Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Немало написано об упущенных возможностях Антанты в целом и России в частности в годы Первой мировой войны, в том числе с точки зрения стратегических решений. Мы же отведаем хотя бы в самых общих чертах взглянуть на итоги стратегии государства, обладавшего наиболее качественной армией в годы Первой всемирный войны, государства, готовившегося и желавшего начала этой войны. Попробуем наметить контуры ответа на вопрос о том, как после изумительного цикла побед, после почти четырех с половиной лет небывалого напряжения всех сил, геройства и самоотвержения всего народа Германия подмахнула ужасный для нее Версальский мир.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Германия и ее противники

В годы Первой мировой войны Германии и возглавляемому ей блоку пришлось воевать с огромным числом противников. Но и на ее стороне были крупные козыри. Единодушный порыв всего народа, сплотившегося под знаменами кайзера, великолепные вооруженные мочи и мощная промышленность дали в руки германского командования козыри необычайной силы.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Важнейшим благоприятным обстоятельством для Германии сделалась возможность действовать по внутренним операционным линиям, попытавшись разгромить своих противников по очереди. Ведь враги Германии лишь последовательно разворачивали свои мочи.

Франция, поддержанная на Западном фронте лишь несколькими британскими дивизиями и остатками бельгийской армии, была вынуждена вынести первый страшный натиск. Россия раскачивалась постепенно, сдерживаемая огромными расстояниями и необходимостью предварительно покончить с Австрией, кинувшей на Русский фронт свои главные силы. Лишь на четвертый месяц войны (к моменту Лодзинской операции) русские контингенты, сосредоточенные на германском секторе Восточного фронта, сделались представлять для Германии реальную опасность. Англии в реальности потребовалось три года – как для широкомасштабной организации своих контингентов на Французском фронте, так и для их полноценной военный закалки. Италия и Румыния втянулись в войну с большим опозданием, столкнувшись с обкатанными в боях войсками Германского блока — и играли скорее печальную роль на полях сражений. Америка, вовлёкшись в войну «к шапочному разбору», смогла активно поучаствовать лишь в финальной военной кампании, а ее участие едва ли смогло желая бы наполовину заполнить в рядах союзников брешь, вызванную революционным выходом из войны России.

А ведь в Семилетнюю войну Фридриху Великому пришлось столкнуться, в обстановке дефицита союзников, с еще немало сильной коалицией в лице России, Франции, Австрии и Саксонии. Так почему же не развитая в промышленном отношении Пруссия выдержала тяжести той (к слову еще немало продолжительной) войны, а великолепное детище Бисмарка было поставлено на колени?

Не кроется ли хотя бы частично ответ на этот проблема в стратегической плоскости – если говорить о стратегии Фридриха Великого и его последователей в лице Мольтке Младшего – Фалькенгайна – Гинденбурга?

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений
Генерал-полковник Г. фон Мольтке (меньший) — с 1906 г. начальник Большого Генерального Штаба, с начала войны и по 14 сентября 1914 г. — начальник Полевого Генерального Штаба.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений
Генерал пехоты Э. фон Фалькенгайн, с 14 сентября 1914 г. и по 29 августа 1916 г. начальство Полевого Генерального Штаба.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Генерал-фельдмаршал П. фон Гинденбург, с 29 августа 1916 г. и по конец войны — начальник Полевого Генерального штаба

Стратегические просчеты 1914 года. Восточный фронт

Между метим, среди постановлений Версальского мира особо заслуживает внимания разгон Генерального штаба. Это в общем-то исторически справедливое кара корпуса талантливых стратегов и тактиков, не оказавшихся, однако, на высоте требований новой, мировой войны, и не выделившего из своего состава полководца, у какого хватило бы характера и умения привести Германию к победе.

Командование было талантливым, возможно оно было всего лишь на сантиметр ниже того роста, какой требовался для победы, но этот сантиметр стал смертельным.

Посмотрим же на некоторые из важнейших ошибок германского Верховного командования.

Вполне благоразумная мысль, выработанная задолго до Первой мировой войны — расправиться с Францией и уже затем принудить к миру Россию, — не отыскала в лице германских полководцев 1914 года характера, достаточно стойкого, чтобы провести ее в жизнь.

