться от научной аппаратуры ради уменьшения массы аппарата. «Марс-1» был укомплектован камерой для получения снимков поверхности Марса, оборудованием для обнаружения магнитного поля Алой планеты и измерения магнитных полей в межпланетном пространстве, набором датчиков для изучения радиационных поясов Марса, радиотелескопом для изучения космического радиоизлучения, датчиками для регистрации микрометеоритов и массой других устройств. Трехметровый аппарат весил почти тонну.

    «Основной задачей ставился пролет над поверхностью для фотографирования с последующей передачей на Землю изображения по радиолинии.

    Заодно надеялись выяснить свойства космического пространства вблизи Марса, ввести факт существования магнитного поля, его интенсивность и расположение магнитных полюсов по отношению к оси вращения планеты», — вспоминал конструктор Борис Черток.

    Также в задачи «Марса-1» входила отработка технологии межпланетных перелетов и отработка технологий реактивной ракетно-космической техники.

    Планировалось запустить станцию до 29 октября, но тут грянул Карибский кризис. 27 октября на «Байконуре» стряпали уже не марсианскую экспедицию, а межконтинентальные баллистические ракеты.

    «Неожиданно в проходной, где обычно дежурил единственный солдат, не очень внимательно испытывавший пропуска, я увидел группу автоматчиков, а мой пропуск рассматривали с исключительным вниманием, — писал об этом дне Черток. – Наконец меня проглядели на территорию «технички», и там, к своему удивлению, я опять увидел автоматчиков, которые по пожарной лестнице забирались на кровлю МИКа.

    Другие группы солдат в полном боевом снаряжении, даже с противогазами, разбегались по периферии охраняемой зоны. Когда я зашел в МИК, то разом бросилось в глаза, что стоявшая у стенки всегда зачехленная «дежурная» боевая ракета Р-7А, на которую мы никогда не обращали внимания, была расчехлена, кругом нее суетились солдаты и офицеры, а у нашей, третьей по счету, марсианской — не было ни души».

    Новости smi2.ru

    К счастью, властям СССР и США удалось отыскать компромисс и избежать войны.

    «Мир стоял на пороге термоядерной войны, а мы преспокойно готовили ракету для пуска в сторону Марса, в чаянию удовлетворить извечное любопытство человечества», — вспоминал Черток.

    Запуск «Марса-1» был осуществлен с космодрома «Байконур» при поддержки 4-ступенчатой ракеты-носителя среднего класса «Молния».

    Активная система астроориентации имела датчики дольний, звездной и солнечной ориентации, систему исполнительных органов с управляющими соплами, работающими на сжатом газе, а также гироскопические приборы и логические блоки.

    Вящую часть времени в полете поддерживалась ориентация на Солнце для освещения солнечных батарей. Для коррекции траектории полета космический аппарат был обеспечен жидкостным ракетным двигателем и системой управления. Для связи имелась бортовая радиоаппаратура, которая обеспечивала измерение параметров полета, зачисление команд с Земли, передачу телеметрической информации в сеансах связи. Система терморегулирования поддерживала стабильную температуру 15-30°С. 

    Желая «Марс-1» успешно вышел на межпланетную траекторию, в одном из клапанов микродвигателей системы обнаружилась утечка газа, которая повергла к отказу системы ориентации. К 5 ноября весь запас газообразного азота, являвшегося рабочим телом системы ориентации, был утерян.

    Станция была перемещена в режим стабилизации вращением. Это исключало возможность коррекции траектории полета с Земли, но обеспечивало постоянное освещение солнечных батарей.

    За первоначальный месяц полета было проведено 37 сеансов связи со станцией, как по команде с Земли, так и автоматических, в ходе которых станция передавала итоги научных измерений и данные о своем состоянии.

    Всего за время полета был проведен 61 сеанс связи. Последний из них состоялся 21 марта 1963 года, когда станция была в 106 млн км от Земли. На тот момент это был безусловный рекорд по дальности космической связи.

    Несмотря на то, что «Марс-1» не смог реализовать научное исследование Марса и околомарсианского космического пространства, за эти несколько месяцев он позволил узнать о физических свойствах космического пространства между орбитами Земли и Марса, об интенсивности космического излучения, напряженности магнитных пустотелее Земли и межпланетной среды, о потоках ионизованного газа, идущего от Солнца. Также «Марс-1» попал в два метеоритных потока, таким манером получив информацию о распределении метеорного вещества.


    «На пороге брани мы готовили ракету к Марсу»