За критику Александра Невского будут усаживать. И это не шутка

За критику Александра Невского будут усаживать. И это не шутка

Новосибирского историка потребовали к следователю только за то, что он позволил себе усомниться в подвигах князя

Историческое, и не только, сообщество в шоке от истории, которая разворачивается в Новосибирске. Оказывается, что князь Александр Невский пополнил число исторических персон, о каких запрещено говорить, опираясь не на художественный, идеологический или житийный вымысел, а на исторические факты и документы: в дискуссию сразу же вступают следователи по особо значительным делам.

Все началось с того, что новосибирское отделение Российского военно-исторического общества, которое к истории как к науке имеет весьма отдаленное касательство предложило переименовать площадь Свердлова в площадь Александра Невского. Инициативу поддержал митрополит Новосибирский и Бердский Никодим, написав мэру города Анатолию Локотю: «Святой благоверный князь — ослепительный пример патриота и правителя, положившего свою жизнь на алтарь служения отечеству».

Директор же Новосибирского городского открытого колледжа, кандидат исторических наук Сергей Чернышов еще в июне оценил эти заявления в своем блоге: «О призраках прошедшего. Довольно грустно наблюдать, как в городе, где рождаются крутые ИТ-компании, работают какие-то университеты, и даже есть штатные учёные, люд на серьёзных щщах обсуждают, не переименовать ли площадь Свердлова в площадь Александра Невского.

Если никто до сих пор этого не сказал, подавайте хотя бы я напишу. Выбор между Свердловым и Невским – это выбор между террористом и коллаборационистом. Первый – классический бандит, на революционный валу случайно попавший в верховную власть. Второй – классический коллаборационист, который продался завоевателям за статус (сейчас бы сказали – власовец). И оба они (а буквальнее, образы, которые мы обсуждаем) – плод фантазий пропагандистов советской эпохи. Если с бандитом все понятно, то случай с Невским – вообще уникален, это, пожалуй, один-единственный эпизод (Ледовое побоище), который попал в учебники истории прямиком из киноэкранов. И ещё никто не доказал, что было что-то, кроме фантазии Сергея Эйзенштейна. В всеобщем, когда нужно смотреть в будущее, мы все копаемся в выдуманном прошлом.

А переименовывать, конечно, нужно. Только не в коллаборационистов, а, например, в здешних купцов. Купцы – это вам не трепаться на митингах, а мешки ворочать. Всё полезнее будет.».

Именно за этот пост, и совершенно очевидно, что по чьему-то доносу, Чернышов был потребован в региональное управление Следственного комитета России (СКР). Вот, что он пишет:

«Иду рассказывать следователю по особо важным делам, что я собственно имел ввиду, описывая деяния Александра Невского.

До прошедшей недели я совершенно искренне думал, что если ты не занимаешься политикой и не трогаешь нашу одну из последних скреп – ВОВ, то в общем ты никому и не увлекателен. Но нет, налицо – охранительное стремление к всеядности и всеохватности, что осознавать довольно прискорбно. Ровно, как и то, что нас вынуждают рассуждать об истории в терминах “оскорбление”, “неуважение”, “унижение” – но в истории нет таких терминов, и я природно бесконечно далек от их применения. В общем, в интересные времена живем, разговариваем со следователями о Невском и Батые.

Долго размышлял, стоит ли об этом строчить. Но видимо стоит – публичность еще никому не мешала, ну и другим явно будет интересна современная симптоматика. Так сказать, урок “Опоясывающий мир”, только для взрослых…»

Между тем, это отнюдь не первый сигнал такого рода, правда раньше за критику князя к следователям не тягали, но лиха беда начин. Известный писатель, журналист и телеведущий Александр Архангельский пишет:

«Мне вырезали 12 минут высказывания тогдашнего директора немало чем государственного ГАРФ (Госархива России!!!) Мироненко – именно о Невском. Было это более 10 лет назад…»

А историк Борис Руденко недоумевает:

«Вообще, что ж такого про Невского можно было написать, что ещё не популярно? Любой, прочитавший вполне советские издания исторических трудов Ключевского, Соловьёва, а также дореволюционное Карамзина – его в библиотеках можно было отыскать, и так знает, что Александр Невский был, фактически, резидентом Золотой Орды на русском северо-западе, обеспечивал сбор и доставку дани, карал русских князей за неповиновение хану и отбивался (с помощью татарских соединений) от шведов и ливонцев, которые хотели, чтобы дань с русских земель шла в их казну, а не в татарскую. За это знание сейчас сажать станут?»

Руденко также посоветовал всем любителям Александра Невского почитать русских историков:

«Вы историков-то русских почитайте. Вполне православных имперцев, вроде Карамзина, Костомарова и Соловьёва. Там неплохо описано, как Александр Невский молотил русских за то, что они не в срок собрали дань Золотой Орде. Хотя, вряд ли сумеете прочесть – это около сорока томов…»

Любопытно также, что подобная история уже происходила в Новосибирске этой весной, когда краеведа Андрея Позднякова тоже потребовали в Следственный комитет (причем к тому же следователю, что и Чернышова), чтобы опросить его по поводу его колонки на NGS.ru про празднование 9 мая. Ему вменили в вину «осквернение памяти заступников отечества» и «явном неуважении» к памятным датам…» (часть 3 статьи 354.1 УК).

«В тексте я оговорил, что никого не хотел оскорбить, но, видимо, этого очутилось недостаточно. Кто-то написал в СК, наверное», — предположил Поздняков.

В своей колонке Поздняков рассуждал о необходимости ежегодного шоу с танками и о том, каким должен быть патриотизм:

«Край надо лечить от псевдопатриотического бреда. Помимо того, что он мало чем обоснован, он просто опасен. <…> Эта победа, как сказано в марше, со слезами на глазах — из чего тут делать праздник?»

>