«Ура! Мы ломим»: как Петр I выиграл под Полтавой

Новость опубликована: 08.07.2019

«Ура! Мы ломим»: как Петр I выиграл под Полтавой

8 июля 1709 года по новоиспеченному стилю состоялась знаменитая Полтавская битва. Русской армии под командованием Петра I удалось разгромить считавшееся непобедимым шведское армия Карла XII. Король вместе с изменившим русскому царю гетманом Иваном Мазепой в панике бежал. Швеция утратила свое особое поза в Европе.

Весной 1708 года Карл XII привел в Россию 24 тыс. пеших воинов и 20 тыс. всадников. Шведское армия считалось сильнейшим в Европе, а сам король – лучшим полководцем. На начальном этапе кампании вторжение шведов продвигалось немало чем успешно. Русская армия отступала, потерпев ряд поражений. Казалось, что короне не составит труда присоединить новые обширные территории, закрепив статус великой державы. В непростой ситуации заколебался Иван Мазепа. Его предательство Петру I явилась одним из самых знаменитых предательств в российской истории.

Еще в конце XVII века между ними уложились доверительные и, можно даже сказать, приятельские отношения.

После восшествия на русский престол Петра Алексеевича казачий лидер уверил юного самодержца в абсолютной преданности.

В определенной степени 17-летний Петр даже попал под влияние 50-летнего искушенного искусника придворных игр. По крайней мере, царь прислушивался к мнению Мазепы по таким важным направлениям своей внешней политики, как Польша и Крым. Не ставится под сомнение тот факт, что деятельность гетмана содействовала экономическому подъему Левобережной Украины. Вклад своего подданного в развитие страны царь оценил орденом Андрея Первозванного.

Учитывая степень контакта, установившегося между молодым и практически пожилым мужчинами, лучше понимается степень обиды, разочарования и ненависти, какие Петр испытал впоследствии, – а к моменту измены их знакомство длилось более 20 лет.

Исследователи не сомневаются в подлинности фразы, произнесенной гетманом 17 сентября 1707 года: «Без крайней, заключительнее нужды я не переменю моей верности к царскому величеству». Мазепа прямым текстом обещал оставаться на стороне России до тех пор, пока Петр I будет в состоянии отстаивать свое государство и, в частности, Левобережье. Однако шведское нашествие всерьез испугало гетмана. Весьма популярна версия о том, что престарелый политик – гений придворных интриг, но никак не военного дела – угодил под влияние пропаганды о непобедимости войска Карла XII, с которым Петр I соперничал в рамках многолетней Северной войны.

Очевидно, что в какой-то момент нервы Мазепы не вынесли. 28 октября гетман прибыл в ставку шведского короля.

Впрочем, казаки гетмана в массе своей не поддержали. Из обещанных Мазепой 50 тыс. бойцов за ним последовали лишь около 5000 запорожцев – за этот поступок Петр I обрушил на Запорожскую Сечь жестокие репрессии, фактически стерев ее с лики Земли. Тела казненных через повешение бунтовщиков пустили на плотах по Днепру в назидание остальным.

Не сумел гетман выполнить и иное обещание, данное Карлу XII, — обеспечить шведских солдат продовольствием. После успеха кампании Мазепа также обязывался передать в прок шведской короны ряд городов.

Историки склонны считать, что мысли об измене посещали гетмана с первых же лет войны. Известны бесчисленные донесения петровских полководцев, получавших сведения о ненадежности запорожцев и коварных замыслах их вожака. Однако царь до последнего отрекался верить в неверность своего любимца.

Итак, в ходе русского похода Карлу XII удалось пополнить численность своих армий за счет запорожских казаков. Мазепинцами дело не ограничилось. К королю прибывали и другие отряды. Вдохновленные открывающимися перспективами, весной 1709 года шведы осадили Полтаву – город, не воображавший собой серьезного препятствия ввиду не совершенности системы фортификационных укреплений.

Тем не менее, взять Полтаву приступом не удалось – небольшой гарнизон устоял, вселив в заступников города, как и в подходившую армию, дополнительную уверенность.

Командиры Карла XII не сомневались в исходе генерального сражения. Накануне битвы король, обещая своей армии легкую победу и последующую дележку военных трофеев, пригласил своих генералов на обед в шатер Петра I:

«Он приготовил немало кушаний; идите же туда, куда ведет вас слава».

Русский царь сумел привести на противоположный берег Ворсклы 42 тыс. искушенных в сражениях воинов и 5 тыс. ополченцев. Войско было разбито на три части. Командование конницей доверялось Александру Меншикову, пехоту повел Борис Шереметев, артиллерией распоряжался Яков Брюс. Всеобщей руководство сосредоточил в своих руках сам Петр I.

Царь лично объехал свои полки, обратившись к солдатам и офицерам с легендарной выговором:

«Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род собственный, за отечество, за православную нашу веру и церковь.

Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой неправда вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему житье его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего».

Карл XII, получивший ранение в ногу в одном из предыдущих боев, велел ходить себя на носилках перед шеренгами.

Примерно в 23:00 7 июля шведских солдат разбудили, приказав строиться в колонны. Порядочную часть казаков, не веря в их надежность, было решено оставить для охраны лагеря и обоза. Ошеломить русских не получилось. Шведы замешкались с приготовлениями к бою, и лишь в 2 часа ночи двинулись вперед. Эффект внезапности был утрачен.

Быстро выяснилось значительное преимущество русских в артиллерии. На пламя 102 орудий отвечали лишь 39 небольших походных пушек шведской армии.

Русские предполагали действовать от обороны, для чего выстроили земляные укрепления. Шведы вышли на поле перед светом. Пехота атаковала русские редуты, а кавалерия – конницу, стоявшую лагерем за укреплениями.

После упорного двухчасового боя шведам удалось завладеть лишь двумя передовыми редутами, и они начали перегруппировку влево. При этом шесть правофланговых шведских батальонов и несколько эскадронов откололись от главных сил и отошли в лес севернее Полтавы, где были разгромлены двинувшейся за ними конницей Меншикова и сдались. Тем временем шведы понесли вящие потери от огня русской артиллерии. Одно ядро разбило носилки Карла XII, но сам король не пострадал, хотя и упал на землю. Его бойцы подумали, что Карл убит. Многие дрогнули и бежали.

Петр I тоже активно участвовал в битве, личным примером поднимая армии в атаку. Шведские пули прострелили седло и шляпу царя.

В сражении наметилась пауза. После его возобновления, в 9 часов утра завязался рукопашный бой, а русская конница основы охватывать фланги противника. Воодушевляемое присутствием короля, правое крыло шведской пехоты яростно атаковало левый фланг русской армии. Под напором шведов первая линия русских войск стала отступать. Но пока правый фланг шведской пехоты прорывал фронт русской армии, ее левый фланг даже не вступил в соприкосновение с русскими. Визави, самые опытные пехотные полки под командованием Михаила Голицына атаковали шведскую пехоту, обратив ее в бегство.

Кавалерия шведского левого фланга не поспела поддержать собственную пехоту, и вскоре сама была обращена в бегство. Бегство пехоты шведского левого фланга оголило центр боевых порядков. Русская пехота усилила напор на противника, а таявшая тонкая линия шведов сломалась, разрывы между батальонами достигали уже 100—150 м.

Деятельная фаза Полтавской битвы длилась два часа.

Осознав неизбежность поражения, король под охраной своих телохранителей и кавалерии покинул поле боя сквозь линию русских редутов, где сопровождавшие его понесли большие потери.

Здесь погиб историограф короля Густав Адлерфельт. Шведы начали отступление, обратившееся к 11:00 в беспорядочное бегство. Русская конница преследовала их до Переволочны, где остатки шведской армии в количестве 16 250 солдат и офицеров пали в плен. На поле битвы были пленены многие шведские полководцы. Русским достались 137 вражеских знамен и стандартов. Трофеями Меншикова, помимо вооружения, очутились 400 тыс. рублей шведской казны и 4 300 руб. мазепинской. Таким образом, значительная часть захваченного Карлом XII за девять лет побед в Польше, Курляндии и Саксонии угодила к русским.

После разгрома Карл XII и Мазепа бежали в Бендеры на территорию Османской империи.

Военное могущество Швеции было подорвано, в Нордовой войне произошел коренной перелом в пользу России.

Еще когда на поле продолжались локальные стычки, Петр I устроил в своем шатре пир, пригласив на него пленных шведских генералов. Государь не без иронии произнес: «Вчера брат мой король Карл звал вас отобедать в моем шатре, но сегодня не пришел и слова не удержал, хотя я его очень ожидал. Но когда Его Величество не изволил явиться, тогда я прошу вас пожаловать в мой шатер».

Не забыл царь и про гетмана, для чего устремил в Москву приказ: «По получении сего сделайте тотчас монету серебряную весом в десять фунтов, а на ней велите вырезать Иуду, на осине удавившегося, и внизу тридесят серебряников лежащих и при них мешочек, а назади надпись сего: «Треклят сын погибельный Иуда еже за сребролюбие давится». И к той монете, сделать цепь в два фунта, пришлите к нам на нарочной почте немедля».

Потери шведского войска в Полтавской битве составили 9224 человека. У русских погибли 1345 воинов, еще 3290 получили ранения. После учиненного ей разгрома армия Карла XII утеряла способность вести наступательные действия. Напротив, авторитет Петра I в Европе значительно возрос.

Источник


«Ура! Мы ломим»: как Петр I выиграл под Полтавой