На Русском фронте, с самого основы, отсутствовало объединенное командование над германскими и австрийскими армиями. В результате Австрия направляет почти половину своей армии – 7 корпусов – к сербской рубежу, а затем с дороги сворачивает 4 корпуса в Галицию. В итоге, сосредоточение всех австрийских сил в Галиции сильно запаздывает (при том что Австрия по срокам мобилизация также опережала Россию), и подкрепления капля за каплей поочередно «съедаются» армиями Н. В. Рузского и А. А. Брусилова.

Немало того, в этот самый ответственный период войны, у германцев и австрийцев на Русском фронте отсутствует не только общее командование, но и объединяющая стратегическая идея – и любой из союзников лишь решает сугубо свои задачи. Германцы защищают аграриев Восточной Пруссии, австрийцы действуют преимущественно в Галиции (и те и иные забыли о существовании многообещающего и объединяющего их усилия польского ТВД).

Затем, когда 7-го августа под Гумбиненом складывается угрожающая обстановка, германский Генеральный штаб изготовляет на своего союзника Австрию сильное давление — чтобы ускорить переход австрийцев в наступление в Польшу, дабы отвлечь русские резервы на юг и поставить германцев в выгодные обстоятельства для нанесения удара А. В. Самсонову. И 10 августа австрийцы, не закончившие сосредоточение, переходят в преждевременное для них наступление в направлении на Люблин – Xолм.

Итог – П. Гинденбургу удается, окружив, раздавить 2,5 корпуса самсоновской армии и защитить имения восточно-прусских юнкеров. Другой итог этой местечковой стратегии – союзник Австрия выдан России головой и терпит в Галицийской битве поражение, от которого не может оправиться в ходе всей брани.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений
Австрийские артиллеристы в Карпатах

В первые 3 месяца войны главная роль в борьбе против России принадлежала австрийской армии. Но даже 3 — 4 полевых корпуса, какие немцы изначально планировали выделить для Восточного фронта, должны были не только и не столько защищать поместья Восточной Пруссии, сколько участвовать в совместном августовском австро-германском вторжении в Россию. И вместо того чтобы усилить союзника лишь Силезским ландверным корпусом, германскому командованию вытекало оставить для обороны Восточной Пруссии и вислинских крепостей второлинейные войска, бросив свои зубастые и одни из лучших в германской армии 1-й, 17-й и 20-й армейские и 1-й резервный корпуса для удара из Галиции по правому сберегаю Вислы. Избегнув поражения этих соединений при Гумбинене, Орлау – Франкенау и Мюлене – Ваплице, германское командование добивалось значительной стратегической цели – и австрийские армии северного фланга, так мощно усиленные, имели все шансы докатиться до фронта Варшава – Брест-Литовск. Подобный план был целесообразен в самом начале, но, возможно, еще и 17 августа, после поражения А. В. Самсонова, было не поздно приступить к его реализации.

Парадоксально, но П. Гинденбург, соображавший, что все операции в Восточной Пруссии, как бы блестящи они не были, имеют лишь локальный характер, и лишь совместное с австрийцами усилие может изменить всеобщую оперативно-стратегическую обстановку на Русском фронте, все еще откладывает совместную операцию – решив в первую очередь заняться армией П. Г. К. Ренненкампфа в Восточной Пруссии.

И когда 25-го августа русские армии Юго-Западного фронта гнали австрийцев на Галицийском фронте, П. Гинденбург в Восточной Пруссии начинов Первое сражение у Мазурских озер — и бросился в охват левого фланга П. Г. К. Ренненкампфа. На этот раз фланговый охват не прошел – русские огрызнулись, наметя немцам ряд чувствительных ударов и, избежав охвата флангов, временно покинули Восточную Пруссию.

И практически одновременно и в германских, и в русских газетах названивали колокола об одержанных успехах. Но насколько разнокалиберными были эти успехи со стратегической точки зрения!

