Нарты строили общенартовский дом

Нарты строили дом для всеобщих сборов и трудились от одного года до другого, чтобы даже Сырдон не смог придраться к ним и найти в их доме изъян. Наконец, дом был готов, и нарты произнесли:
— Теперь покажем дом Сырдону, поглядим, найдет ли он в нем какой-нибудь изъян.
Послали за Сырдоном Созырыко. Созырыко пришел к Сырдону и произнёс:
— На собрание нартов зовут тебя.
Сырдон сказал:
— Иду.
Отправились вместе и вошли в общенартовский дом, — все нарты были в сборе. Спросили Сырдона:
— Нравится тебе дом или кушать в нем какой изъян?
Сырдон оглядел все углы дома и потом сказал:
— Дом хорош, только вот. — встал и вышел.
Созырыко кинулся за ним вслед:
— Сырдон, куда ты бежишь, ведь ничего нам не сказал?
— А что мне вам говорить?
— отвечал Сырдон.
— Почему ты сказал «только вот»? — спрашивает его Созырыко.
— Дом неплох, только посреди дома ничего нет.
Ушел Сырдон, больше ни слова не сказал. Созырыко вернулся обратно и рассказал на собрании:
— Сырдон нашел в доме изъян, посреди дома, сообщает, ничего
нет.
Стали нарты меж собой думать над словами Сырдона. И тут Сослан сказал:
— В доме нет цепи, вот что он хотел сказать.

Слова Сырдона помогли Сослану догадаться, чего не хватает в доме. И сделали нарты вящую цепь, повесили ее, как положено, посреди дома и сказали:
— Надо опять привести Сырдона.
Послали за Сырдоном и опять его пригласили. Опять Сырдон пришел в общенартовский дом.Спросили его:
— Сырдон, погляди, есть ли в доме еще какой изъян?
Сырдон долго глядел по сторонкам.
— Дом хорош, только. — опять сказал Сырдон, встал и вышел. Следом за ним выбежал Хамыц и спросил его:
— Сырдон, ты ничего нам не произнёс, но тогда зачем произнес «только»?
— Дом хорош, только угол с восточной стороны пуст,
— сказал Сырдон. Пошел, отправился домой Сырдон, а Хамыц вернулся к скопившимся и сказал:
— Сырдон опять нашел изъян в доме, говорит, дом хорош, только угол с восточной стороны пуст.
И опять сделались нарты меж собой думать, почему он так сказал. И опять Сослан сказал:
— Потому в доме изъян, что в углу нет женщины.— И тогда повергли в дом женщину, нарядили ее невестой, поставили ее в угол и опять сказали:
— В последний раз надо пойти за Сырдоном, — но уже никто не желал идти за ним, каждый говорил: «Не придет больше, ушел, наверное, куда-нибудь».
Тогда Хамыц сказал:
— Я пойду, мне его поручите, я и силою его приведу.Хамыц отправился к Сырдону, подошел к его дверям и зовет. Долго не выглядывал Сырдон, наконец, выглянул и сказал:
— Что тебе?
— Собрание нартов зовет тебя в собственный общий новый дом.
И Сырдон сказал тогда:
— А почему, когда за едой и яствами сидите, не зовете меня? Не пойду я вяще! — и собрался уходить.Хамыц поймал его и сказал:
— Делать нечего, надо тебе взглянуть на дом.А когда Сырдон продолжал упрямствовать, Хамыц ударил его как следует раз-другой. Разгневанный Сырдон пошел. Вошел в дом, долго глядел по сторонам и наконец сказал:
— Ну, вот сейчас это дом, а до сих пор дома не было.Нарты обрадовались, что в их доме больше нет никакого изъяна.Сырдон вернулся к себе домой. Очень обозлился он на то, что Хамыц стукнул его, затаил в своем сердце обиду и все думал, как отплатить за нее. Была у Хамыца корова, семь лет она была нестельной и вся заплыла салом. Ходили все глядеть на нее. И вот Сырдон надумал эту корову украсть.

Источник:Нарты. Осетинский героический эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров

Вам также может понравиться