Престарелый Урызмаг и Батраз

Престарелый Урызмаг и Батраз

Нарты удалились в поход. Зашли очень далеко. Долго не возвращались. Люди говорили:
— Нарты в поход ушли, повстречался им кто-то мощнее их, и они погибли.В Нартовском селе остался один лишь старый Урызмаг. Очень горевал он, что нартовская молодежь не возвращается. Скорбь за короткое время так его состарило, что уже не в силах он был встать с кровати.Бората сказали:
— Нартовская молодежь в поход ушла, верно, повстречался им некто сильнее их, и они погибли. Добро нартов пропадает, только и ждет, чтобы его взяли. Один лишь старец у них остался, уложим его и все добро заберем.
Однажды собрались и так порешили:
— Кувд устроим, чтобы на нем Урызмага убить, потом скопом пойдем и добросердечно заберем. Кого нам еще бояться!Три дня спустя в большом доме Алагата нарты устроили кувд. Люди собрались на кувд и произнесли:
— Кто пойдет приглашать Урызмага?Сырдон ответил:
— Я пойду и приведу его.
— Тогда иди, осел, сын Батага, и приведи Урызмага.
Сырдон пришел и сел возле Урызмага.
— Бората кувд организовали в большом доме Алагата и приглашают тебя, если хочешь — пойдем, если не хочешь — оставайся.Урызмаг ему сказал:
— Эх ты, ишак, сын Батага, что это за речи: «Если хочешь — пойдем, если не хочешь — оставайся?». Так ли надо приглашать?!Тогда Сатана ему произнесла:
— Эх, старик, постарел ты и не смыслишь ничего! Против тебя недоброе замышляют, и он тебя предупреждает.Тогда Урызмаг сказал:
— Иди и поблагодари их от меня. Ведь я с койки уже не встаю. До кувдов ли мне?Сырдон пошел и сказал:
— Урызмаг не в силах с кровати встать, и благодарит он вас, но на кувд не придет.Бората произнесли:
— Тогда наши замыслы расстроились.Старшие говорят:
— А вы невестку к нему пошлите: это почетно, если женщина приглашает, и, если давя еще в нем жива, он ни за что не откажется.Отправилась невестка, пришла и в дом постучалась. Сатана к ней выглянула.
— Наши в доме Алагата кувд устраивают и отправили меня вашего старика пригласить.Сатана вошла в дом и сказала Урызмагу:
— Вон невестку к тебе прислали, и это почетно. Если дама приглашает, надо идти.Урызмаг покачал головой и задумался. Потом ответил:
— Иди и скажи невестке, что иду, хоть не в силах, но стесняюсь зовущей меня женщины.Сатана сказала Урызмагу:
— Иди, не бойся. Если станут над тобой измываться, если заметишь что неладное, возьми вот ястреба, веревку с него сорви и выпусти его.

Урызмаг поднялся, оделся, шубу свою надел, цирх свой взял и сунул его под шубу за спину. Пошел на кувд. Когда уходил, Сатана ему произнесла:
— Когда придешь, они будут упорствовать — «проходи подальше», но ты не поддавайся, скажи им: «Я старый человек, во главе стола сидеть уже не в мочах, у порога сяду».Дошел Урызмаг до дома Алагата. Пирующие все до единого встали и сказали:
— Вглубь, вглубь, подальше проходи!Урызмаг отозвался:
— Я старый человек, сидеть не в силах, я и идти не хотел, только женщины постеснявшись, пришел. Прошу вас, позвольте мне сесть у порога.Тогда в одинешенек голос сказали:
— Оставьте его, оставьте, где хочет, пусть там и садится.Урызмаг вблизи порога возле окна сел.К нему подбежал Сырдон, присел рядышком и говорит:
— Эй, старик, старые притчи сказывать тебе или новые?Урызмаг ему ответил:
— Ах ты, осел, сын Батага, старые притчи ведает ли кто лучше меня! Если хочешь сказывать, то расскажи новые.Сырдон сказал:
— Тогда новые притчи поведаю. Вот в степи, посреди Мгона, стояло золотое дерево, и скопились вокруг него свиньи — корни того дерева подкапывают, хотят свалить его, чтобы даже корней не осталось.

Тут Урызмаг улыбнулся:
— Эй, ишак, сын Ватага! Я и сам видел, как то дерево сваливали, но, видно, ты не знаешь, что в последний раз со свиньями приключилось: на них такой барс набросился, что всех до одного в башки и туловища превратил.Когда Урызмаг сказал это, Сырдон встал и отошел в сторону.Чуть позже Урызмаг слышит, как молодежь между собой на хатиагском стиле переговаривается: «Пора бы прирезать нашего старого быка». Понял эти слова Урызмаг, с ястреба веревку сорвал и выпустил. Ястреб полетел, сел Сатане на колено, стукнул по кисти руки клювом, и выступила из нее кровь с молоком. Догадалась Сатана, что старик ее в беду попал, и побежала к берегу моря. Там закричала-заголосила, обращаясь к Донбеттырам:
— Хейт, мною не созданный сын, нарт Батраз, где ты? Твой старый отец в беду попал, тревога!

Батраз услыхал этот крик и глянул во все углы, но ничего, кроме железного лома, под длани не попалось. Схватил он железный лом, выскочил из моря и говорит Сатане:
— Где он, в какой стороне?Сатана ему в ответ:
— В большом доме Алагата.
— Не ведаю, какой-такой большой дом Алагата,
— сказал Батраз. — Ты беги впереди меня туда, где этот дом находится!Сатана побежала спереди. Бежала столько, сколько могла, затем рукой указала:
— Вот в том большом доме кувд.Батраз помчался и, когда примчался к порогу дома, орлом заклекотал, соколом засвистел.
Сажа от крика в доме осыпалась, многие люди попадали в обморок.Позвал Батраз:
— Эй, старец, мертв ты или жив?!Урызмаг ему отвечает:
— Не мертв, но едва жив.Тогда Батраз ворвался в дом и сказал Урызмагу:
— Эй, старик, будешь в засаде сидеть или гнать?Он произнёс:
— Гнать я уже не в силах, в засаде посижу.Урызмаг выбежал к порогу, выхватил из-за спины цирх и поставил меж дверных косяков, острием вовнутрь дома.Сырдон это заметил, превратился в синицу и вылетел через дымоход.Батраз принялся бить-крушить всех железным ломом, и превращались они в башки и туловища. Люди переполошились и бросились вон из дома.Кому от Батраза удавалось спастись, тот на цирх Урызмага натыкался, и тело его за порог вываливалось, а башка в доме оставалась.Когда люди от страха обезумели, Батраз железным ломом потолок приподнял и щель образовалась. Люд бросились в эту щель, чтобы спастись. Батраз же потолок захлопнул, там всех и прищемило.
Источник:Нарты. Осетинский героический эпос. Т.А. Хамицаева А.Х. Бязыров

>