В итоге этих событий история уже строчила свой приговор, умалявший Россию, Германию, и Австрию, и выталкивавший в дамки Англию и Францию. Это с одной стороны, с точки зрения заинтересованностей конкретных стран.

Но, с другой стороны, все это означало победу Антанты, а значит и России как одного из ее триумвиров.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений
“Союзники”

Лишь в половине сентября, после вытеснения корпусов П. Г. К. Ренненкампфа, П. Гинденбург переходит к совместной с австрийцами операции. Но уже поздно! Свежие корпуса из внутренних округов России, доблестные сибиряки, туркестанцы и финляндцы подают приоритет русскому оружию, которое ждал успех в Первой Августовской и Варшавско-Ивангородской операциях. Вновь половина Восточной Пруссии в русских дланях, а германцы отброшены от Вислы и Варшавы в Силезию и Познань.

Стратегические просчеты 1914 года. Западный фронт

На Французском фронте германцы позволяют себе еще немало чреватые последствиями ошибки. По изначальным правилам игры они планировали воевать с французами на 300-километровом фронте от Бельгии до Швейцарии. Фронт был несколько узок для такого числа войск, предстояло на нем встретиться и с многочисленными французскими укреплениями. Германия была готова к этим трудностям, но ее Генеральный штаб, однако, разрешил нарушить правила игры, воспользовавшись территорией Бельгии как продолжением шахматной доски. «Клочок бумаги» был разорван – ведь мишень вроде бы оправдывала средства. Но немцы не учли того, что лишь полная стратегическая победа могла компенсировать правовой и военный ущерб от вступления в брань Бельгии и гаранта ее нейтралитета Великобритании.

Быстрое овладение бельгийскими крепостями свидетельствует, что также быстро немцы могли завладеть и французскими крепостями, запиравшими прямую дорогу на Париж.

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений
Развалины Льежа

Роковые решения германской стратегии Первой всемирный. На страже юнкерских имений
Разгромленные бронебашни фортов Намюра

Но что сделано, то сделано. И немцы, преступив нейтралитет Бельгии, получают теперь уже 700-километровый фронт от моря и до Швейцарской границы. Но у них не хватило стратегической смелости разом протянуть фронт до моря, примкнув к последнему правый фланг своего нашествия (им придется это делать позднее, после Марны, в гораздо немного благоприятных условиях – и Бег к морю закончится стратегической победой англо-французов).

Вместо того чтобы нацелить центр своего удара в сердце и башку Франции – Париж – не оставляя на фланге ни одной свободной железной дороги, которой французы могли бы воспользоваться для перегруппировок, германцы покинули Париж в стороне и попытались нанести удар по тылу восточного фронта французов. При этом германский Генеральный штаб сделал топорную ошибку – в самый критический момент, перед сражением на Марне, он ослабил ударные армии на 2 корпуса (Гвардейский резервный и 11-й армейский) плюс 8-ю кавдивизию, какие были посланы в Восточную Пруссию, куда подоспели к «шапочному разбору» Танненберга (правда активно поучаствовали в Первом сражении у Мазурских озер). Советский военный специалист А. Свечин помечал, что эта грубая ошибка германского Генерального штаба была сделана потому, что не был учтен один из выводов Русско-японской войны – о том, что итог поражений современных армий имеет чрезвычайно недолговечный характер, а то что не окружено и не уничтожено непосредственно на поле боя, благодаря железным путям и использованию тыловых средств вновь будет приведено в порядок и готово к продолжению борьбы.

Между тем свои первые победы над бельгийцами, британцами и французами в Пограничном сражении немцы оценили так высоко, что решили, что уже возможна переброска подкреплений на Русский фронт. Эти два корпуса и кавдивизия, катившиеся в вагонах к П. Гинденбургу, дали ему моральную храбрость и полную стратегическую обеспеченность, чтобы провести операцию против войск А. В. Самсонова. Головы этих соединений приняли фактическое участие лишь в финале трагедии русской 2-й армии и эти войска в полном составе бились с 1-й армией в Первом сражении у Мазурских озер, но ушли они с Французского фронта перед самым оперативным кризисом, что было безусловной промахом.

Окончание следует…

Источник

>